В России с каждым годом становится все меньше больниц

В России с каждым годом становится все меньше больниц
Реальные новости. Чем запомнилась минувшая неделя жителям нашей страны?
Домашний намаз и социальная дистанция за столом. Как мусульмане отмечают уразу во время эпидемии?
Весенняя посевная состоялась вовремя
Как средний и малый бизнес пострадал от пандемии и кому повезло или удачно «повезли» свой бизнес сами?
Как сдать билет, если рейсов нет?
Что делать городам России, которые далеки от моря, но которым основной заработок приносят туристы?
Когда нельзя на море, но очень хочется - способы найдутся. Как провести отпуск и не попасть в заточение?
Смягчение ковид-режима становится праздником для российских регионов
Мишустин вернулся
Рубрика «Герои нашего времени»

Одна из постоянных тем прямых линий президента - медицина в России.

Студентка - будущий врач-онколог - рассказала Путину, как сложно лечиться от рака в нашей стране. Президент анонсировал новую госпрограмму по борьбе с онкологией. На проект планируют потратить триллион рублей.

Позже на связь с Путиным вышли жители города Струнино во Владимирской области. Они показали полузаброшенное здание. Это единственная в городе больница на 30 тысяч человек. И она не работает. В обсуждение включилась губернатор.

(7 июня 2018 год)

 Анна Погодина, жительница города Струнино Владимирской области:

- Ну, отделение не работает. Сказали - не закрыто оно, но оно не работает. Оно закрыто. Детей не принимают. Мы ездим в Александров. Мои внуки все лежат в Александрове.

Владимир Путин, Президент России:

- Это нужно будет решить на региональном уровне - с губернатором, с муниципальными властями. При поддержке Минздрава - вот Вероника Игоревна это слышит. Я исходу из того, что всё это будет исполнено. И хочу обратить внимание моих коллег: прошу вас лично на это посмотреть - и чтобы не было таких расхождений в будущем.

Прямо во время линии - как это часто бывает - в Струнино отправили чиновников с проверкой. Они пообещали, что больницу отремонтируют.

А жителям ярославского поселка Борок повезло меньше. Когда у них закрывали и больницу, и поликлинику, до прямой линии оставалось несколько месяцев. Пожаловаться не успели. Подробности узнала корреспондент ОТР Эрика Вилль.

С одышкой и резкой болью в груди Владимира Харько в Некоузскую ЦРБ привезла скорая. Бригаду он ждал сорок минут. Еще столько же заняла дорога до клиники. Больницу в поселке Борок, где живет Владимир, недавно закрыли.

 Владимир Харько, житель поселка Борок: «У меня была острая сердечная недостаточность со всеми там последствиями. Бывает так, когда судьбу человека решает каждая минута. Поэтому, конечно, когда больница была у нас своя, то все эти моменты были сняты».

Прошлой осенью жители Борка остались без стационара на 70 коек. А в начале этого в поселке перестали работать поликлиника и пункт неотложной помощи. До ближайшей больницы в Некоузе - 30 километров. Автомобиль в Борке есть не у каждой семьи, а автобус в райцентр уходит только дважды в день: утром и в обед. Обратный рейс один - вечером.

 Наталья Соколова, житель поселка Борок: «Но, если случилось что-то экстренное, конечно, надо нанимать машину. Чтобы нанять машину - это больше 1000. И у простых людей, допустим, у пенсионеров, таких денег нет».

Борок называют «ярославским наукоградом» - здесь работает геофизическая обсерватория и Институт биологии внутренних вод. Научные сотрудники и их семьи - большая часть населения поселка. Кроме них, к местной больнице были прикреплены жители четырех ближайших деревень. Всего около двух с половиной тысяч человек.

Борковской больнице больше 50-ти лет. Построили ее по проекту санатория-профилактория. Палаты здесь - с балконами, повышенной комфортности. Местные жители говорят: в свое время сюда приезжали лечиться даже из Москвы и Санкт- Петербурга.

О закрытии больницы в Борке говорили с 2014-го тогда ее финансирование из федерального бюджета и Фонда ОМС сократилось вдвое. Содержать клинику федерального агентства научных организаций стало не на что. Начались задержки зарплат и сокращения сотрудников.

Медики обращались к депутатам, выходили на митинги, записали видеообращение к президенту, судились с федеральным агентством. Но долги по зарплате многим так и не выплатили.

Надежда Баранова, участковый терапевт борковской амбулатории:

А вам лично сколько задолжали?

- ((мнется)) Мнооого!

- Ну, скажите....

- 132 тысячи мне задолжали.

В здании больницы теперь - амбулатория. Терапевт Надежда Баранова - единственная из ста двадцати бывших сотрудников клиники сохранила работу в Борке.

Семерых специалистов перевели в Некоузскую ЦРБ. Несколько человек ушли на пенсию, остальных сократили. Периодически в амбулатории ведут прием специалисты разного профиля из райцентра.

Педиатр Ирина Пикунова приезжает дважды в неделю, ходит по вызовам, навещает новорожденных.

 Ирина Пикунова, педиатр некоузской ЦРБ: «Конечно, устаю, я отказалась от дежурств. У меня еще были дежурства - 4 раза в месяц, мне пришлось отказаться, потому что это тяжело».

Графиком работы специалистов в амбулатории борковцы недовольны. В дни, когда приема нет, им приходится ездить в Некоуз, а это долго и накладно. Они просят областные власти вернуть в их поселок хотя бы пункт неотложной помощи. Говорят, если чиновники не захотят решить проблему с медобслуживанием, ученые начнут разъезжаться из Борка. И он очень быстро перестанет быть наукоградом.

По данным Росстата, за десять лет больниц в России стало меньше почти на треть.

В 2006-ом году стационаров было семь с половиной тысяч. К концу 2016-го - осталось меньше пяти с половиной. И это без информации за прошлый год. По которой можно будет оценить итоги оптимизации.

Число больниц в России (тысячи):

2006 год - 7,5

2007 год - 6,8

2008 год - 6,5

2009 год - 6,5

2010 год - 6,3

2011 год - 6,3

2012 год - 6,2

2013 год - 5,9

2014 год - 5,6

2015 год - 5,4

2016 год - 5,4

Источник: Росстат.

Дело не в количестве больниц, а качестве помощи - уверены некоторые эксперты.

В XXI веке ее нужно организовать иначе. Новая модель не предполагает больниц в маленьких городах и поселках.

Павел Воробьев, Председатель Московского городского научного общества терапевтов: «Фельдшер, который принимает 1-2 больных в день - он не нужен. Его надо заменять телемедицинским терминалом, на котором будет работать человек, не имеющий медицинского образования, не имеющий диплома. Померить давление, сахар, связаться с врачом, получить консультацию, вызвать скорую. Все один терминал, он стоит три копейки - это не ФАП, который стоит десятки миллионов рублей. Врач общей практики - у нас почти не развивается эта специальность. Врач общей практики должен работать в населенных пунктах от полутора тысяч населения. Он и офтальмолог, и уролог, и гинеколог, и детский врач - и все один человек».

 Президент потребовал первичное звено не уничтожать. Десять миллиардов он обещал выделить на передвижные медицинские комплексы. И семь с половиной - на новые фельдшерско-акушерские пункты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)