• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Александр Борисов: Монополизма торговых сетей нет. Их доля в продовольственном сегменте – 50%. Но это узкое горлышко, поэтому и войти всем сразу очень сложно

Александр Борисов: Монополизма торговых сетей нет. Их доля в продовольственном сегменте – 50%. Но это узкое горлышко, поэтому и войти всем сразу очень сложно

Гости
Александр Борисов
председатель комиссии ТПП по развитию потребительского рынка

Рубрика «Аграрная политика». Во Владимирской области исчезает крупнейший агрокомплекс, а вместе с ним - и высокотехнологичные рабочие места в глубинке. Руководство АПК винит крупные торговые сети. О взаимодействии магазинов и производителей продовольствия разговор Игоря Абакумова с гостем в студии.

Игорь Абакумов: Пока все сломя голову ищут подорожавшие продукты и потерянное в упаковках яйцо, как-то потихоньку мы начинаем забывать, сколько в прошлом году мы потеряли или начали терять замечательных сельскохозяйственных предприятий. Это «Аграрная политика», с вами Игорь Абакумов.

Вопрос мой будем обсуждать с Александром Ивановичем Борисовым, председателем Комитета Торгово-промышленной палаты по развитию потребительского рынка. Здравствуйте, Александр Иванович.

Александр Борисов: Добрый вечер.

Игорь Абакумов: Александр Иванович, очень много предприятий у нас закрывается. Закрывается тихо, закрывается долго, мучительно. Это очень известные предприятия, крупные предприятия. Вот «Евродон» закрывается мучительно, крупнейший производитель индейки. Мучительно сейчас страдает предприятие «Мортадель», производитель продуктов из мяса свинины. Мучительно закрывается одно из лучших предприятий Ставропольского края сейчас, это ферма Каракай, мы об этом рассказывали недавно. Как вы полагаете… Вот у них у всех одна проблема, начинается эта проблема либо с менеджмента, либо со сбыта, либо это все одно и то же. Если вкратце, как вы считаете, есть какие-то общие у них причины?

Александр Борисов: Ну так же, как счастливые семьи счастливы одинаково, а несчастные по-разному, так и в бизнесе причин может быть очень много, они могут быть разными, и в то же время есть нечто общее. Начну с того, что, если я не ошибаюсь, по данным налоговой службы, в прошлом году закрылось 250 тысяч предприятий.

Игорь Абакумов: Это же сколько рабочих мест?

Александр Борисов: Разного масштаба, по разным причинам, значительная часть из них просто статистически не сдавали отчетность и их убрали, но цифры сами по себе достаточно большие.

Игорь Абакумов: Впечатляет, да.

Александр Борисов: При этом создано было где-то 350, это я на память…

Игорь Абакумов: То есть рост не так велик.

Александр Борисов: Но вот что касается сельскохозяйственных предприятий, они не на первом месте по закрытию, на первом месте строительство, на втором сразу же, примерно в таких же масштабах торговые предприятия. Я это веду к тому, что очень часто сельхозпроизводители во всех своих бедах винят торговлю, но далеко не всегда вот эти упреки объективны. Я постараюсь сегодня в ходе нашего разговора показать на самом деле, что мы забываем о том, что 20 с лишним лет назад мы сделали свой выбор, перешли в другую социально-экономическую формацию, сейчас мы живем в условиях рыночной экономики или, грубо скажем, капитализма с разными приставками.

Игорь Абакумов: Осторожно скажем, еще пока не капитализм.

Александр Борисов: Да, государственный капитализм… На самом деле рынок у нас еще до конца не сформирован, очень многие проблемы рождаются именно потому, что далеко не все процессы еще завершены.

Игорь Абакумов: И далеко не все процессы мы видим. Давайте посмотрим материал, Александр Иванович, который мы сняли во Владимирской области…

Александр Борисов: Давайте, с удовольствием, а потом я прокомментирую.

Игорь Абакумов: …из компании «Мортадель». Будьте любезны, попросим наших режиссеров показать этот материал.

СЮЖЕТ

Игорь Абакумов: Я напоминаю, у нас в гостях Александр Иванович Борисов, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по развитию потребительского рынка. Александр Иванович, сколько правды в этом материале?

Александр Борисов: Ну фактическая правда очевидна, просто выводы, которые госпожа Агурбаш делает, не всегда столь же объективны.

Игорь Абакумов: Давайте посмотрим, что наши зрители… У нас приходят SMS в прямой эфир: «Лучше прямо скажите, кто за этим стоит и кому нужно вместо пустых бла-бла», «Выживает крупнейший? Причина одна – сращивание капитала и власти. Капитализм себя изжил, а рыночной экономики не существует, где правда?»?

Александр Борисов: Ну при всем…

Игорь Абакумов: Административный ресурс – это правда?

Александр Борисов: При всем обострении некоторых выражений есть и здравый смысл здесь. Вот что, какие я выводы делаю из того, что мы сейчас посмотрели? Полностью согласен с финальной частью выступления госпожи Агурбаш о том, что нужны гораздо более дифференцированные каналы сбыта. Я напомню, что сейчас монополизма сетей нет, поскольку их доля в общем торговом обороте как…

Игорь Абакумов: Я боюсь, что вы сейчас вызовете шквал критики от наших зрителей.

Александр Борисов: А это от непонимания экономических реальностей, от нежелания их знать.

Игорь Абакумов: Понятно.

Александр Борисов: Доля сетевой торговли в общем торговом обороте страны всего 30%, в продовольственном сегменте доля выше, примерно 50%, которые поровну между собой делят федеральные и региональные сети. Но это узкое горлышко, поэтому войти в него всем…

Игорь Абакумов: Сразу?

Александр Борисов: …сразу очень сложно, вот откуда жесткие требования сетей к стандартам, которые установлены, которые отработаны годами, которые зарекомендовали себя в международной практике, и менять их в угоду какому-то отдельному предпринимателю просто невозможно. Агурбаш жертва нескольких обстоятельств. Первое – это то, что конкуренция жестко обостряется. Вот за эти годы, которые она работает и которые она вспоминает, другие игроки рынка, если их просто перечислять («Черкизово», «Мираторг», «Приосколье», «Прогресс», «Агрокомплекс имени Ткачева», «Продо» и ряд других, первая десятка производителей), резко рванули вперед, обновили свои производства. Там, где…

Игорь Абакумов: Там производство-то с иголочки, вы же видите.

Александр Борисов: Это было 15 лет назад, а у них гораздо… Они продолжают до сих пор обновляться, и там, где у нее 1.5 тысячи было занято, у них ни у кого нет такого количества людей, у них крупнейшие цеха, в которых работает 3-5 человек, – вы понимаете, насколько разница другая совершенно, другая эффективность? Это первая конкуренция, и боюсь, что это не учитывалось.

Вторая проблема – это уровень корпоративного управления. Почти все, что рассказывала она и что я отслеживал в ходе событий, все меры, которые они принимала, она их предпринимала уже под давлением событий. Современный бизнесмен должен события опережать; если надо увольнять людей, перестраивать, автоматизировать производство, это надо делать раньше, чем у тебя… Я понимаю, что мне скажут, что легко давать советы.

Игорь Абакумов: Легко давать советы, да.

Александр Борисов: Но ведь проблема заключается как раз в том, что ты должен знать, что делают твои конкуренты, и опережать их или хотя бы не отставать. Боюсь, что здесь была проблема.

Игорь Абакумов: У нас звоночек из Алтайского края, давайте примем. Виталий из Алтайского края, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Игорь Абакумов: Слушаем вас.

Зритель: Ну вот сейчас вопрос у меня такой к вам.

Игорь Абакумов: Если можно, коротко.

Зритель: Коротко. Показали хозяйство, примерно как средний колхоз, да?

Игорь Абакумов: Ну да.

Зритель: Ну это как минимум. Почему у них нет возможности свой магазин где-то в районном центре, в областном центре открыть?

Игорь Абакумов: Спасибо, вопрос понятен, Виталий. Я Агурбаш задавал этот вопрос, я говорю…

Александр Борисов: У нее было несколько магазинов, она создавала сеть.

Игорь Абакумов: Было, да?

Александр Борисов: Сейчас остался у нее только один магазин, который как раз при предприятии, и покупатели этого магазина довольны, потому что там моментально продукция реализуется, она с контролем качества и так далее.

Игорь Абакумов: Вот к сожалению, ответ мне от нее был такой, что это не их дело…

Александр Борисов: Совершенно верно, потому что это другой бизнес.

Игорь Абакумов: «Наше дело произвести, а дальше уже…»

Александр Борисов: Это другой бизнес со своей спецификой и очень жесткими требованиями, где конкуренция еще более острая, потому что конкуренция, которая существует между крупнейшими сетями, ей даже в голову не может приходить, насколько она остра, потому что там за каждую копейку, там отслеживают действия конкурентов очень строго.

И последний, третий момент, о котором, заканчивая мой анализ ситуации, о чем я хотел бы сказать, – это общие условия хозяйствования в стране, когда давление административных органов, силовых органов, фискальных органов настолько велико на бизнес в целом, на ее бизнес, на другой бизнес, что если у тебя нет административного ресурса, если ты не работаешь с госзаказом на уровне муниципалитета, региона или федерального уровня, если ты не экспортируешь ресурсы природные…

Игорь Абакумов: Если ты не модный нынче экспортер…

Александр Борисов: Да, то получается, что ты работаешь практически с нулевой прибылью. Это одна из самых главных проблем, почему такое огромное количество закрытий сейчас. Мне кажется, надо все-таки больше предпринимателям объединяться в союзы, вступать в отраслевые ассоциации. К сожалению, я слышал выступление госпожи Агурбаш в Совете Федерации: она эмоциональна…

Игорь Абакумов: Но ведь она документально подтверждает, что такие цифры ей делают, 200-220%.

Александр Борисов: Во-первых, многое из того, что она говорила, относилось к предыдущим периодам, когда не действовали еще поправки в закон и когда не начали действовать еще формы саморегулирования. Вот коллеги несколько лет назад избрали меня председателем Межотраслевого экспертного совета, который объединил все ведущие ассоциации и союзы производителей и торговых сетей, скажем так, розничной торговли, все крупнейшие федеральные сети, региональные сети, недавно к нам присоединилась еще ассоциация малоформатной торговли. С другой стороны, мясной, рыбный, молочный, вода, пиво и так далее, основные производители все здесь. Мы стремимся к тому, чтобы не допускать вот таких перекосов, о которых она говорит, и ассоциативное влияние на членов своих помогает нам бороться с перехлестами. Кстати говоря, этот четвертый (я не буду называть название компании, название торговой сети, это четвертая торговая сеть) в последнее время по отзывам крупнейших производителей и поставщиков радикально изменила свое поведение и вот таких вещей больше не допускает.

Игорь Абакумов: То есть все-таки вода камень точит?

Александр Борисов: Да, и мы пытаемся добиться того, чтобы не народные депутаты вмешивались в функционирование хозяйствующих механизмов, а чтобы саморегулирование самих хозяйствующих субъектов не позволяло чувствовать несправедливость происходящего, потому что отсутствие понимания того, что сейчас в условиях того, что пятый год падение реальных доходов населения…

Игорь Абакумов: Да.

Александр Борисов: Это, кстати, еще один фактор, который тоже, судя по всему, не был учтен, потому что в этих условиях как раз необходимо всем производителям, всем поставщикам стараться наладить эффективный и равноправный диалог с торговлей, потому что только так можно выжить, только так можно следовать меняющимся запросам потребителя. А они меняются еще не только потому, что доходы падают, но потому что появляется совершенно новая категория покупателей.

Игорь Абакумов: С другими запросами.

Александр Борисов: С другими подходами. В ближайшие годы вообще очень многие отношения производителей, поставщиков и потребителей будут меняться непредсказуемым образом. Количество и производителей, и торговых сетей, которые не почувствуют этого… Почему я все время призываю всех участников рынка активнее участвовать в ассоциативной работе? Потому что совместными усилиями, программами…

Игорь Абакумов: Да, вы об этом уже говорили.

Александр Борисов: …вы быстрее поймете, что вас ожидает в ближайшее время, и сможете активнее участвовать на вот эти изменения, предупреждать собственное банкротство.

Игорь Абакумов: То есть нужно слушать не только себя, но и других, верно?

Александр Борисов: Конечно. Контрагентов особенно.

Игорь Абакумов: Александр Иванович, у меня в этой связи вопрос. Вот мы видим предприятие с иголочки, пусть оно немножко, может быть, и устаревшее по сравнению с конкурентами, но оно работоспособное. Мы видим предприятие «Евродон», которое, может быть, чуть-чуть по другим причинам, но тоже близко к краху, близко.

Александр Борисов: По другим.

Игорь Абакумов: Мы видим другие предприятия. Что с этим делать, что? Бросить их? Понимаете, есть такая очень удобная позиция у наших чиновников, она очень распространена, что это спор хозяйствующих субъектов, нечего туда влезать, пусть все в судах решают. Мне кажется, ничего подобного: чем больше предприятие, тем больше этот вопрос относится к сфере политики, потому что он занимает очень большое количество людей, прежде всего это люди, которые там работают, это десятки и тысячи людей, во-вторых, это поставщики, это все связи, правильно? Это торговля та же самая и это потребители, так ведь, да? То есть речь идет уже о десятках тысяч людей, верно ведь?

Александр Борисов: Все верно.

Игорь Абакумов: Что с этим делать? Эти предприятия что, надо просто бросить, сказать: «Спор хозяйствующих субъектов, пошли вон, разбирайтесь сами»? Мне кажется, очень недальновидная позиция.

Александр Борисов: Вот как человек, родившийся в Советском Союзе и большую часть жизни проживший в нем…

Игорь Абакумов: Взаимно, да.

Александр Борисов: …я не могу не разделять вот это ваше отношение к тому, что нельзя бросать. Но мне даже неловко… Я начал с того, что мы забываем о том, что мы в другой социально-экономической формации живем. Рынок жесток, рынок отбирает и оставляет работать только жизнеспособных, только лучших, только тех, кто сам не испытывает жалости к конкурентам. Нам хочется, чтобы была справедливость, а в рынки справедливости нет.

Игорь Абакумов: А регулирующая функция государства?

Александр Борисов: Да.

Игорь Абакумов: Я вам сейчас контрприем, пожалуйста, вы свой прием применили, я сейчас применю контрприем. Я занимаюсь производством фальсификата, очень вкусного, очень красивого, но не имеющего отношения ни к молоку, ни к мясу, ничего, хотя я называю это мясом и молоком. Это жесткость рынка, или все-таки я должен получить по шее от государства?

Александр Борисов: Это разные вещи. Контрольно-надзорные функции государство должно безжалостно осуществлять. Но, к сожалению, у нас сложилась такая ситуация, что и в этом отношении пока трансформация до конца не осуществлена. Вот мы идем сейчас по пути цифровой маркировки, к 2024 году весь потребительский рынок, все виды продукции, которые будут обращаться на нем, будут маркироваться.

Игорь Абакумов: Очень сложный вопрос для сельского хозяйства, потому что мы до сих пор в большинстве деревень не знаем, что такое широкополосный Интернет, начнем с этого. Как вы будете передавать данные, хотел бы я знать? – на лошадях, что ли? Надо же сначала, чтобы технологии догнали сельское хозяйство, так ведь, да?

Александр Борисов: Это правда. Задачи поставлены…

Игорь Абакумов: Ага, «цены ясны, задачи определены, за работу, товарищи!»

Александр Борисов: Они будут выполняться в той или иной степени. Понятно, что будут отдаленные регионы, где по техническим причинам какие-то вещи…

Игорь Абакумов: То есть разные регионы в разное время к этому будут подходить.

Александр Борисов: Да.

Игорь Абакумов: Александр Иванович, спасибо вам большое за то, что вы нашли время поговорить по столь серьезному вопросу. Спасибо за очень хорошие, конкретные, профессиональные ответы. Дело не только в споре хозяйствующих субъектов, это совершенно очевидно, правильно?

У нас в гостях был Александр Иванович Борисов, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты Российской Федерации по развитию потребительского рынка. Мы говорили о том, что делать с предприятиями, которые оказались в труднейшем положении, и желаем им успеха. Это была «Аграрная политика», с вами был Игорь Абакумов, увидимся через неделю в любую погоду.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Аграрная политика»

Комментарии

Pavel Kalinin
Господин Борисов никак не хочет усвоить тот факт, что именно нахваливаемый им ритейлер «номер четыре», который себя теперь «хорошо ведет», именно с легкой бездействующей руки государства и таких вот тысяч «борисовых», фактически разорил компанию Мортадель, чему имеется документальное подтверждение ФАС. Мортадель лишили сбыта. Дикси заплатил всего 2 млн штрафа, а Мортадель разорен. Глупо и подло этого не замечать. Государство, как гарант, обязано было защитить производителя, а оно его просто предало.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты