Надежда Толоконникова против ФСИН

Письмо заключенной Надежды Толоконниковой о жизни в мордовской женской колонии ИК-14 всколыхнуло общественность. Толоконникова писала о непомерных нормах выработки, установленных для заключенных на швейном производстве, о 16-часовом рабочем дне, о побоях, которым подвергаются заключенные, в том числе по прямому указанию администрации, об угрозах лично от начальника колонии. 

9 дней осужденная Толоконникова голодала. И сообщила, что готова возобновить голодовку, если администрация колонии "не начнет исполнять законы и относиться к осужденным женщинам … как к людям". 

Что на самом деле происходит в российских тюрьмах и колониях? 

Как проходят проверки в таких случаях, как с Толоконниковой? Сколько они длятся и в чем именно заключаются? 

Почему сегодня день голодовка – это единственный способ заключенных мирно протестовать? 

Насколько сегодня переполнены российские тюрьмы? Каков уровень медицинского обслуживания на зоне? 

Количество сотрудников уголовно – исполнительной системы сокращено на 18 %, а оставшиеся пенитенциарии вынуждены работать с серьезными перегрузками. Кто и как идет на работу в органы ФСИН? Проходит ли персонал ИУ психологическое тестирование на предмет профпригодности? 

К 15 октября 2013 Совет по правам человека подготовил предложения по акту амнистии к 20-летию Конституции. Почему же конкретные предложения по содержанию амнистии до сих пор не известны ни СМИ, ни правозащитникам? Сколько осужденных сможет выйти из мест заключения? Попадут ли под амнистию Толоконникова и Алехина? А фигуранты "болотного" дела? 

С 2014 в России будет введен новый тип наказания – принудительные работы. Некоторые эксперты считают, что это очередная волна либерализации УК РФ. Так ли это? Не возвращаемся ли мы к советским трудовым лагерям, где труд заключенных активно использовался и вносил ощутимый вклад в экономику страны? 

К чему в итоге привела голодовка Надежды Толоконниковой? На сайте ФСИН появилась информация о том, что ведомство подсчитывает зарплаты заключенных и пересматривает условия их работы ("нормы выработки, возможно, будут скорректированы"). Разве этих выводов и действий достаточно? 

Очевидно, что уголовно-исполнительная система РФ нуждается не в очередном латании дыр, а в серьезном реформировании. Готова ли власть к реформам? 

Участники дискуссии: 

Илья Шаблинский - член Совета по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте РФ, профессор ВШЭ 

Марина Ханиева - начальник пресс-службы ГУ ФСИН РФ по республике Мордовия 

Наталья Мануйленкова - экс-заключенная колонии ИК-14 

Илья Пономарев - депутат Государственной думы (фракция "Справедливая Россия"), член Совета Левого фронта 

Александр Шумский - иерей, клирик храма Святителя Николая Мирликийского в Хамовниках, директор Николо-Хамовнического учебного центра 

Александр Сидякин - депутат Государственной думы России (фракция "Единая Россия") 

Петр Верзилов - муж Надежды Толоконниковой, осужденной участницы Pussy Riot (по телефону) 

Роман Носиков – юрист, обозреватель журнала "Однако" 

Александр Чепарухин - музыкальный продюсер, издатель


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Письмо Толоконниковой о жизни в ИК-14 всколыхнуло общественность. Очевидно, что уголовно-исправительная система РФ нуждается не в очередном латании дыр, а в серьезном реформировании. Готова ли власть к реформам?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты