День памяти жертв политических репрессий

30 октября 1974 года по инициативе диссидента Кронида Любарского и других узников советских лагерей был впервые отмечен "День политзаключённого" — совместной голодовкой и зажиганием свечей в память о безвинно погибших. В 1991 этот день получил название "День памяти жертв политических репрессий". Само словосочетание "День памяти" подразумевает, что сейчас никаких репрессий в России нет. 30 октября 2006 российские правозащитники заявили, что что переименование в "День памяти" было сделано преждевременно из-за появления и быстрого роста числа политических заключённых в России. 

Директор "Левада-Центра" Лев Гудков в "Новой газете" приводит данные опросов об отношении россиян к сталинским репрессиям: "На протяжении всего путинского десятилетия идет тихая, но очень последовательная реабилитация Сталина и тем самым — оправдания государственного произвола, массовых репрессий, политической серости, аморализма и бездарности". 

Оправдание сталинских репрессий и ползучая ресталинизация - чем они вызваны? Чего не хватает для того, чтобы в сознании народа выработать противоядие против оправдания политических репрессий? Почему до сих пор не утихают споры о реальном количестве репрессированных? Выполнен ли долг государства перед репрессированными в СССР и их близкими? 

2 октября в ходе форума "Россия зовет!" президент Путин заявил, что в России политических заключенных нет. Ему вторят видные "единороссы". "Не нужно путать политику и уголовщину. Никакая политическая деятельность не может быть прикрытием (и тем более основанием) для освобождения от ответственности", — говорит председатель комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая. 

Между тем,по данным "Левада-центра", 44% россиян уверены, что в нашей стране есть политические заключенные. 

Кого считают политическими заключенными в России? Что можно назвать политическими репрессиями в "путинской России"? Это разгоны протестных шествий, акций на Триумфальной по 31 числам, атаку на гражданские права, "болотное дело"? 

Участники митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова требовали от российской власти немедленного освобождения политзаключенных. Сам по себе список, поданный в администрацию президента, а оттуда в Генпрокуратуру от имени протестующих, вызвал споры среди правозащитников и юристов. Больше всего вопросов вызвало решение включить в список отдельных националистов и участников северокавказского подполья. Можно ли кавказских террористов или ультраправых считать политическими заключенными? 

Если власть не признает наличие в стране политических заключенных, значит, для них нет никаких перспектив по амнистии, на которую намекает СПЧ при президенте? 

Участники дискуссии: 

Ян РАЧИНСКИЙ - сопредседатель Московского правозащитного общества "Мемориал" 

Владимир ПЛИГИН - председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству

Леонид ГОЗМАН - политик, советник генерального директора "РОСНАНО" 

Владимир ОСИПОВ - глава союза "Христианское возрождение" 

Иван МИРОНОВ - заместитель председателя партии "Российский общенародный союз", писатель

Юрий МУХИН - историк, публицист


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Власть считает, что в России сегодня политзаключенных нет. 44% россиян думают иначе. Кого считают политзаключенными в России? Что можно назвать политическими репрессиями в "путинской России"?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты