Темпы вакцинации заметно снизились. С каким коллективным иммунитетом мы подходим к новому году?

Гости
Андрей Звонков
врач-терапевт

Ольга Арсланова: Большая пресс-конференция президента ожидаемо началась с вопроса о пандемии. Это то, о чем и мы с вами весь этот год говорили больше всего – и в эфире, и с нашими семьями, и просто в светских беседах. Это самая живая и болезненная тема, которая теперь касается всех сфер нашей жизни.

По словам Владимира Путина, мы справляемся, но пока не хватает коллективного иммунитета. Сейчас он составляет чуть более 59%. Обе прививки сделали в нашей стране только 70 миллионов человек. Но при этом Владимир Путин еще раз подчеркнул: лично он против принудительной вакцинации, нужно людей убеждать. Но в пример при этом привел Советский Союз.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: Вот переболевшие люди снова заболевают. Заболевают. Сколько? Один процент! Один процент только заболевает из переболевших. А из вакцинированных сколько? Три-четыре всего. А на койках в палатах реанимации в больницах тех, кто вакцинировался, не знаю, во сколько раз меньше находится по сравнению с теми, кто не вакцинировался. Ну это цифры, объективные цифры, нужно просто их доводить до людей, разъяснять. Я уже говорил об этом: в советское время никто не спрашивал. Шлеп-шлеп-шлеп! – все, пошли.

Ольга Арсланова: Сама пресс-конференция стала примером того, как влияет на нас пандемия. Лично я таких сложных проверок и санитарных мер еще нигде не видела. Все журналисты пришли не только с QR-кодами, но и с тремя отрицательными ПЦР-тестами. На входе в зал – рамки дезинфекции и обработка серебром. Обязательное ношение масок. Вот такие – тоже с наносеребром – нам выдали в зале. И даже одноразовые насадки на микрофон, их меняли перед каждым новым вопросом. Ну и даже кофе-брейк во время пресс-конференции напомнил о пандемии.

– Сегодняшнюю встречу называют пресс-конференцией «Антиковид». И это заметно даже по еде, которой угощают журналистов.

Ольга Арсланова: Вот чтобы перестать так изолироваться, как еда в упаковке, и победить вирус, нам нужен коллективный иммунитет примерно в 80%. И, по словам Путина, это достижимо примерно к лету.

Ну а пока, перед Новым годом, несмотря на призывы врачей, россиян как-то о прививках подзабыли. В Псковской области популярность пунктов вакцинации упала почти в два раза, а в Приамурье мобильные пункты даже пришлось закрыть, потому что туда никто не ходит.

Где прививочная кампания замирает перед праздниками? Расскажет мой коллега Мереке Ульманов.

СЮЖЕТ

Удмуртская Республика (вакцинация: 58%)

Мереке Ульманов: В Удмуртии прививку против коронавируса сейчас делает тысяча человек в день. Это в 10 раз меньше, чем в ноябре. Заставить людей вакцинироваться не помогают даже ограничения. В республике без QR-кода запрещен вход в кинотеатры, кафе и торговые центры.

– Жену долго убеждал, что надо прививаться. Согласилась, сделала. Ну не знаю, может, второй раз придется еще раз убеждать.

Мереке Ульманов: В республике рассчитывали, что к Новому году достигнут коллективного иммунитета. Теперь такие планы сдвинули до лета.

Татьяна Глухих, врач-терапевт: Кто хотел, кто действительно желал вакцинироваться – они, конечно, уже давным-давно вакцинировались, приходят на ревакцинацию активно. Но темпы вакцинации, конечно, заметно снизились.

Камчатский край (уровень вакцинации: 43%)

Мереке Ульманов: Снизились темпы вакцинации и на Камчатке – 350 человек в день на весь край. В 3-й поликлинике Петропавловска-Камчатского холодильники забиты вакциной: на выбор «Спутник V», однокомпонентный «Лайт» и «ЭпиВакКорона». Только желающих мало – 40 человек в день в лучшем случае.

Диана Авдеева, медицинская сестра инфекционного кабинета: Поначалу только более пожилые люди приходили, которые боялись заболеть коронавирусом. Сейчас все наравне: приходят и молодые, и старые.

Мереке Ульманов: На полуострове открыто 36 пунктов вакцинации, два из них в торговых центрах. Покупателей в магазинах перед Новым годом полно, а вот очереди к врачам нет.

Александра Заболотная, медсестра процедурного кабинета: Меньше стало желающих. Ну посмотрим, что будет после Нового года, после праздников.

Кабардино-Балкарская Республика (вакцинация: 40%)

Мереке Ульманов: А вот в Кабардино-Балкарии, по официальной информации, вакцинируются по 2 тысячи человек в день. В прививочных кабинетах должны быть очереди, но… их нет.

Разият Гижгиева, врач-терапевт: Вакциной вакцинируются у нас лица старше 60 лет. Они с января месяца приходили на вакцинацию, а сейчас уже приходят на ревакцинацию.

Мереке Ульманов: Перед Новым годом в кафе и ресторанах республики отменили QR-коды, однако люди соблюдают уже привычные меры безопасности.

– Больше людей начали заходить в масках. Но есть те, которые заходят масок. Мы им предоставляем бесплатные маски.

Мереке Ульманов: В Кабардино-Балкарии полную вакцинацию прошли 250 тысяч человек. Для коллективного иммунитета нужно в два раза больше.

Мереке Ульманов, Никита Сморкалов, Екатерина Зенина, Вячеслав Воронков, ОТР.

Ольга Арсланова: Сейчас с нами на связи врач-терапевт Андрей Звонков. Андрей Леонидович, здравствуйте.

Андрей Звонков: Здравствуйте.

Голос за кадром: Андрей Звонков – врач-терапевт. Медицинский стаж – 40 лет. Автор статей и книг.

Ольга Арсланова: Этот год опять прошел под знаком коронавируса. Что мы нового узнали об этом вирусе, в том числе важного? Что мы узнали о нем?

Андрей Звонков: Ну, во-первых, мы узнали о том, что, как говорится, не так страшен черт, как его малюют, с одной стороны. С другой стороны, его коварство – то, что он модифицируется, постоянно меняется. Ну, это вполне естественно для вирусов, которые не размножаются, а копируются. Мы знаем о том, что если мы будем каждый раз делать перезапись чего-либо, то качество этой записи будет меняться – ну, не в лучшую сторону.

Поэтому вирус, естественно, при копировании, при перезаписывании внутри каждой клетки распространяется уже в виде копий. И он каждый раз будет немножечко меняться. Ну, немножечко один раз, немножечко два раза. А немножечко миллион раз – это уже множечко, это уже прилично.

И вот тут мы получили «омикрон», получили вирус, так сказать, нового формата, нового штамма с тридцатью с лишним модификациями в оболочечном белке. Естественно, это довольно серьезно. Но, с другой стороны, не так уж и кардинально он поменялся, потому что антитела, которые вырабатываются благодаря вакцинам, они продолжают против него работать.

Ольга Арсланова: Мы понимаем, что следующий год, очевидно, станет годом штамма «омикрон». Это плохая новость?

Андрей Звонков: Да трудно сказать. Пока то, что мы видим: несмотря на всю его заразность и агрессивность, он все-таки не летальный. То есть всего две смерти пока зафиксировано. По сравнению с теми тысячами, которые мы имеем каждый день практически, это ничто. Будем надеяться, что постепенно он будет ослабевать, потому что любой вирус, который проходит та кой перекопирование, он постепенно утрачивает свои свойства.

Ольга Арсланова: Андрей Леонидович, есть ли шанс, что в следующем году это все закончится?

Андрей Звонков: Ну, надеяться надо, как говорится, а рассчитывать не стоит. Я думаю, что подход должен быть именно таким, потому что… Мы, конечно, можем ждать, что все будет хорошо, но любое затишье – это, вы знаете, как говорится, переговоры перед тем, чтобы к новой атаке подготовиться. Мы уже видели эти ситуации и должны понимать, что это не повод для расслабления.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, изменилось ли отношение россиян к пандемии и к вакцинации за этот год?

Андрей Звонков: Я думаю, что да. Все-таки то, что мы убеждаем людей, что вакцина не страшна, что вакцина – это полезно, это действительно спасение, в общем-то, это сработает. Разум и здравый смысл берут свое, такого дремучего невежества я встречаю все меньше и меньше. Хотя все-таки все равно встречаются.

Ольга Арсланова: Есть чем заниматься вам в следующем году.

Спасибо за разговор. Андрей Звонков, врач-терапевт, был у нас в эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)