13,5 тысяч организаций обанкротились в 2017 году

Не хватает денег не только простым гражданам, но и крупным предприятиям. Российские компании за последний год разорялись на 8 % чаще. Это данные Единого федерального реестра. Они были опубликованы в пятницу. В конце прошлого года количество новых банкротств стало максимальным за последние 8 лет.

По итогам 2017 года на мели оказались 13,5 тысяч организаций. В том числе - 12 стратегических предприятий. Самый существенный прирост числа банкротов был зафиксирован как раз в благополучных, а не в бедных регионах. 

В Татарстане "прогорели" почти 500 заводов и фабрик - на 40 % больше, чем годом ранее. В Москве - две с половиной тысячи предприятий, в Петербурге - 700. В Свердловской области за год разорились почти 450 компаний, в Краснодарском крае - больше 350. 

Предприятия банкроты 2017 года: Татарстан (469); Москва (2541); Санкт-Петербург (732); Московская область (685); Свердловская область (447); Краснодарский край (356); Башкирия (341). 

Только на этой неделе производство приостановили несколько крупных предприятий страны. Среди них кинешемский молочный завод - единственное в Ивановской области предприятие по производству мороженого. 

А ещё держался, но сдулся завод во Владимирской области, который ещё полтора года назад посещал и хвалил российский премьер Дмитрий Медведев.

Толстой говорил, что это в сказках свадьбой все заканчивается, а в жизни с неё все только начинается. Так и запущенный во Владимире инновационный завод по производству пеностекла в 2016 году посещали высокие гости.

И казалось бы, что собственникам предприятия только и остаётся, как "жить да добра наживать", но уже спустя год после визита премьера кредитор завода - "Внешэкономобанк" решил его обанкротить, так как перестал вовремя получать выплаты.

Совладелец завода Андрей Зиновьев водит по тем же маршрутам, что ходила правительственная делегация, правда, уже с другим настроением. Инновации оказались делом нервным и нездоровым - из-за неприятностей стал больше курить, в карманах постоянно носит и обычные сигареты, и электронные.

Андрей Зиновьев, первый заместитель генерального директора компании "СТЭС-Владимир": "Это заказ на "Силу Сибири", на Чаяндинское месторождение, Чаянда, то есть, девять тысяч километров она поедет отсюда на газпромовский объект. Производством пеностекла обладает сегодня только промышленность США, они имеют заводы в США, Европе, Китае, больше никто не производит этот материал. Плюс единственный завод в России, который построен нашей компанией".

На создание предприятия Зиновьев потратил двадцать лет, сам, не привлекая иностранцев, разработал технический проект, вложил свой миллиард рублей, заработанный на строительстве жилья, остальное в 2011 году взял в ВЭБе: пятьдесят миллионов евро и два миллиарда рублей. 

Николай Кошман, президент ассоциации строителей России: "За два года построен завод, тютелька в тютельку по деньгам". 

Когда в 2016 году подошло время платить по кредиту, курс евро уже был в два раза больше, к тому же предприятие ещё не успело набрать обороты, так как почти год ушел на сертификацию продукции в США и Европе - без этого даже родной "Газпром" не закупал у них пеностекло для своих трубопроводов, хотя оно и дешевле американского в два раза.

Андрей Зиновьев, первый заместитель генерального директора компании "СТЭС-Владимир": "Господа из ВЭБа не поняли, что инновации - долгое и сложное дело".

Зиновьев предложил Внешэкономбанку реструктурировать долг, взять взамен 70 % акций.

Андрей Зиновьев, первый заместитель генерального директора компании "СТЭС-Владимир": "Войдите в капитал, это требования закона федерального - нет, мы не хотим".

ВЭБ не является коммерческим банком, это так называемый "драйвер развития", который инвестирует госсредства в перспективные предприятия. Вложиться во владимирский завод решила прежняя команда ВЭБа, а обанкротить - уже нынешняя. 

Новый руководитель банка Сергей Горьков в интервью "Форбсу" называл прежний ВЭБ "атавизмом 80-х", который распылялся, вкладываясь во многие проекты.

Сергей Горьков в своих лекциях и выступлениях рассуждает о блокчейне, криптовалютах, майнинге. В этот ряд слово "пеностекло" как-то не вписывается.

Николай Кошман, президент ассоциации строителей России: "Это уникальнейшее производство, не имея которого, мы поставим строительство газопроводов, нефтепроводов в сложнейшее финансовое положение. Получается сейчас анекдот: американцы нам сегодня объявляют санкции раз, объявляют санкции два, а мы им даем рынок, пожалуйста, ребята, давайте, продавайте нам, когда у нас есть собственное производство". 

На заводе собрали кадры со всей страны. Александру Мешкову двадцать девять, во Владимир приехал из Тобольска, успел сделать карьеру начальника участка - в подчинении пятьдесят человек, женился. В Тобольске Мешков защитил диссертацию по производству пеностекла, и во Владимир приехал, когда ещё даже завода не было, только строился. И все эти линии он собирал своими руками.

На заводе уже сократили сто пятьдесят человек, осталось двести. При процедуре банкротства растеряются и эти кадры. Даже если завод и перейдёт к новому собственнику, без этих специалистов будет сложно возобновить производство.

Петр Дудко, генеральный директор компании "СТЭС-Владимир": "Потому что нет зеленой кнопки, на которую нажмёшь, и все заработает".

Руководство предприятия надеется, что на предстоящем заседании наблюдательного совета ВЭБа с участием правительства удастся договориться с банком. Ведь у завода появились заказчики - из Бразилии, Турции, Ирана, Израиля, цеха работают круглосуточно в четыре смены.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты