Трагедия на прииске в Красноярском крае. Как идет расследование

Трагедия на прииске в Красноярском крае. Как идет расследование
Реальные новости. Какие события запомнились жителям нашей страны за минувшую неделю?
Люди-киборги уже среди нас. Зачем им антенны и чипы? И какие еще высокие технологии умеют применять в России?
Новые права для беспилотников. Власти Татарстана подготовили законопроект, который установит правила для беспилотных автомобилей в нашей стране
Построили и жили, пока вода не замерзла. Почему дома под Ярославлем превратились в айсберги?
За что штрафуют россиян? Куда идут штрафы и помогают ли бороться с нарушениями?
Реальные цифры. За прошлый год удалось собрать с российских водителей рекордное число штрафов
Китаефобия. Почему китайцев стали бояться?
COVID-19 - новое название того же вируса. И как с ним справляются в мире?
В России официально зарегистрированных случаев короновируса больше нет
Короновирус бьет по российской экономике

На этой неделе в центре внимания оставалось расследование трагедии в Красноярском крае.

Там прорвало несколько дамб на золотом прииске. Погибли 17 человек, о судьбе троих до сих пор ничего не известно - их ищут спасатели.

ЧП произошло из-за безответственных чиновников. Такое заявление сделал глава Совбеза Николай Патрушев. Задержаны трое - это представители золотодобывающей компании.

Всю неделю на месте трагедии сотрудники МЧС помогали пострадавшим и вели активные поиски тех, кто мог оставаться под завалами. Тщательно обследовали береговую линию вдоль реки Сейба до впадения в Сисим. Разобрали строительный мусор – это все, что осталось от бараков золотоискателей.

Из Артемовска прибыли аварийно-спасательные службы. Из Хакасии прилетел самолет со спасателями. Число сотрудников МЧС, медиков, водолазов, кинологов и психологов, работающих в районе трагедии, постепенно выросло до 300 человек. В ликвидации последствий аварии было задействовано 50 единиц техники.

Олег Матыленко, заместитель начальника главного управления МЧС России по Красноярскому краю: «Сил и средств достаточно. Работает оперативный штаб. На месте ЧС работает оперативная группа. Задействованы также все силы и средства регионального МЧС. Командует ликвидацией ЧС губернатор Красноярского края».

Первую помощь 18 пострадавшим оказали в ближайшем поселке Щетинкино. Самых «тяжелых» отправили в Красноярск.

Алексей Лубнин, заведующий травматолого-ортопедическим отделением краевой клинической больницы: «Все это были мужчины молодого трудоспособного возраста. Чувствуют они себя по-разному. В основном это поверхностные механические повреждения раны, ушибы».

Сейчас семь человек уже выписаны из больницы. Про события той ночи родным они стараются не рассказывать.

Андрей Епишин, пострадавший, машинист экскаватора: «Еще на участке предупредил, что все со мной в порядке. Подробности им не объяснял. Все начало двигаться. Течение бешенное, волны высокие. Завалило общежитие, в котором жили. Все под водой все оказались. В моей комнате нас было двое. Мы оба выплыли. Выкинуло на поверхность, что уже на воде очутился сверху. После второй раз накрыло. Через 300 - 400 метров всплыл наверх и бревно ухватил».

Сейчас на месте происшествия работает следственно-оперативная группа. Криминалистам еще предстоит разобраться в причинах трагедии. Но несколько версий уже есть.

Ольга Шаманская, старший помощник руководителя главного управления СК по Красноярскому краю и Республике Хакасия: «Следствие рассматривает версию о том, что был резкий сход воды с гор. Это послужило давлению на дамбу и ее разрушению. А также еще одна версия - это нарушение правил безопасности при ведении работ».

Также уже известно, что строительство дамбы на реке Сейба не было санкционировано. Она даже не стояла на учете в Ростехнадзоре, все строительные работы были выполнены кустарным способом. Разрешения на эксплуатацию гидротехнического обьекта компания "Сисим" не получала.

Примерно в таких же условиях живут старатели у десятка российских рек. Годами.

Но на труд в тяжелой обстановке могут пожаловаться не только «вахтовики». В советское время в Сибири и на Дальнем Востоке из рабочих поселков, где велась добыча полезных ископаемых, вырастали города. Временные бараки власти обещали заменить на хорошие дома. Впрочем, как и решить экологические проблемы.

Где-то обещания так и остались словами. Один из таких примеров - город Киселевск Кемеровской области.

В августе его жители написали обращение в Гаагский суд. Они потребовали обратить внимание на невыносимые условия жизни среди угольных разрезов. Провести расследование и наказать равнодушных чиновников. А незадолго до этого горожане публиковали в сети видеообращение к властям Канады с просьбой предоставить им убежище в этой стране.

На этой неделе из Гааги пришел ответ - коллективное обращение из Киселевска зарегистрировано.

Другой рабочий город - Воркута. Расположен за полярным кругом. И это первый в России город по скорости вымирания. Отток населения огромный.

В 90-ые годы там жили 110 тысяч человек. Сейчас вдвое меньше.

Яркий показатель вымирания города - стоимость жилья. В Воркуте сейчас можно купить трехкомнатную квартиру за 70 тысяч рублей. Не за метр. За всю целиком. Причем продать эту квартиру не могут с прошлой зимы.

Воркута - моногород. Главный вопрос - стоит ли вкладывать деньги в развитие таких населенных пунктов или проще оставить как есть? Те же проблемы и в Асбесте. Как там живут люди?

В карьере Баженовского месторождения, глубиной 350 метров, работа идет круглосуточно. Здесь добывают хризотиловый асбест - минерал, который дал название городу.

Алексей Левин - машинист экскаватора. Зарабатывает 50 тысяч в месяц. Говорит, зарплата, по местным меркам, достойная, но работа очень тяжелая.

Алексей Левин, старший машинист экскаватора ОАО «Ураласбест»: «Работаем на такие объёмы – по шесть, по восемь тысяч грузим. Это очень много. Вот сегодня тяжелый забой у меня. Камни большие. Ребята приходят: «Как можно работать в забое?»

«Ураласбест» - градообразующее горно-обогатительное предприятие. Кроме добычи, здесь занимаются переработкой минерала: делают шифер для крыш, асбесто-цементные трубы, тепло и звукоизоляцию. Но в последние годы дела на предприятии идут неважно. Всемирная организация здравоохранения признала асбест опасным для здоровья. Сегодня почти в 70 странах его использование запрещено. Поэтому с 2013 года на предприятии упал спрос на минерал примерно на 15,5%.

Сергей Росляков, заместитель генерального директора ОАО «Ураласбест»: «Асбест многих пугает, но наш относительно безопасен для здоровья. Из-за конкуренции спрос не сказать, что стабилен, но от 290 до 315 тонн в год мы добываем. Мы на рынке юго-восточной Азии конкурируем с производителями химических волокон. И идет такая агрессивная анти-асбестовая компания».

Сейчас в «Ураласбесте» четыре с половиной тысячи сотрудников. Все они стараются держаться за свои места. Ведь других предприятий в Асбесте нет. Большинство жителей моногорода работают в сфере обслуживания и бюджетных учреждениях.

Лариса Путина после медколледжа хотела устроиться в местную поликлинику. Но, узнав, что медсестрам здесь платят не больше 15 тысяч рублей, нашла вакансию в отделении реанимации одной из больниц Екатеринбурга. Теперь несколько раз в неделю ездит на работу в областной центр, за 80 километров от Асбеста.

Лариса Путина, жительница Асбеста: «Приходится тратиться на дорогу. Одна поездка стоит 500 рублей туда-обратно. То есть если я уезжаю на сутки, то трачу 500 рублей. Но все равно, конечно, покрывает расходы зарплата Екатеринбурга».

Новые дома в Асбесте не строят давно. Нет спроса и на вторичное жилье. Люди уезжают из Асбеста и годами не могут продать квартиры. Покупать некому.

Население Асбеста стремительно сокращается последние 25 лет. Еще в середине 90-ых годов здесь было больше 85 тысяч жителей. Сегодня - на 22 тысячи меньше.

Бюджет Асбеста - два миллиарда рублей в год. Большую часть этой суммы дает «Ураласбест». Деньги уходят на зарплату бюджетникам, поддержание коммунальной сферы в рабочем состоянии и скромные работы по благоустройству.

- Делают сейчас площадки детские, очень красивые, очень мне это нравится.

- Во дворах ям много. Выезды везде, где есть, везде ямы.

- Дороги плохие, особенно на окраинах. Грязно. Мало мест, куда можно пойти. Особенно молодежи.

В ближайшее время администрация Асбеста планирует обратиться к правительству области за дополнительным финансированием. Городу срочно нужен капитальный ремонт изношенных теплосетей и водопровода. А еще строительство новых дорог.

Татьяна Неустроева, начальник отдела экономики администрации Асбестовского городского округа: «Мы надеемся, что это позволит решить в дальнейшем хотя бы отток населения. Также привлечь инвесторов, которые смогут создать новые высококвалифицированные и высокооплачиваемые рабочие места».

Иначе Асбест может опустеть через 130 лет. Именно на столько хватит запасов минерала в карьере Баженовского месторождения.

Асбест и Воркута - продукты своего времени, результат освоения территории страны.

Сознательному освоению регионов многие эксперты противопоставляют так называемую вахтовую экономику. Потребительское отношение к людям и к земле - когда ресурсы получены быстро, часто варварскими методами, с множеством нарушений. После такой добычи ничего не остается, следующие поколения рабочих будут начинать там все с нуля.

В России при этом много мест, где жить постоянно нельзя. И спасет только вахта. Но чтобы понять, где какой метод подходит, нужно планирование.

Алексей Скопин, профессор Московского гуманитарного университета, экономист: «Глобальный тренд - рост мобильности трудовой. Однако вопрос в том, как государство регулирует эту мобильность внутри своей страны. И опять-таки мы возвращаемся к вопросу о том, что в опорные центры можно вкладываться, развивать инфраструктуру и прочее. А если это временная работа, то нет смысла создавать какие-то временные поселки, закреплять там людей непонятно под какую идею и прочее. Это должна быть продуманная региональная политика, которой опять-таки нет. Раз ее нет, значит у нас нет нового Генплана всей страны».

Сейчас в стране 321 моногород.

Для них есть больше ста различных мер поддержки. Сама перспективная - возможность стать территорией опережающего развития. Это когда дают налоговые льготы инвесторам. А те готовы вложить свои деньги в новые предприятия и инфраструктуру. Этим воспользовались власти 80 населенных пунктов. Так что у некоторых моногородов будущее есть.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски