Юбилей Большого театра. Об истории длинною в 245 лет и премьерах этого года - Александр Денисов

Юбилей Большого театра. Об истории длинною в 245 лет и премьерах этого года - Александр Денисов | Программа: ОТРажение недели | ОТР

Большой театр, юбилей, история, репортаж, премьеры

2021-03-28T20:45:00+03:00
Юбилей Большого театра. Об истории длинною в 245 лет и премьерах этого года - Александр Денисов
Реальные новости. Чем еще запомнилась прошедшая неделя жителям нашей страны?
Жилье с обременением - историческая ценность, но иногда бывает опасно. Сколько в России памятников, населенных людьми?
Коронавирус - третий вал. Стоит ли ждать от эпидемии обострения? И как идет вакцинация в России?
Губернаторопад. Почему главы трех регионах России лишились должностей, причем одновременно?
Индексируют ли пенсии для работающих? Ответ ждут от властей. И рассчитывают ли на нее те, кому до старости далеко?
Бедность отправят за черту. Власти снова решают, как с ней бороться и что такое бедность для разных регионов?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 11.04.21
Реальные новости. Какие еще события запомнились россиянам за прошедшую неделю
Как выходят из берегов. Масштабы и карта весеннего половодья. Если каждый год одно и то же, почему не переезжают?
Российское образование вышло на международный уровень. Зачем нашим школам дети мигрантов? И зачем мигранты едут в Россию с детьми?

Ольга Арсланова: Ну а в воскресенье юбилей у Большого театра – 245 лет. О том, что подготовил к празднику главный театр страны, расскажет мой коллега Александр Денисов.

СЮЖЕТ

– Это танец в чистейшем его виде.

– Это честное производство. Не обманешь, не украдешь, не привесишь, не обвесишь публику.

– Это целая империя. Это 3 400 человек.

Александр Денисов, корреспондент: Границы империи пересекаются, как сейчас вообще все границы, – с отрицательным тестом и справкой о прививке. Вдруг заразим приму Юлию Степанову? А это – наше национальное достояние.

Юлия Степанова, прима-балерина: Как это не скромно, но, думаю, лучший театр страны, конечно. Здесь все по лучшему разряду.

Александр Денисов: Все-таки национальное достояние, мы выяснили.

Юлия Степанова: Ну, наверное.

Александр Денисов: Искусство в Большом захватило каждый квадратный метр. Станок можно обнаружить в неожиданном месте – например, в углу у пожарного гидранта. Что и удивляться, в балетной труппе 270 артистов. Отдельный зал с преподавателем – привилегия тех, кто на главных ролях.

Людмила Семеняка, балетмейстер-репетитор: Я должна протанцовывать ее телом, а не своим.

Александр Денисов: Народная артистка СССР, ученица Галины Улановой, Людмила Семеняка оттачивает с Юлией партию в «Раймонде». И она, похоже, для нее написана – судя по аплодисментам, которые прима умудряется сорвать даже на репетиции.

Юлия Степанова: Вообще «Раймонда» – один из самых сложных балетов для балерины. Я слышала, даже говорят, что это как экзамен на балерину: если станцуешь «Раймонду», то ты можешь считаться балериной, примой-балериной.

Александр Денисов: Ну, вы – балерина?

Юлия Степанова: Балерина.

Александр Денисов: Юлия Степанова – выпускница Петербургской академии Вагановой и в Мариинке прошла кордебалет, о котором, кстати, ни одна прима не отзовется пренебрежительно – мол, «класс для отстающих».

Юлия Степанова: Я считаю, что мне это помогло в какой-то степени, потому что я знаю практически каждую партию в «Лебедином озере».

Александр Денисов: Знаменитые примы Большого, как правило, с петербургской пропиской: Уланова, Семеняка, Степанова, Смирнова, Захарова. Все прибыли на «Красной стреле». Так что Северная столица могла бы заявить права на своих воспитанниц. Как заявил их однажды один из петербургских музеев на императорскую мебель, которая оказалась в Большом. Ее мудро переставили в спецложу и любезно отправили к ФСО. Музей связываться дальше не стал.

И проходить туда тоже нельзя?

Катерина Новикова, пресс-секретарь Большого театра: Туда нельзя. Это все под ФСО. И за все годы работы в нашем театре я там была, наверное, раза три. Я хочу сказать, что если здесь у нас ткань, то там внизу, именно за этим креслом, сделана пуленепроницаемая стена.

Александр Денисов: Да вы что?

Катерина Новикова: Да. Там из бетона стена стоит, чтобы в это кресло никто не попал. Наверное, судьба Столыпина всех пугала.

Александр Денисов: Спецложа – прямо над оркестровой ямой, а артисты все время боком. Поэтому Сталин, как уверяют, бывавший в Большом два-три раза в неделю, занимал кресло в левом углу, откуда хоть какой-то обзор. Отсюда и наслаждался «Хованщиной» и «Годуновым».

Михаил Казаков, заслуженный артист России: С моим личным багажом растет и эта партия. Я ее начал петь в 26 лет, сейчас мне 44. Это разные люди, это разные Борисы.

Александр Денисов: Своего Бориса Михаил Казаков воплощает с документальной достоверностью, ведь историки воздерживаются от прямых обвинений Годунова в убийстве царевича Дмитрия.

Михаил Казаков: Уверен и убежден, что он ничего не делал. Но что делалось для него его окружением? А сейчас не так?

Александр Денисов: Такой обдуманный, даже интеллектуальный подход к роли Михаил Казаков растолковывает просто.

Михаил Казаков: Потому что не может быть певец… Это плохой певец.

Александр Денисов: И плох тот театр, что остается вне современного контекста, даже если угодно – вне политики. Премьера сезона – «Саломея» Рихарда Штрауса – может шокировать неподготовленного зрителя. В основе библейский сюжет о царе Ироде, который вожделеет к падчерице, падчерица – к пророку. Получив отказ, требует отрубить Иоканаану голову и сладострастно приникает к ней устами.

Противостояние разнузданности и христианской морали – это ведь об этом дне как раз. Крушение Римской империи – это об этом дне.

Владимир Урин, генеральный директор Большого театра: Конечно, абсолютно правильно. Вообще театр, если это искусство, все равно находится в русле размышлений о жизни.

Александр Денисов: «Саломея» – совместная постановка Большого и нью-йоркской Метрополитен-оперы. Возможно, что режиссер Клаус Гут совсем не стремился вкладывать в спектакль такие смыслы, проводить параллели между Америкой и Римской империей. Но на то театр и Большой, чтобы за партитурами, ариями и мизансценами вставало нечто большее.

Александр Денисов, Георгий Сытник, Александр Сущев, Сергей Зайцев, ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)