Украина, расширение НАТО на Восток, санкции. О чем удалось, а о чем не вышло договориться российскому и американскому президентам?

Гости
Кирилл Коктыш
член Совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО
Антон Федяшин
профессор Американского университета в Вашингтоне

Ольга Арсланова: Двухчасовые онлайн-переговоры американского и российского президентов – главное политическое событие уходящей недели. А главная тема разговора – Украина. Политики встретились на фоне публикаций некоторых западных и украинских журналистов: якобы Россия готовится к вторжению на территорию Украины. Джо Байден пригрозил России санкциями, но на диалог согласился. Вот как все прошло, по словам самих президентов.

Владимир Путин, президент РФ: Да, мы действительно говорили по региональной проблематике, говорили о конфликте на юго-востоке Украины и связанной с этой ситуацией другой, для нас очень чувствительной теме, ее затронули тоже, а именно – расширение блока НАТО на восток, в том числе за счет Украины. Это один из ключевых вопросов обеспечения безопасности России на среднесрочную и даже стратегическую перспективу. Мы об этом говорим постоянно, публично, предупреждаем наших партнеров о том, что для нас это неприемлемо.

Джо Байден, президент США: На встрече с Путиным я был очень прямолинеен, но не допускал резких высказываний. Все было вежливо, но я ясно дал понять, что если Россия действительно вторгнется на Украину, то будут серьезные последствия, экономические последствия, подобных которым он никогда не видел.

Ольга Арсланова: Переговоры Владимира Путина и Джо Байдена – главная тема для многих изданий на этой неделе.

Вот Bloomberg пишет: «Байдену остается лишь догадываться о целях Путина на Украине. Проблема американского президента в том, что все козыри в руках у Путина, который умело водит его за нос. Россия не дала никаких обещаний отвести войска от границ с Украиной, однако и Байден не уступил требованиям Путина о «красных линиях», – пишут журналисты издания.

«Разговор глав двух держав стал одним из крупнейших внешнеполитических испытаний для Байдена, – это уже цитата из New York Times. – А прогресса в решении кризиса на российско-украинской границе не видно. Пока президенты говорят, судьба Украины висит на волоске».

А Die Welt обратил внимание на российские сигналы о готовности к диалогу. «Владимир Путин дал понять, что главы государств помнят союз двух стран в годы Второй мировой войны. А для России, – пишет немецкая газета, – такой намек – явный жест дружбы».

Что же главное в этой встрече? И что действительно волнует россиян по ее итогам? Это ответ на три важных вопроса. Будет ли война? Какими станут новые санкции? И отключит ли нас Америка от системы банковских платежей SWIFT?

Об этом поговорим прямо сейчас с нашими экспертами – Кириллом Коктышем и Антоном Федяшиным.

Голос за кадром: Кирилл Коктыш – доцент кафедры политической теории МГИМО, кандидат политических наук, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, автор 20 научных публикаций.

Антон Федяшин – профессор истории Американского университета в Вашингтоне, автор книги «Либералы при самодержавии».

Ольга Арсланова: Как в Соединенных Штатах оценивают результаты переговоров? Потому что до начала чего только ни было. У нас тут говорили, что и от SWIFT могут отключить Россию, что санкции будут жесткие. Что в итоге получилось?

Антон Федяшин: Ну смотрите. И санкции, и отключение от SWIFT выключены из всего того, что США могут сделать в случае нападения России на Украину, поэтому тут ничего не изменилось. До сих пор по новостям в США эта встреча, вот этот ажиотаж по поводу потенциального вторжения России в Украину проходит.

Здесь главное – понимать символизм всего этого. Во-первых, ажиотаж был раздут, чтобы потом сказать, что переговоры Байдена и Путина привели к ощутимому результату, что не было никакого вторжения. Хотя я очень сомневаюсь, что оно планировалось с самого начала. Байдену надо доказать и демократам, и особенно республиканцам, что он такой крепкий орешек и что к нему Путин прислушивается. Поэтому к реальности это отношения имеет гораздо меньше, чем к пиару и к такому массированию общественного мнения в США.

Ольга Арсланова: Когда Байден угрожает Путину санкциями в случае военного кризиса на востоке Украины, речь идет об экономических санкциях исключительно или о каких-то военных действиях в том числе?

Кирилл Коктыш: Нет, конечно, Америка не готова воевать, не готова к конфронтации. И в этом плане послание Байдена нужно читать в первую очередь как послание Киеву – о том, что Соединенные Штаты не намерены воевать на Украине. И в случае если Украина безрассудно, скажем, повторит действия Саакашвили 2008 года, то, скорее всего, сценарий 2008 года и воспроизведется при аналогичной реакции Соединенных Штатов. Ничего более серьезного не будет.

Поэтому Киеву предложено подумать о том, от авантюры лучше воздержаться, а Минские соглашения лучше выполнять. То есть в этом плане месседж очень просторечивый, очень понятный. Ну и очевидно, что действующий президент просто не может себе позволить объясняться более категорично и более внятно. Это противоречит базовым правилам.

У меня есть осторожный оптимизм по поводу того, что договориться по поводу того, что Россия имеет свои интересы, что эти интересы критичны и что проблема безопасности в европейском регионе без России не решишь, у меня есть ощущение, что эти факты были признаны. В противном случае не было бы никакой необходимости созывать диалог пяти крупнейших стран-членов НАТО, не привлекая младших членов, которых, собственно говоря, поставили просто перед фактом, для обсуждения новой архитектуры безопасности.

И мы понимаем, что эта архитектура может быть только за счет того, что Восточная Европа перестанет быть русофобской, что вокруг России не будет выстраиваться «санитарный кордон». По большому счету, при сохранении того статус-кво, который есть, то есть никто не собирается подвергать членство в тех организациях, в которых оно есть, в первую очередь в НАТО. Но тем не менее это членство не будет сопряжено с обязанностями конфронтировать с Россией, зарабатывать на конфронтации с Россией и, соответственно, выстраивать свою политику на конфронтации с Россией.

Ольга Арсланова: Антон Андреевич, а какой сейчас уровень враждебности по отношению к России в американском обществе? Как наши взаимоотношения оценивает и истеблишмент, и простые американцы?

Антон Федяшин: Вы правильно задаете вопрос, разделяя между истеблишментом и американским обществом, потому что подавляющему большинству американцев Украина совершенно безразлична, они ее и на карте с трудом находят. И этому есть подтверждение среди опросов, проведенных американскими институтами по общественному мнению. Россия менее безразлична, конечно, для общества, но больше имеет отношения к тому, что подавляющее большинство американского общества верит, что Россия вмешалась в выборы. Поэтому, да, в общем отношение отрицательное.

Но вот это сопряжение этого общего отрицательного отношения с тем, что сейчас происходит на границе между Россией и Украиной – вот этого нет среди общества американского. То есть, что бы ни случилось вокруг Донбасса, американцы… Во-первых, Кирилл совершенно правильно сказал, что сигнал был подан совершенно четкий Украине, что американцы вмешиваться не будут. Тот же самый сигнал, кстати, пришел и от НАТО. То есть для общества американского это все на вторых-третьих полосах, потому что у них сейчас другие заботы.

Для истеблишмента, особенно для специалистов по безопасности, тут, конечно, все по-другому. Здесь Россия представляет опасность. Более того, для военных, для военно-промышленного комплекса, которым пришлось только что свернуть шатры в Афганистане, вот это напряжение в Восточной Европе – это желаемое, это играет им на руку, учитывая, что одна из самых больших операций только что свернулась, кстати, не совсем удачно для американцев и их натовских партнеров. Поэтому здесь уже совершенно другое.

И тут риск действительно есть. Для России сейчас главное – выдержка. Главное – не пойти на какую-то провокацию со стороны каких-то неофициальных сил, батальонов вокруг Донбасса, потому что если Россия втянется в это дело, в Украину, даже не по своей воле, то результаты будут очень серьезными.

Ольга Арсланова: Спасибо за эту беседу. У нас в эфире были Кирилл Коктыш, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО, и Антон Федяшин, профессор Американского университета в Вашингтоне.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)