Александр Калинин: У нас 14 надзорных служб заточены на безопасность продукции, и никто не отвечает за качество

Гости
Александр Калинин
генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, академик РАЕН

Анастасия Сорокина: Ну что же, переходим к следующем теме – «Съеденному верить?». Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила ужесточить ответственность за продажу продуктов ненадлежащего качества. Она привела даже статистику, что от 30 до 50% сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний вызваны именно плохим питанием.

Александр Денисов: Ну, тему обсуждаем вместе с вами. Звоните и высказывайте свое мнение, а также голосуйте. Мы запускаем опрос: стало ли, на ваш взгляд, качество продуктов хуже за последние годы или не стало?

У нас в гостях – Александр Яковлевич Калинин, генеральный директор Национального фонда защиты потребителей. Александр Яковлевич, добрый вечер… добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Калинин: Добрый день.

Александр Денисов: Приветствуем вас. Вот предложение Валентины Матвиенко – вводить уголовную ответственность – как вам?

Александр Калинин: Ну, это ее мнение. Она третий человек в государстве, и она вправе высказывать любое мнение. Но я должен сказать следующее как защитник потребителей, который работает на этом поприще 27 лет. При мне формировался потребительский рынок, и сейчас он действует, поэтому есть что сказать.

Первое – мы относимся к потребителям северного типа питания. Это значит, что у нас в рационе питания должно быть больше мяса, молока, яиц, белка, так сказать, и всего остального. И, уж извините за нескромность, обязательно надо чуть-чуть выпить, потому что…

Александр Денисов: Всего остального – желательно поменьше.

Александр Калинин: Поменьше, да. Но тем не менее это северный тип питания, от этого никуда не уйдешь. Мы не южане, не китайцы. Мы съедаем в год, если смотреть на каждого потребителя, 967 килограммов всякой еды, включая воды питьевой. То есть примерно взрослый человек съедает в сутки около 3 килограммов всякой пищи, включая напитки и воду. А теперь по поводу…

Александр Денисов: Еда-то хорошая, раз такие предложения?

Александр Калинин: Это количественные показатели. И придумал их не я, а Всемирная организация по продовольствию, она называется сокращенно FAO. Она делает у нас замеры и потом дает нам ту или иную статистику.

Анастасия Сорокина: С этим мы не спорим. Мы хотим разобраться…

Александр Калинин: А теперь по поводу качества. У нас в последние годы от количества и от широкого ассортимента мы постепенно переходим к жестким требованиям по качеству. И здесь Валентина Ивановна Матвиенко абсолютно права, и ее нужно поддержать. В принципе, нам надо усиливать ответственность товаропроизводителей и продавцов за качество продукции. И нам надо более тщательно и вдумчиво подходить к тезису, который постоянно произносит второй человек в государстве, тезис звучит так: «Прекратите кошмарить бизнес».

Ну, давайте с вами приведем конкретные примеры. У нас 62% водки бракуется, она паленая. Ну, если брать алкогольный рынок – он криминальный. Если мы сейчас начнем разбираться, откуда берется медицинский спирт в этих пузырьках, про которые все время говорят: он нигде и никем не учитывается, и никто это не регулирует.

Анастасия Сорокина: Александр Яковлевич, алкоголь – это отдельная тема.

Александр Калинин: Пожалуйста, вот алкоголь.

Анастасия Сорокина: Нас интересуют больше продукты.

Александр Калинин: Если уж говорить об опасности, Анастасия, то у нас 50 тысяч человек умирают в той или иной степени от водки и от паленой водки. Ну разве это допустимо?

Анастасия Сорокина: А допустимо, чтобы умирали от продуктов, которые потребляют: молоко, яйца, творог, мясо?

Александр Калинин: А теперь давайте перейдем к продуктам не алкогольным.

Александр Денисов: К закуске, короче говоря.

Александр Калинин: Совершенно верно. Ну давайте посмотрим молочную продукцию. О ней очень много говорят в последнее время, хотя здесь очень много политики и надуманного всего. У нас, если посмотреть, что забраковывается при проверках Роспотребнадзора, общественных организаций, в том числе экспертов нашего фонда, то это от 7 до 10% молочной продукции ненадлежащего качества.

Александр Денисов: Вы знаете, я даже посмотрел, Александр Яковлевич (хорошо, что вы сказали), вчера на сайте Роспотребнадзора, что у них там забраковывается. Только 1% мяса и мясной продукции – по-моему, совсем немного. Это 400 тонн примерно за год они забраковывают – и то, потому что у них нет каких-то сопроводительных ветеринарных документов и так далее. То есть не факт, что это опасно для здоровья.

Александр Калинин: Совершенно верно.

Анастасия Сорокина: Саша, продолжаю твою мысль: 51 партию продукции в 17 регионах забраковал Роспотребнадзор. Они установили, что товары продавались с нарушением сроков годности и на них тоже отсутствовали сведения об изготовителе.

Александр Калинин: Коллеги, Роспотребнадзор (ну, чтобы телезрители знали) в нашем государстве отвечает за безопасность пищевых продуктов. За качество прямой ответственности еще никто не поручал. Это, говорят, дело товаропроизводителей, дело структуры гражданского общества, дело потребителей.

Александр Денисов: А это разные вещи – безопасность и качество?

Александр Калинин: Это разные вещи…

Александр Денисов: А в чем разница, объясните?

Александр Калинин: Это не разные вещи, а тесно взаимосвязанные. И я до сих пор удивлен, что наши так называемые службы по надзору – и в сфере алкоголя, и в сфере сельхозпроизводства, и Роспотребнадзор, и другие, у нас очень много служб, их 14 – и все они заточены на безопасность. Я должен вам сказать, что это пагубная практика в нашем государстве. Нехорошо критиковать государство, но я скажу. Если мы приедем в Швейцарию, мы увидим швейцарские, швейцарский шоколад, швейцарские финансовые услуги высочайшего качества. Швейцария маленькая, вот такая, а она у нас пользуется авторитетом во всем мире только потому, что она отдает приоритет качеству товаров, работ и услуг. А мы отдаем безопасности. Есть разница?

Анастасия Сорокина: Ну, было же иначе. Было те самые ГОСТы, когда ты знал, что ты всегда купишь тот же самый товар того же самого качества.

Александр Калинин: Давайте посмотрим на ГОСТы. ГОСТами наша странами, по сравнению, например, с США, обеспечена на 27%. У нас многих ГОСТов не разработано и не хватает, особенно на методы контроля, на методы исследований, на сырье, на готовую продукцию. У нас не хватает ГОСТов. Но в молочной отрасли ГОСТов хватает, я должен вам сказать. Перед вами сидит автор 19 ГОСТов на молочную продукцию, я их и разрабатывал, и профинансировал.

Александр Денисов: То есть за молоко отвечаете, что сомнений нет?

Александр Калинин: Совершенно верно. ГОСТы у нас нормальные. Но давайте посмотрим, что происходит на молочном рынке. Там, где крупные товаропроизводители, они за свой авторитет и репутацию болеют и не допускают хулиганства, там не найдешь ни антибиотиков, ни других каких-то… ничего остального. Мелкие товаропроизводители хулиганят. Вот мы сейчас снарядили уже делегацию экспертов фонда на Северный Кавказ, оттуда идет поток жалоб, вплоть до того, что…

Александр Денисов: Остаточные антибиотики?

Александр Калинин: Там все что угодно. Там даже производится так называемая молочная продукция, которая к молоку не имеет отношения. Да, она белая, она вроде бы…

Александр Денисов: А к чему она имеет отношение?

Александр Калинин: Это напиток. Напиток безалкогольный, но не молоко. Вот мы будем разбираться сейчас на Северном Кавказе, что там делают. Вплоть до того, что это поставляют даже в санаторно-курортные учреждения. Будем разбираться и смотреть. Эта работа начнется со следующего вторника.

Я должен сказать по мясу. У нас мясная промышленность очень нервно реагирует на критику. Я знаю, что даже в этой студии, где я сейчас нахожусь, были защитники мясной отрасли и они говорили: «Как это так? Мы стараемся, а нас тут все ругают». Ну а как не ругать? Давайте посмотрим сейчас любой мясокомбинат. Раньше любой мясокомбинат имел свой убойный цех – это означало, что свежее мясо и свежее все остальное. Сейчас все работают на замороженном сырье, причем за сырье глубокой заморозки, причем много сырья поставляется из Европы и из других стран с уже близким к истечению сроком годности, а потом идет в мясную переработку нашей страны.

Александр Денисов: Это как раз вопрос качества.

Александр Калинин: Вопрос качества.

Александр Денисов: То есть это безопасно, но некачественно?

Александр Калинин: Из некачественного сырья качественный мясной продукт не сделаешь.

Анастасия Сорокина: Давайте к вопросам качества мы вернемся, а сейчас дадим высказаться нашим зрителям. Дозвонился нам Юрий из Москвы. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Полностью согласен с вашим гостем и с Матвиенко, давно пора вводить уголовную ответственность. Это просто мы нацию гробим, и все. Посмотрите, у нас какой всплеск онкологии идет. Отравленные дети – садики, ясли, школы. Неизвестно что они едят, дети. А про нас я не говорю уже.

Анастасия Сорокина: Да, понятна ваша позиция, Юрий.

Вот сейчас очень многие сталкиваются с ситуацией, когда те самые привычные продукты, которые обычно ты покупал в магазине, нужно рассматривать под лупой, чтобы увидеть тот состав, который входит. И вот те маркировочки, иногда для такого рекламного хода их прикрепляют, «Изготовлено по ГОСТу» – ну, это скорее приманка теперь, чем на самом деле соответствует действительности, как мы понимаем.

Александр Калинин: Анастасия, вы абсолютно правильно говорите. У нас тяжелейшее направление, у потребителей, у тех потребителей, которые сами себя защитить не в состоянии. Это пациенты медицинских и социальных учреждений, психоневрологические диспансеры, детские дома, дома престарелых и ветеранов, больницы, где послеоперационный больной лежит после онкологии или сердечно-сосудистых заболеваний, а их же надо кормить, и многие другие. Детские сады, школы…

Александр Денисов: Вот насчет детских садов. Случай в Москве был…

Александр Калинин: И я должен сказать, что вот здесь процветает коррупция в полном смысле, здесь нарушаются многие положения 44-го закона о госзакупках. Закупается то, что дешевле. А дешевле – это не значит, что это лучше, сбалансированно и вкусно. Наоборот, это в ущерб качеству, в ущерб здоровью людей.

Александр Денисов: Как вам случай в Москве, когда в конце прошлого года было 127 случаев дизентерии в столичных детсадах? Потом выяснилось, что им какой-то творог не тот привезли, то ли его производитель нахимичил…

Анастасия Сорокина: Вот мясо недавно обнаружили…

Александр Денисов: …то ли поставщики где-то передержали. То есть у нас в этой цепочке много звеньев, и любое из них может оказаться слабым.

Александр Калинин: Абсолютно правильно. Мы недавно проверяли рынок майонезов. Ну, чтобы телезрители знали, у нас три страны-майонезоеды – Индия, США и Росси – на Земном шаре, и по производству, и по потреблению.

Александр Денисов: А французы не любят майонез?

Александр Калинин: Они любят, но у них объемы меньшие и качество значительно выше.

Александр Денисов: Они же изобретатели майонеза.

Александр Калинин: И вот мы решили проверить, посмотреть, что у нас за майонезы, чем кормят. Это же многокомпонентный натуральный продукт, там все компоненты натуральные.

Александр Денисов: Горчица, яйца…

Александр Калинин: Горчица, яйца, яичный желток и так далее, сухое молоко. Ну, это натуральные продукты. Начали смотреть – ни одна сегодня организация производственная в нашей стране не выпускает майонез. Выпускают соус по принципу «жир в воде и все остальное» из компаундных систем. Что это такое? Я переведу, чтобы телезрители знали.

В мешках поступает грязно-желтый порошок, который разводят водой, добавляют уксус, добавляют масло непонятно какого качества, разводят. И еще непонятно – разводят в условиях горячего или холодного смешивания. Есть горячее смешивание и холодное смешивание. И пожалуйста – мечта хозяйки. Берем мы этот майонез и смотрим. Я пришел к главному государственному санитарному врачу (не буду называть фамилию, ее знает вся страна) и говорю: «Вот ситуация».

Александр Денисов: Попова.

Александр Калинин: «Ни одного майонеза нет сегодня как такового». Ответ следующий: «Александр Яковлевич, что вы к нам пристаете? Мы отвечаем за безопасность. Кто-нибудь умер от майонеза? Никто не умер. Ну и чего тогда? А качеством пусть занимаются товаропроизводители и другие структуры».

Анастасия Сорокина: Александр Яковлевич, конечно, хочется все-таки сейчас… Понятно, что вы делаете правильное дело по поводу проверок. Но вот тем, кто уже буквально через пару минут отправится в магазин, им хочется все-таки купить продукты, которые не доведут их до больничной койки и не заставят их столкнуться с какими-то серьезными заболеваниями. В интернете очень много советов. Вот наш корреспондент посмотрел, что же сейчас можно предпринять, чтобы проверить качество продуктов в домашних условиях. Давайте посмотрим этот эксперимент.

СЮЖЕТ

Александр Калинин: Молодец! Прекрасно она продемонстрировала. Только я посоветовал бы еще товаропотребителям, когда купите курицу и она размороженная, вы пальчиком, пожалуйста, на нее нажмите и посмотрите – распрямится мясо или ямочка останется. Если ямочка осталась – верните.

Анастасия Сорокина: Кстати…

Александр Денисов: Прости, Настя. Когда наш корреспондент Ольга Гришина заговорила про цвет курицы, я вспомнил старый советский анекдот. Помните? Зарубежная курица лежит – такая розовенькая, пышная, и наша – худая, невзрачная, синего цвета. Зарубежная ей говорит: «Ну что ты так плохо выглядишь? Вот посмотри – я на антибиотиках, какая прекрасная». А та ей говорит: «Ну и что? Зато я своей смертью умерла».

Александр Калинин: Кстати, о курах. Если хозяйки покупают кур и берут вот там, где шея у курицы, а потом отрезают все, что связано с горлом и с другими делами, целый кусок, 125–150 граммов с каждой курицы. Вот мы убеждаем несколько лет производителей кур: «Зачем вы это делаете? Зачем вы горло оставляете и вот это все хозяйство там? Ну отрезайте. Зачем вы деньги за это берете? Все равно любая хозяйка отрежет и выбросит».

Александр Денисов: Но это же вес, это вес.

Александр Калинин: Это вес.

Анастасия Сорокина: Вот к вопросу цены. Я понимаю, что сейчас эксперименты – дело хорошее.

Александр Калинин: И цены, и качества в итоге. По мороженому очень правильно коллега ваша сегодня сказала. У нас практически все виды мороженого с растительными жирами сегодня. Но – смотря с какими. Анастас Иванович Микоян, нарком нашей пищевой промышленности (вы, наверное, знаете эту фамилию), привез из США 70 лет назад технологии производства мороженого для нашей страны. Естественно, они были на кокосовом масле. На кокосовом масле – понятно. Но на пальмовом и пальмоядровом – это другое разговор.

Анастасия Сорокина: Сейчас прорывается к нам звонок из Московской области – Татьяна. Давайте дадим ей слово. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Вот сейчас выступает человек и говорит, что мешок, делают, например, там майонез. Ну а контроль? Действительно, он правду говорит, что должен быть контроль, санэпидстанция или кто-то должен. Вы представляете, сейчас столько больных, как говорится, по всем заболеваемостях. Дети больные уже стали. Ну, как-то надо контролировать продукцию. Берешь колбасу, берешь, мясницкий ряд, зашел в магазин. Я говорю: «Какое число прибытия?» Она говорит: «Пятое». Говорю: «А сегодня двенадцатое. А почему так?» – «А она вся прошла обработку, можно и пятнадцатого брать». Когда это так было? При советской власти (я, к примеру, за нее), бывало, придешь, колбасу возьмешь. Пусть ее мало, но поешь так поешь. Сейчас – как вата какая-то! Сосиски и все прочее. Надо навести порядок, пожалуйста!

Анастасия Сорокина: Понятно, Татьяна, спасибо вам большое за звонок. Вот сейчас говорят, что курить не так опасно, как есть сосиски.

Александр Калинин: Совершенно верно.

Анастасия Сорокина: Сейчас такой состав в продуктах. Вот хочется спросить. Да, мы можем проверить, но это деньги, мы за это платим свои деньги, и потом никто нам их не вернет. Почему мы должны проводить эксперименты над своим здоровьем и над здоровьем своих близких?

Александр Калинин: В мясной отрасли и в других… А у нас 35 сегментов, которые обеспечивают продовольственную безопасность потребителей, 35 сегментов: мясная, молочная, хлебопекарная и так далее, детское питание. И везде есть «специалисты» по оптимизации своих расходов, бизнес-расходов. В мясной отрасли не исключение. Они очень болезненно реагируют на качество своих сосисок. Господа, вы делаете плохие сосиски. Перед вами мы сидим, потребители, и я, их защитник. Сосиски в стране купить хорошие трудно. Сосиски не годного качества. Пожалуйста, перестраивайте технологии, делайте что угодно, но давайте производить нормальную продукцию.

Анастасия Сорокина: Что же, мы их уговаривать будем? «Пожалуйста, измените»?

Александр Калинин: Теперь по поводу уговаривания. Значит, у нас в стране сегодня нет государственного органа, который бы контролировал… Это то, что сказала сейчас Татьяна, звонила. Она умница, она правильно сказала. Сроки годности пищевых продуктов у нас практически никто не контролирует. И возникает вопрос: а чья это проблема? Наверное, это проблема тех, кто занимается здоровьем нации, по идее, да? Но никто не контролирует. У нас сегодня идет сплошь регистрация пищевых продуктов со сроками годности: два года, два с половиной и так далее.

Вы не поверите, на потребительском рынке сейчас в связи с ужесточением требований на рынке фармакологии, лекарств (идет же ужесточение), все ринулись лекарственные препараты переводить в пищу, в форме БАДов. Теперь у нас просто засилье БАДов. Вы не поверите… Вот вчера было заседание Головного экспертного совета. У нас каждый четверг мы рассматриваем многие дела – допустить на рынок или не допустить тот или иной пищевой продукт. Ну слушайте, вчера предъявили: БАД из дождевых червей сушеных. Я спрашиваю…

Александр Денисов: Это, наверное, чтобы сосиски были вкуснее, я понял.

Анастасия Сорокина: Чтобы мясо все-таки было.

Александр Калинин: Я спрашиваю доктора медицинских наук, который докладывает, я говорю: «Вы на обед это будете есть? Почему вы пришли сюда докладывать?»

Александр Денисов: Александр Яковлевич, тогда сразу вопрос: как нам совместить? С одной стороны, у нас тут говорят, что нужно отстать от этого несчастного бизнеса, поменьше… чтобы он «под статьей не ходил». При этом они колбасят (извиняюсь за выражение, но тут другого слова не подберешь) что хотят. И что – нам их не контролировать теперь? Они, значит, нам чепуху какую-то готовят, а мы от них отстанем? Это как нам совмещать тогда?

Александр Калинин: Я должен вам сказать, однажды мы решили всерьез наказать одного бизнесмена. Фамилию называть не буду, чтобы не делать ему рекламу (он и сейчас жив, здоров и процветает). Он выпускал фальсификат. Взял аналог зарубежный, изменил одну букву в названии и гонит на рынок всякую чепуху.

Александр Денисов: Колбасная, мясная продукция?

Александр Калинин: Нет, нет. Начали разбираться. Выясняется, что он ни в чем не виноват. Ни прокуратура, ни МВД, никто… Все говорят: «Он не виноват. Он владелец этого концерна пищевого. У него есть там наемные люди, к ним надо претензии». Мы долго разбирались, к кому претензии, и так ничего не предъявили. Нам надо наказывать людей. Вот когда мы реально накажем кого-нибудь в России за это, за некачественные продукты, оштрафуем или посадим, или как-то иначе еще, лишим лицензии и скажем об этом всему российскому народу, потребителям – ну, тогда будет порядок. А пока мы разговариваем только на языке уговоров и рассуждений.

Я вам приведу пример. Я собрал ведущих товаропроизводителей молочной отрасли, к себе пригласил попить чаю в фонд. Не буду называть крупнейшие компании, их несколько, вы их все знаете. И говорю: «Господа, давайте сделаем с вами независимую экспертизу ваших молочных продуктов повседневного спроса. Вот говорят, вы пальмовое масло добавляете, еще другое. Давайте. Только сделаем так: мы закупим анонимно, и проверка будет у нас в Институте питания в Эдинбурге (Шотландия), в Институте питания, например, в Праге, ну и для пущей важности у нас в одном из научных центров, тоже посмотрим. Пожалуйста, давайте сделаем такую экспертизу».

Ну, крупнейшие товаропроизводители говорят: «Александр Яковлевич, вообще вы молодец, правильная идея». На следующий день прислали извинительное письмо, что не могут принять участие в этом проекте и так далее, и так далее.

Я должен вам сказать, что молочная отрасль сама себя должна защищать и поменьше говорить, а побольше делать качественной продукции. Так же, как и все другие. Так же, как и детское питание, например, где у нас сидит сплошной криминал, и в детском питании у нас практически 100% производителей и поставщиков – зарубежные. Мы уничтожили индустрию детского питания в Российской Федерации. У нас был один-единственный «Нутритек», и тот по суду был ликвидирован. Сейчас есть «Инфаприм», который делает детские смеси для детей, и то таджики купили и уехали, сейчас в Канаде, это канадская компания. У нас нет ни одной компании, которая производила бы нормальные детские продукты, российской компании.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим высказаться зрителям. Лидия из Тулы к нам дозвонилась. Здравствуйте, Лидия.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что качество продуктов – да, безусловно, это важная проблема, государственная проблема, потому что от этого зависит наше здоровье. Но мы знаем, что сейчас тоже можно купить и экопродукты, которые будут стоить на несколько порядков дороже, чем то, что мы покупаем, скажем, в обычных сетях или в маленьких магазинчиках.

Так вот, да, действительно, о здоровье страны надо заботиться. Но как пенсионерам (а я отношусь к их числу) выжить на 12 тысяч, купить экопродукты, которые сразу, естественно поднимутся в цене, и как вообще все это совместить? После коммуналки, выплаты коммунальных услуг остаются такие жалкие крохи! Просто, чтобы не умереть с голоду, приходится оббегать несколько магазинов, где найдешь самое дешевое. Это не я одна, это так живет у нас добрая половина страны.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Лидия, спасибо. У нас, к сожалению, очень мало времени…

Александр Калинин: Извините, я комментарий дам по поводу так называемых, как она назвала, экопродуктов. Нет таких продуктов. Есть органические продукты, так правильно они называются во всем мире.

Анастасия Сорокина: Можно я перефразирую вопрос от зрительницы? Если дороже, то это будут качественнее продукты? От цены зависит? Точнее, можно ли купить и быть уверенным, что, покупая дороже, ты точно покупаешь качественное?

Александр Калинин: Ну, есть вероятность, но, разумеется, не всегда.

Александр Денисов: Но нет гарантии.

Александр Калинин: Ну, по поводу еще экопродуктов. Таких продуктов нет у нас в стране. Во всем мире есть органическая сельскохозяйственная продукция. Перед вами сидит председатель Национального технического комитета по органической продукции, это я. Не от хорошей жизни меня назначили на эту расстрельную должность. Мы сейчас сделали всю нормативную базу, чтобы были требования нормальные к так называемым продуктам, а то у нас БИО, ЭКО, экологичные всякие – и вводят потребителей в заблуждение. Есть органические продукты, и больше никаких, во всем мире.

Александр Денисов: То есть, если подводить итог…

Александр Калинин: Теперь по поводу того, что беспокоятся в Туле. До Тулы органические продукты дойдут не скоро по одной простой причине – мы их продаем сейчас у себя всего на 100 миллионов долларов за весь год.

Анастасия Сорокина: Ну, мы будем надеяться, что все равно ситуация выровняется и вот это понятие «качество пищевой продукции», о котором говорил премьер Дмитрий Медведев, оно все-таки действительно поменяет ситуацию сейчас на нашем рынке продовольственного питания.

Ну что же, давайте подведем итог нашего опроса, который мы заявили в начале беседы. Значит, наши зрители считают, что качество стало хуже – 98% опрошенных так считают.

Александр Денисов: Александр Яковлевич, то есть получается, что все-таки нужно вводить уголовную ответственность? Как говорил Жеглов: «По десятке на душу населения».

Александр Калинин: Надо вводить наказания. Мы сейчас имеем только перечень административных наказаний, и то он небольшой. А если это будет уголовная ответственность, и она будет введена, я не вижу в этом ничего плохо. Я абсолютно согласен с Валентиной Ивановной Матвиенко, с председателем Совета Федерации нашей страны.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам большое. Это был Александр Яковлевич Калинин, генеральный директор Национального фонда защиты потребителей. Ну а мы вернемся через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты