Жалобы россиян на врачебные ошибки выросли почти в 3 раза за 4 года

Проблемы медицины в целом - одна из самых острых тем для россиян. На этой неделе появился новый поворот в громком деле гематолога Елены Мисюриной. Прокуратура вернула дело на новое рассмотрение.

Ранее Мисюрину приговорили к двум годам колонии. Ее пациент умер через два дня после трепанобиопсии. Это забор костного мозга - рутинная процедура для гематолога. Суд посчитал, что больной умер по вине врача. Коллеги Мисюриной проявили беспрецедентную для современной России профессиональную солидарность. На этой неделе они провели несколько митингов и флешмоб в интернете в поддержку гематолога. Кстати, к акциям присоединились и некоторые пациенты, в том числе и те, кто лечился у Мисюриной.

За последние 4 года количество жалоб россиян на ошибки врачей выросло почти в три раза. Только в прошлом году в Следственный комитет поступило более 6 тысяч таких заявлений. Из них меньше половины нашли подтверждение и были направлены в суд. 

Две истории - из Новосибирска и Нижегородской области - в репортаже Павла Афанасьева.

Сейчас 13-летний Артем проходит дома курс реабилитации. Его жизни ничто не угрожает, раны почти затянулись. Сильным ожогом для школьника обернулся поход в процедурный кабинет. Окулист назначил прогревание - УВЧ - из-за ячменя на глазах. Артем вспоминает, врач-физиотерапевт включила аппарат и вышла из кабинета, предупредив: в случае жжения терпеть!

Артем Инзарин, житель г. Новосибирска: "Я сидел и терпел. Когда она зашла, увидела, что повязка на моём глазу горит. И какое именно пламя было там, не известно. Но оно было настолько высоким, что подпалило верхние волосы".

Лишь чудом Артем не получил ожоги глаз. Оказав мальчику первую помощь, врачи позвонили его матери и отправили в ожоговый центр. Там выяснилось, что Артему вообще не нужны были физиопроцедуры.

Евгения Инзарина, мать Артема Инзарина: "Когда я увидела в областной больнице, что у ребёнка вообще с лицом и каким чудом не выгорел глаз, я хочу, чтобы этот человек понёс ответственность. И он, и окулист, который назначил неправильное лечение, и главврач, который допустил аппарат такой в поликлинике".

Врачи просили не поднимать панику. Но мама Артема сразу же сделала несколько фотографий сына и приложила их к своему заявлению в Следственный комитет. Там возбудили уголовное дело по статье - выполнение работ, не соответствующих требованиям безопасности.

Дмитрий Чечулин, старший помощник руководителя следственного управления следственного комитета по Новосибирской области: "Несовершеннолетний получил ожоги 1-2 степени. В настоящее время следователи проводят следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Расследование продолжается".

Есть вероятность, что после ожогов у Артема останутся шрамы на лице. Тогда придется делать пластическую операцию. За чей счет - пока неизвестно. 

Ольга Макушина каждый день приходит на могилу к своему мужу. Он умер в Сосновской районной больнице Нижегородской области после ампутации руки. Вдова рассказывает: врачи перепутали перелом с гангреной. Вспоминает, что события развивались стремительно. Муж хлопотал по хозяйству, как вдруг пожаловался на боль в руке.

Ольга Макушина, жительница Нижегородской области: "Говорит - наколол или упал. Он колодец чистил. Пришел - рука так болит, так болит. Мы сразу же с ним поехали в больницу. Хирург с ночи домой уже уходил. И он на ходу его тиснул за руку. И говорит - здесь перелом. Вызывайте рентген и накладывайте гипс". 

В больнице Василию Макушину наложили гипс. Но дома ему стало еще хуже. Когда он снова приехал к врачам, оказалось - у него гангрена, причем в запущенном состоянии. Руку ампутировали. А через несколько часов пациент скончался.

Татьяна Шикина, сестра погибшего: "Как можно было врачу, который много лет работает в больнице, не определить, что перелом это или другое заболевание? Это уму непостижимо. Как можно наложить на нормальную руку гипс? Когда надо было просто сделать укол от столбняка и вычистить эту рану. Им кошек нельзя доверять лечить, не то что людей!"

Был ли перелом на самом деле или это ошибка - сейчас никто из врачей сказать точно не может. Снимок и все документы у следователей. Теперь они будут разбираться в уголовном деле, которое возбудили по статье "Причинение смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей". Но до сих пор ни травматолог, ни главврач больницы не понимают, как такое могло случиться.

Александр Алешенькин, травматолог Сосновской ЦРБ: "Случай редкий. У меня за 10 лет практики такого не было. На начальном этапе его вряд ли можно было бы увидеть, потому что, может, его еще и не было этого заболевания. тут может быть две разные вещи: была травма, а заболевание потом, может, это два разных заболевания".

Врачи также объясняют, газовая гангрена, которую обнаружили у пациента - заболевание очень редкое. Развивается стремительно - буквально за 6 часов. И если бы Макушин вернулся в больницу раньше, его, вероятно, можно было спасти.

Светлана Трифонова, главный врач Сосновской ЦРБ: "Одно дело - если его бы врач увидел через сутки. Другое дело - через 2 суток. И если у человека болит рука, почему они не вызвали скорую помощь? Да у людей прыщ выступит, они в скорую звонят".

Теперь следователям предстоит сделать судебно-медицинскую экспертизу и установить точную причину смерти. Но уже известно, что ответственных в деле может быть несколько - на рентген пациента посылал травматолог, а гипс накладывал дежурный врач.

Эксперты говорят, что и врачи не защищены законами. Например, в уголовном и административном кодексах нет определения "врачебной ошибки". В результате медик может оказаться за решеткой за то, на что повлиять не в силах.

Павел Бранд, невролог, медицинский директор сети клиник "Семейная": "В Хабаровске сейчас под следствием находятся замглавврача и эпидимиолог больницы центра сердечно-сосудистой хирургии. Их обвиняют в том, что в их центре за два года 6 человек умерли от внутрибольничной инфекции. То есть, они умышленно не могли вылечить внутрибольничную инфекцию, которую не может вылечить никто в мире? Как это может быть? В принципе, о чем говорит все больничное сообщество? Из-за чего сыр-бор? Врачу надо назначать уголовное наказание уже по факту выдачи диплома!"

Расплатой за врачебную ошибку может стать и штраф. Сколько конкретно - с этим тоже еще не определились. В России практика компенсаций в этой сфере еще только формируется. Есть прецедент: пациентка отсудила у клиники пластической хирургии два миллиона рублей за изуродованный нос. А одно из медучреждений Дальнего Востока выплатило больному, потерявшему ногу из-за ошибки хирурга, 50 тысяч рублей - только на костыли и хватило.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты