Убийство мальчика: как такое стало возможно?

Убийство мальчика: как такое стало возможно?
Реальные новости. Какие события запомнились жителям нашей страны за минувшую неделю?
Люди-киборги уже среди нас. Зачем им антенны и чипы? И какие еще высокие технологии умеют применять в России?
Новые права для беспилотников. Власти Татарстана подготовили законопроект, который установит правила для беспилотных автомобилей в нашей стране
Построили и жили, пока вода не замерзла. Почему дома под Ярославлем превратились в айсберги?
За что штрафуют россиян? Куда идут штрафы и помогают ли бороться с нарушениями?
Реальные цифры. За прошлый год удалось собрать с российских водителей рекордное число штрафов
Китаефобия. Почему китайцев стали бояться?
COVID-19 - новое название того же вируса. И как с ним справляются в мире?
В России официально зарегистрированных случаев короновируса больше нет
Короновирус бьет по российской экономике

Очередная дикая история произошла 31 октября в Нарьян-Маре, где посреди белого дня во время тихого часа в детский сад прошёл посторонний мужчина и убил шестилетнего мальчика. Это случилось на глазах остальных детей и воспитателей.

Как такое могло произойти, выяснял корреспондент ОТР Константин Зубакин.

31 октября около часа дня Денис Поздеев позвонил в дверь детского сада «Сказка». Охранник нажал на кнопку пульта дистанционного управления и впустил вооруженного ножом мужчину. Тот поднялся в спальню детей из подготовительной группы.

Светлана Тарнаева, старший помощник руководителя СУ СК России по Архангельской области и Ненецкому автономному округу: «Мужчина причинил смертельное ножевое ранение шестилетнему мальчику. Сотрудникам правоохранительных органов удалось задержать подозреваемого на месте преступления. Им оказался 36-летний местный житель, находящийся в состоянии опьянения».

Детоубийцу задержал наряд Росгвардии после того, как сотрудники детсада нажали на тревожную кнопку. Подозреваемый не судим, но состоит на учете в наркодиспансере как хронический алкоголик. В его квартире всё завалено пустыми бутылками.

Денис Поздеев, подозреваемый в убийстве малолетнего: «Прочитал заклинание в книжке про вечную жизнь. Вечная жизнь близким и богатая жизнь себе и им. Там надо было убить ребенка, маленького ребенка».

Убийство произошло на глазах других детей и воспитателей, которым после этого понадобилась помощь психологов.

Оксана Зенина, внештатный психолог: «Психологи дежурили до конца, пока детей не забрали родители. Родителям даны рекомендации. Родители сначала проревелись, индивидуально также говорили с Яной Анатольевной, со мной. Сейчас главное всем нам - держаться».

Вечером горожане несли цветы, игрушки и свечи ко входу в детский сад. Во всех дошкольных учреждениях Ненецкого автономного округа начались проверки мер безопасности.

Наталия Сидорова, заместитель губернатора Ненецкого автономного округа: «У нас средства в бюджете были предусмотрены. Все учреждения у нас оснащены: и видеонаблюдение, и кнопки тревожные - это все есть. И частные охранные предприятия есть во всех учреждениях. То есть здесь вопрос в том, что охранник в одном месте был, а вход — в другом. Он открыл дверь, находясь за пультами».

1 ноября следователи задержали охранника, который заявил, что он перепутал преступника с отцом одного из детей. В большинстве детских садов региона ввели вход по паспортам.

В тот же день суд отправил подозреваемого в убийстве под арест. Давать показания Поздеев отказался.

В городском морге четыре часа продолжалась церемония прощания с мальчиком, на которую пришли сотни горожан.

Александр Цыбульский, губернатор Ненецкого автономного округа: «С семьей работают психологи. Все расходы по похоронам и по всем мероприятиям мы берем на себя. Готовы оказать всяческую поддержку, которую только можем этой семье: и финансовую, и не финансовую. Мы все просим прощения у них за то, что произошло, что не уберегли этого ребенка. И это будет жить с нами всегда».

Родители похоронили мальчика в субботу, 2 ноября.

Такая важная функция, как охрана детских садов, сегодня отдана частным охранным предприятиям. Сад «Сказка» охранял ЧОП «Святогор». Вопрос: почему коммерческие структуры охраняют детей?

Александр Лугин, эксперт по безопасности: «Они заботятся об имуществе этого детского сада и этого объекта - заключают договор на охрану имущества, но ни в коем случае не заключают договор на безопасность объекта. А ведь безопасность объекта - это жизнь наших детей. У садика нет юриста, который сможет посмотреть этот договор и внести в него изменения. В итоге, подписывают то, что им дают. В садики устраивают ЧОПы работать на низкооплачиваемую работу тех охранников, которые не имеют доступа к оружию, не имеют разрешения на ношение оружия. То есть они самые низкооплачиваемые сотрудники. Считаю, что садики не должны охранять ЧОПы, потому что жизнь детей - это наиболее ценное то, что есть у нашего государства. И государство должно обеспечить им охрану силами Росгвардии».

Традиционная реакция на такого рода ЧП – это массовые проверки. И в Ненецком округе этим занялись всерьёз - в дошкольные учреждения пускают только родителей и исключительно по паспортам. Также провести проверки пообещали руководители Тамбовской и Кемеровской областей.

Что касается остальных регионов, то вероятно там всё осталось по-прежнему. Во всяком случае все корреспонденты ОТР, получившие задание попасть в незнакомый детский сад, это успешно сделали.

Калининград

В Калининграде большинство детских садов оборудованы системами видеонаблюдения и замками с электронными чипами, ключи от которых есть только у сотрудников и родителей детей, которые посещают этот сад. Кажется, что постороннему человеку проникнуть на территорию невозможно.

Сначала корреспонденту ОТР Жанне Мейлер удалось подойти к глухому забору детского сада, которые находится в одном из спальных районов. На фонаре — камера наблюдения.

- Работники убирают территорию, пока дети занимаются, и вот здесь специальное место, куда прикладывается электронный чип.

Удалось проникнуть на территорию вместе с одной из мам, пришедших забирать ребенка.

- Спасибо! Вот так меня впустили на территорию детского сада и даже не спросили, кто я такая.

Однако мама, впустившая журналистку, оказалась бдительной и попросила показать документы. Смутило ее не то, что на территорию зашел чужой человек, а сам факт съемки происходящего.

Вокруг территории соседнего детского сада оказался менее серьезный забор. По периметру здания размещены камеры видеонаблюдения, то есть территория просматривается

- Сейчас чей-то папа вышел и даже не спросил, кто я такая, куда иду. Здесь даже электронного ключа нету.

Охранник спокойно пропустил нашего корреспондента, которая пошла искать детей: зашла в музыкальный зал на занятие, где воспитательница тоже не задала вопросов, затем пошла прямо в ближайшую группу.

- Здравствуйте! То есть так просто посторонний человек может к вам в садик зайти?

- Нет, конечно!

Пройти в детский сад Калининграда было несложно хотя бы потому, что корреспондента можно принять за маму, она прилично выглядит и, на первый взгляд, не представляет опасности. Но воспитатель и нянечка в первые несколько секунд растерялись. Смогли бы они вместе с пожилым охранником противостоять неадекватному преступнику - это вопрос.

Кунгур

Корреспондент ОТР Юлия Долгова посетила в самый разгар тихого часа детский сад, который считается одним из лучших в Кунгуре. Это учреждение посещают больше 300 детей.

- Как мы видим, объект находится под видеонаблюдением.

Калитка в сад оказалась закрыта на щеколду. Открыть ее не составило труда. Центральная дверь оборудована домофоном, который не работает.

- Поднимаемся на второй этаж. Мы очень легко попали в детский сад. И так же легко выходим отсюда.

Когда журналистка решила обойти вокруг детского сада, то в окнах появились люди, а затем навстречу вышла заведующая.

- Здравствуйте! Что вы снимаете?

Таким образом на незнакомого человека, обратили внимание на 15-й минуте пребывания на территории.

В другом детскому саду, который расположен в спальном районе Кунгура, все двери в детский сад, включая эвакуационные выходы, оказались закрыты. За исключением пищеблока. Через него при желании можно попасть внутрь детского сада. Здесь на незнакомку сотрудники учреждения обратили внимание примерно через 10 минут.

- Вы за ребенком пришли?

По словам воспитателей, родителей впускают в здание только по звонку домофона.

Посторонние на территории сада, а тем более с маленькой видеокамерой в руках, довольно быстро привлекают к себе внимание. Вывод: проникнуть в детские сады не просто, но можно.

Возвращаясь к Нарьян-Мару, возникает и другой вопрос - почему психически больные люди у нас свободно ходят по улицам, а не лечатся? И вообще, сколько их?

Оказалось, точных цифр ни у кого нет, ведь чтобы стоять на учёте, психбольной должен сам прийти в диспансер. А это редкий случай.

Александр Федорович, психиатр: «Нет соответствующего правового поля. Тот же полицейский участковый не имеет права прийти и постучаться в дверь, сказать: «Откройте, пожалуйста, я посмотрю, что у вас происходит». Частная собственность, жилище и так далее. Не возьмусь судить, что важнее - защитить жилище или защитить спящего ребенка - не знаю. У участкового психиатра прав еще меньше, он не может вообще никаким образом принудить человека. Нет системы учета в принципе. Мы не знаем, где находится больной человек: лечится у частного психиатра или в ГБУ, или наблюдается у какого-нибудь психолога. Понимаете, мы ничего не знаем».

Тут уже возникают вопросы к нашей системе здравоохранения.

Новость о том, что россияне стали меньше пить, не сходит с первых полос. Минздрав недавно сообщил, что в 2018 году официально учтённых алкоголиков был 1,376 млн человек. А в 2010 году их число превышало 2 млн.

Если говорить о психических расстройствах, то в 2018 году к врачам по этому поводу обратились 4 млн человек, а что было дальше - неизвестно.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски