Бизнес на дому

Гости
Светлана Бессараб
член комитета ГД РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов
Владимир Буев
президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства

Иван Князев: Ну а мы начинаем. Моя квартира – мое дело, причем во всех смыслах: в Госдуме предложили разрешить вести малый бизнес в жилых помещениях. Сегодня сферы деятельности, которые можно вести в своей квартире, ограничены. Вот что можно делать? Давайте посмотрим. Можно, например, готовить десерты на заказ, жить одежду или собирать букеты. На дому разрешено оказывать услуги в сфере красоты: маникюр, парикмахерские услуги и другие. Также квартиру можно использовать для профессиональной научной и творческой деятельности. Организовать домашний офис могут программисты, дизайнеры или юристы. Ну вот, собственно, и все. Оптовый склад, магазин, цех организовать не получится, будут штрафы.

Марина Калинина: Ну и, собственно, для этого есть свои причины, какие – спросим, конечно же, у специалистов. И что может случиться, если инициативу примут? Будем со всем этим разбираться. У вас хотим узнать, сталкивались ли вы с тем, что у соседей, например, вместо квартиры магазин или что-то еще. Пишите-звоните нам, мешает ли это вам жить, как вы к этому относитесь, может быть, вы против или вам без разницы. Так что высказывайте свое мнение. Может быть, вы сами организовали такой бизнес? Как вы выходили из этого положения?

Иван Князев: Ну и вопрос для нашего голосования с помощью SMS: разрешить малый бизнес в жилых помещениях? «Да» или «нет» на номер 5445, присылайте свои варианты. Представим экспертов.

Марина Калинина: Да. Первый эксперт, который с нами на связи, – это Светлана Бессараб, член Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов. Здравствуйте, Светлана Викторовна. Собственно, я так понимаю, это ваша инициатива в основном, да, вы стали инициатором этой идеи...

Светлана Бессараб: Здравствуйте.

Марина Калинина: Почему вы занялись именно этим вопросом? И что конкретно вы предлагаете? Вот давайте поподробнее.

Иван Князев: И почему.

Светлана Бессараб: Я не говорю о многоквартирных домах, прежде всего хотелось бы обратить внимание, что я говорю только о жилых домах, расположенных на участках под индивидуальную жилую застройку.

Иван Князев: Ага.

Светлана Бессараб: С 2019 года Минэкономразвития внесли соответствующие ограничения в классификатор назначения земель, в соответствии с которыми ведение коммерческой деятельности на жилых участках запрещено, то есть речь идет именно о частном секторе так называемом.

Марина Калинина: Ага.

Светлана Бессараб: К сожалению, даже у нас в благодатной Кубани есть такие хутора и поселки, отдаленные населенные пункты, труднодоступные населенные пункты, в которые крайне неохотно идут торговые сети, разного рода бизнес, и поэтому жителям приходится выкручиваться каким-то образом самостоятельно. Сложно представить, согласитесь, что в таком поселке, как правило, достаточно небогатые дома, кто-то из граждан будет специально переводить свой жилой дом или его часть в нежилое помещение, проходить сумасшедшие по бюрократической задействованности процедуры, собирать множество документов, платить соответствующие взносы за реконструкцию только для того, чтобы открыть какую-нибудь сельскую торговую лавочку и торговать, к примеру, хлебом, продуктами питания, продуктами первой необходимости, оказывать какие-то совершенно небольшие бытовые услуги...

Марина Калинина: Ну хорошо, а если не торговать, а что-то производить? Никто же не запретит мне в моем личном доме шить какие-то вещи, то есть...

Светлана Бессараб: Да, шить не запретят, но вам запретят продавать, ну то есть реализовывать это. Фактически вы ведете коммерческую деятельность, и сегодня это запрещено. То есть законодательством не запрещается, Налоговый кодекс предусматривает взимание налогов в случае ведения вами предпринимательской деятельности в своем частном доме, но вот именно классификатор назначения земель запрещает это категорически. Более того, вас могут не просто оштрафовать, но изъять ваш участок в связи с использованием его не по назначению, есть такая норма у нас в законодательстве.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Светлана Викторовна...

Светлана Бессараб: Я предлагаю исправить эту ситуацию, дать возможность людям просто по ОКВЭДам, которые вы уже называли, по аналогии с многоквартирными жилыми домами в частных домах заниматься такой деятельностью, да.

Иван Князев: Светлана Викторовна, тут, понимаете, все-таки нужно еще раз уточнить: речь, как вы говорите, не о многоквартирных домах, потому что...

Светлана Бессараб: Ни в коем случае, нет.

Иван Князев: Это точно будет отражено в этой инициативе, в этих поправках?

Светлана Бессараб: Это уже отражено, и это не инициатива, это предложение правительству внести соответствующие изменения в классификатор назначения земель. Потому что, повторюсь, правительство уже, и я весьма признательна прежде всего председателю правительства, потому что на таком высоком уровне поддержали инициативу о введении понятий «гостевой дом», «фермерский дом». Сегодня вот традиционно у нас туристы поедут на побережье, в горы, отдыхать в замечательные уголки нашей России, но при этом в частных домах сегодня останавливаться сложно, потому что опять-таки с 2019 года это не разрешается, запрещено. Ну вот сегодня уже понятие гостевого дома вводится, с тем чтобы с минимальными требованиями обеспечить возможность работы в таких домах, ну то есть семья проживает, сдают какие-то излишки комнат во временную аренду, извлекают доход, платят налоги, тем самым не стоят на учете как безработные.

Марина Калинина: Светлана Викторовна, скажите, а как можно доказать, допустим, если у человека есть участок, например, возьмем Сочи, популярный курорт, где-то есть участок, на котором стоит большой дом и еще несколько домиков небольших, ну, скажем, гостевых. И в этих гостевых домиках, они сдаются, то есть приезжают как частный сектор, приезжают люди и там живут. Как можно доказать, что это бизнес? Может быть, это... Это же можно как? Знакомые приехали, родственники и так далее, и так далее. То есть насколько это все законодательно можно закрепить, что это нарушение закона?

Светлана Бессараб: Ну, собственно, та ситуация, о которой вы говорите, – это теневой бизнес, а у нас еще множество гостевых домов, которые именно строились как гостевые дома, с выполнением всех СНиПов, и затем просто были запрещены законодательно, ну просто оценка регулирующего воздействия не проводилась должным образом, к сожалению, и произошло такое событие неприятное. Теперь мы пытаемся реанимировать эти гостевые дома, дать возможность людям... Но это не множество построек и отдельно жилой дом, это жилой дом, в котором, возможно, зарегистрирована семья владельцев и при этом имеются дополнительные комнаты, которые сдаются в наем, именно так, потому что в противном случае это уже гостиница и должно быть переоформление. Не может быть на одном участке под ИЖС сдаваться так называемые хозпостройки как места для размещения туристов, это неправильно.

Марина Калинина: Ага, ага.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. У нас Любовь из Сочи на связи. Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Ну вот я живу в олимпийском, можно сказать, районе, у нас проходит федеральная трасса, понимаете. Где-то метр от тротуара как бы до жилого дома, вот три дома подряд занимаются цветами. У себя они оставили вплоть до того, что тропинка, по которой они ходят, остальное все стоят горшки, то есть у них бизнес. Ну, этим можно заниматься, я считаю, и на рынке, потому что мне как бы мешают эти машины, которые едут по дороге, они останавливаются. Вообще я не знаю, с дороги можно продавать или нет цветы и вообще все остальное? То есть у них вот такой бизнес, три дома устроили бизнес такой.

Иван Князев: Да, Любовь, понятно, спасибо вам большое. Светлана Викторовна, ну видите, даже вот когда, казалось бы, ну совсем себе безобидная вроде деятельность, безобидный бизнес, а вот уже доставляет неудобства, например, соседям либо просто прохожим, когда вот так вот занимают проезжую часть.

Светлана Бессараб: Ну, такая торговля в принципе запрещена, есть сельскохозяйственные ярмарки, специально оборудованные места для такой торговли. Конечно, это создает определенные неудобства. Я как раз говорю о том, что зачастую в отдаленных, труднодоступных населенных пунктах просто нет никакой возможности где-либо еще организовать бизнес, и людям нужно...

Иван Князев: Нет, ну вы же понимаете, что воспользуются-то этой возможностью не маленькие какие-то там села и отдаленные поселения, а бизнес начнет делать там, где в принципе он может мешать другим людям. И здесь же опять, наверное, если все-таки вот это все дело разрешить, где-то начнут нарушаться какие-то санитарные нормы, где-то вот горшки начнут с цветами на тротуар выставлять...

Светлана Бессараб: Для контроля за соблюдением санитарных норм у нас есть соответствующие надзорные органы. Понимаете, если предполагать, что вдруг начнут что-то нарушать, то можно тогда запретить все на всякий случай, чтобы не нарушали, понимаете. С другой стороны, я с вами согласна, что, например, когда делают шиномонтаж, какую-то автомастерскую вместо жилого дома, то, наверное, нужно переводить все-таки участок, соответственно, под коммерческую деятельность, обеспечивать соответствующие экологические, санитарные нормы и так далее.

Иван Князев: Ну тут вот, смотрите, даже я сейчас... Секундочку...

Марина Калинина: Светлана... Сейчас, Вань, извини...

Светлана Бессараб: Я говорю о соблюдении всех требований, которые установлены для таких точек, и при этом разрешении о ведении бизнеса. А скажите, Иван, чем отличается многоквартирный дом...

Марина Калинина: Светлана, а скажите, можно я вас спрошу?

Светлана Бессараб: Да-да-да, конечно.

Марина Калинина: Давайте вернемся немножко назад. Когда вводили те нормативы, что это делать нельзя, вот вроде как сначала разрешили, а потом сказали, что нет, ребята, давайте-ка вы нам за это платите, каков масштаб проблемы? То есть в ценовом выражении что от этого государство выиграло? Это такие большие деньги поиметь с таких вот малых-малых-малых предприятий, которые сами как-то на себе зарабатывают?

Светлана Бессараб: Да нет, собственно, государство, конечно, ничего не выиграло. Более того, государство проиграло, потому что если мы говорим сейчас о гостевых домах, которые были какое-то время назад разрешены, то действительно граждане платили налоги за ведение такой деятельности, предоставляли отчетность соответствующую, это было в упрощенном порядке, можно было перевести свое помещение в разряд гостевых домов. Сегодня, конечно, это не разрешено, это потеря не только доходов бюджетных...

Марина Калинина: Я просто не понимаю посыла, почему это было запрещено, вот как бы для чего это было сделано, а теперь обратно.

Светлана Бессараб: На мой взгляд, это была допущена ошибка, ошибка по оценке регулирующего воздействия, когда, знаете, как в хорошей пословице, вместе с водой выплеснули и ребенка по сути.

Иван Князев: Светлана Викторовна, а если вот немножко еще порассуждать, смоделировать такую ситуацию? Небольшое поселение, тихий райончик, состоящий из частного сектора, частных домов. Открывается шиномонтажка, по маленькой тихой улочке, где в принципе всегда катались дети на велосипедах, ходили пенсионеры, начинают ездить машины, вот, и начинается там какая-то хоздеятельность вестись, связанная вот именно с этим видом. Это и выхлопные газы, это какое-то там горючее, там машины эти мыть будут, масла и так далее. Представляете, во что может превратиться вот этот тихий какой-нибудь сектор частных домов?

Светлана Бессараб: Иван, но мы же с вами говорили о том, что шиномонтаж должен все-таки, наверное, переводиться в коммерческое, потому что мы понимаем, что это нарушение санитарных норм, правил. Давайте поговорим о другом. К примеру, представьте себе фермерский дом, фермер производит свои продукты. Для того чтобы ими торговать, теоретически, вот теоретически сегодня необходимо перевести часть своего помещения или все помещение в нежилое, разделить земельный участок, выделить его по виду назначения...

Иван Князев: Ну это понятно, но просто, смотрите, даже в этому же фермеру кто-то закупаться будет ездить, кто-то еще, кто-то может, это смотря еще какой фермер получится, может, там фурами возить будут, тоже ведь нюансы. Я просто... Я не к тому, что это плохо либо это хорошо, просто все ли нюансы продуманы?

Светлана Бессараб: Иван, конечно, для этого есть множество подзаконных нормативно-правовых актов, которые должны быть обязательно подготовлены. Более того, я считаю, что не должно выдаваться разрешение на ведение любой деятельности, необходимо определить ОКВЭДы, назначения категорий именно экономической деятельности по тем или иным видам. Ну вот, к примеру, то, что вы уже перечислили, это ОКВЭДы той экономической деятельности, которой можно заниматься в многоквартирных домах. Чем, собственно, частный дом отличается от многоквартирного дома? В многоквартирном есть соседи и при этом разрешена такая деятельность, а в частом нет соседей, но она запрещена.

Понимаете, вот здесь вот такой нюанс, когда вот, собственно, в неравном положении даже владельцы квартир многоквартирного дома, ну они же имеют право теоретическое перевести в нежилое помещение, и владельцы частного сектора, когда земля выделена под ИЖС, поверьте, это очень сложно переоформить. А потом, ну где жить человеку, у которого другой возможности заниматься предпринимательством просто нет? Где ему искать такое помещение, если его в поселке нет, в населенном пункте нет?

Марина Калинина: Светлана, ну смотрите, какая ситуация. Даже сейчас, положа руку на сердце, вы же тоже знаете, что во всех деревнях, во всех селах есть бабушки, дедушки, которые выращивают курочек, которые продают яйца, доят коров, продают это молоко, и никто там ничего не переоформляет, и никто их не проверяет. То есть насколько эта проблема актуальна вообще на сегодняшний день?

Светлана Бессараб: Вы знаете, если выехать за черту Москвы и Московской области и посмотреть, в общем-то, вокруг, то получается, что многие наши отдаленные населенные пункты вообще не имеют такой возможности, нет там нежилых помещений, вот просто нет. И представьте теперь тогда, либо бросать этот населенный пункт, пусть вывозят, что называется, на курочках, яйцах, бабушках и так далее, как вы говорите, либо дать возможность работать там предпринимателям, но тогда как-то изыскивать нежилые помещения. Как, каким образом? Строить новые? Но бизнес туда не хочет идти, вы же знаете, там ни банкоматов, ни торговых сетей, ничего подобного нет.

Марина Калинина: Хорошо, Светлана, как было встречено ваше предложение, вот скажите? Какие перспективы у вашего предложения, которое, собственно, направлено на то, чтобы облегчить жизнь вот этим людям, которые хотят заняться своим ну таким уж мини-мини-бизнесом?

Светлана Бессараб: Марина, я надеюсь, что его поддержат. По крайней мере я очень признательна правительству, ну прежде всего Ростуризму за то, что поддержали предложение о введении понятия гостевых домов и фермерских домов. Потому что на сегодняшний день появится возможность у граждан с минимальными требованиями, затратами по времени, бюрократическими проволочками и минимальными затратами, это не юридическое лицо все-таки будет, ну то есть не юридическое, не коммерческое, такое между юридическим и...

Марина Калинина: ...физическим.

Светлана Бессараб: ...физическим лицом, это будет ИП, это будет, возможно, самозанятый, которые с минимальными требованиями, но с соблюдением всех гарантий, норм будут заниматься такой деятельностью, будут платить налоги, будут кормить свои семьи, просто не пойдут просить помощи у государства. Потому что часто, вы знаете, в курортных городах, поселочках просто нет другой работы, она только сезонная и только по встрече гостей.

Иван Князев: Спасибо вам!

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое!

Иван Князев: Светлана Бессараб, член Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов.

Марина Калинина: У нас есть звонки. Любовь из Владимирской области. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Алло, вы меня слышите?

Марина Калинина: Да, прекрасно слышим.

Иван Князев: Слушаем вас, Любовь.

Зритель: Алло? А, здравствуйте еще раз, добрый вечер. Я вот не первый раз к вам уже дозваниваюсь.

Меня так вот интересуют, волнуют все эти вопросы житейские. И я хочу рассказать то, что мы вот живем в многоквартирном доме, у нас 9-этажный дом, мы живем на 9-м этаже, и у нас соседи занимаются репетиторством. И я вот посчитала, у нее за месяц проходит 150 человек народу. Вы понимаете, это сколько грязи в подъезде?

Они ездюют в лифте, за лифт, у нас ПЦН, мы платим сами за это за все своими деньгами, уборщицу оплачиваем сами. Они в лифте возят велосипеды, самокаты. Заходишь в лифт, все зеркало в песке, кругом одна грязь, эти бумажки, мусор. Она еще не придет из школы, а дети уже на площадке тусуются, они ее ждут; еще эти не выйдут, уже приходят другие тусуются. Это вы представляете, сколько народу? Я категорически против.

А потом, ходят дети из коррекционной школы, вы понимаете? Это дети с отклонениями, они должны заниматься в определенном месте. Они приходят, они даже вот стоят с глазами пустыми, они не понимают, куда они пришли и зачем. Как можно вот так вот все это пускать на самотек? И в связи с этими обстоятельствами, сейчас которые в Казани, да ни в коем случае нельзя, надо детям заниматься...

Иван Князев: Да, Любовь, ну понятно. Но, конечно, мне кажется...

Марина Калинина: Ну, понимаете, детей, наверное, нельзя так разделять на коррекционных, не коррекционных и так далее...

Иван Князев: Так мы можем вообще все запретить. Мне просто интересно, к вам соседи и друзья...

Марина Калинина: Наверное, это женщина, которая работает преподавателем, тоже платит за тот же лифт и ту же уборщицу, которая убирает в вашем подъезде.

Иван Князев: Ну конечно же, и имеет право на то, чтобы, наверное, к ней кто-то приходил. К вам же тоже, наверное, ходят друзья, знакомые.

Марина Калинина: Давайте еще один звонок послушаем. Зинаида из Калуги с нами на связи. Зинаида, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер. Меня зовут Зинаида Петровна. Я в принципе хочу поддержать предыдущего, кто вам позвонил.

Иван Князев: Ага.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Дело в том, что я являюсь сама председателем совета дома в 5-этажном доме. Квартиры у нас все в собственности, придомовая территория на кадастровом учете. У нас дом очень хорошо смотрится, потому что мы за ним следим. Так вот представляю, что если кто-то открывает бизнес из того, что вы здесь предлагали, какие разные виды... Вот я то же самое уже представляю, будет хождение по этажам. Это будут клиенты, посетители и так далее. В какое время? – которое нас не устроит, в позднее, может быть, мы не знаем, но это будет шум.

Второе – грязь: правильно, будут носить грязь. Это убираем мы тоже сами, и этажи моем, и лестницы, все это делаем сами. А вот если, вы говорите... Ну все равно платит этот человек, который бизнес ведет, да, если он один, если к нему другой..., про это не то. Мы говорим о бизнесе другом совершенно, и надо предусмотреть, какие последствия для соседей. И кстати, вот некоторые, кто вот этот бизнес, они меньше всего будут заняты чистотой подъезда, спокойствием жителей, меньше всего, они заинтересованы будут в своей прибыли.

Марина Калинина: Зинаида, а скажите, к вашим соседям ходят гости периодически?

Зритель: Да ходят, я и говорю, не надо путать бизнес и просто гости.

Марина Калинина: Так они же тоже пачкают и топчут и в лифте ездят.

Зритель: Ну это единицы. Я еще раз говорю, не сравнивайте бизнес, это уже целенаправленное посещение, хождение. Это совершенно... Ну что мы путаем?

Марина Калинина: Ну смотрите, Зинаида, пока мы о многоквартирных домах в данном случае не говорим, сейчас речь идет о частных домах...

Иван Князев: Пока только частные дома, да.

Марина Калинина: ...где, собственно, человек может в принципе делать все, что он захочет, и мы говорим о том, какие нормативы нужно соблюдать, для того чтобы там вести свой частный бизнес.

Иван Князев: Спасибо вам.

Вот что пишут наши телезрители. Из Московской области: «Сосед лечит пиявками, ходят толпы страждущих, между прочим». Краснодарский край: «У нас в городе целые улицы, где в каждом дворе магазин стройматериалов». Из Воронежской области SMS: «Бизнес можно все-таки оставить только в частном доме». Из Краснодарского края мнение: «Да, пускай люди работают». Но вот много нюансов.

Марина Калинина: Ну вот еще из Московской области: «В многоквартирных домах, конечно, нет, это нарушение прав других жильцов. Но, с другой стороны, бабушкам нужно тогда запретить держать много кошек, так как от этого страдают соседи, а от бизнеса в жилых домах, учитывая, как у нас нередко выдается разрешение, жильцы, значит, страдать не будут?» Ну то есть вот эти квартиры, где 15 кошек на квадратный метр, значит, это нормально...

Иван Князев: Это нормально.

Марина Калинина: Да, а человек когда занимается, шьет платья и их продает, ну к примеру...

Иван Князев: Или занимается репетиторством.

Марина Калинина: ...или репетиторством, то это ненормально.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи – Владимир Буев, президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства. Здравствуйте, Владимир Викторович. Владимир Викторович, тут смотрите, какая история у нас получается, если отталкиваться от звонков и от SMS. Тут не то что разрешить в частном секторе, в частном доме переводить жилые помещения в нежилые, какую-то деятельность там вести, тут еще надо подумать, как бы в многоквартирных ограничить то, что уже разрешено, на что жалуются наши телезрители.

Марина Калинина: Давайте порассуждаем на эту тему. Вот как вы считаете?

Владимир Буев: Да, добрый день.

Марина Калинина: Добрый день.

Владимир Буев: Давайте попробуем порассуждать. Когда это касается частных домов, мне кажется, в этом смысле понятно, что соседей нет, там по крайней мере одна семья, это никому не мешает, тут не должно быть запретов.

Иван Князев: Ну, это смотря какую деятельность вести. Мы как-то уже вот это понемножку начинали прояснять.

Владимир Буев: Тем не менее, когда дом частный и там живет одна семья, как правило, здесь еще есть и участок свой. Если, конечно, нет грома, шума, гама, который может быть независимо от того, бизнес там или нет, есть на это нормативы, которые установлены в правоустанавливающих документах. Здесь, мне кажется, могут быть какие-то крайне небольшие ограничения, даже сложно представить, что за бизнес там может быть такой в частном доме, который можно ограничивать, но тем не менее ограничений здесь может быть какое-то минимальное количество, связанное с ограничением шума, с ограничением того, чтобы там не замусоривалась территория, еще какие-то, те ограничения, которые имеют отношение не только к бизнесу, а к нашей жизни вообще: мусорить нельзя, нельзя после какого-то времени, после 8, 9, 10 часов шуметь – это же не только к бизнесу относится, ко всему.

Марина Калинина: Ну да.

Владимир Буев: Поэтому, если это частные дома, здесь человек вправе делать все что угодно, по большому счету, если это не мешает другим. Другое дело, когда это касается многоквартирных домов, тех же самых первых этажей или даже не первых этажей, там, где это, скажем, этажи повыше, здесь всегда будет поле для компромисса между тем, кто бизнесом занимается, и жильцами. Если человек самозанятый, грубо говоря, вяжет, не знаю, шьет что-то, это никому не мешает абсолютно.

И кстати говоря, если в одних нормативных документах есть ограничения даже на такую деятельность, то в других документах в противоречие этим нормам такая деятельность в принципе разрешена. По-моему, в Жилищном кодексе, меня юристы консультировали сегодня наши, если это не мешает соседям, пожалуйста, занимайтесь и сейчас какого-то рода самозанятостью или, можно так сказать, низовым бизнесом.

Но если это касается, скажем, первых этажей домов, там, где кафе, понятно, что там могут быть крысы, тараканы. Здесь есть СанПиНы, есть нормы, которые установлены, собственно говоря, теми же самыми контролирующими органами, техническими регламентами и так далее. Здесь все равно будет поле для компромисса, все равно здесь так или иначе только компромисс может быть, жильцы готовы на это или не готовы, потому что там затрагивает тоже их частную собственность, даже если это не частная собственность, а они арендуют это жилье, живут на каких-то законных, естественно, основаниях. Поэтому здесь, естественно, компромисс. Но если мы посмотрим, скажем, кто вот ездил по Европе или вообще смотрит, как в Европе это все устроено, то все первые этажи и в центре, и в спальниках отданы под бизнес, под те же самые...

Иван Князев: Ну да, там везде лавочки, магазинчики...

Марина Калинина: Владимир Викторович, вот у меня такой вопрос. Я не защищаю ни тех людей, которые занимаются бизнесом в своей квартире или в своем доме, ни тех людей, которые живут в многоквартирном доме в качестве соседей, но мне не очень понятно. Вот если человек занимается репетиторством, к примеру, вот такой вопрос возник, к нему приходят ученики, ведь это же было 10 лет назад, 20 лет назад, 30 лет назад, 40 лет назад, все было то же самое, к человеку приходили люди. Почему он должен переделывать свою квартиру в нежилое помещение? И что, собственно, он должен каким-то соседям, если он своими знаниями дает человеку возможность поступить в тот или иной вуз, закончить школу и так далее, он зарабатывает на этом деньги? Это его личное дело, он принимает его не в подъезде, а в своей собственной квартире. То есть вы это можете объяснить, почему, вот в чем проблема?

Владимир Буев: Я с этой точки зрения проблем вообще не вижу, то есть соседям это мешать не должно. Да, это он принимает в своей квартире, он не шумит, не мусорит. Если, значит, он платит за это жилье, он оплачивает тот же самый лифт, он оплачивает уборку подъезда, то есть в этом смысле какие могут быть проблемы? Это было всегда, это есть сейчас повсеместно, и, собственно говоря, никаких проблем с переводом или непереводом в нежилое здесь никогда не возникало. Мне кажется, вот в это как раз включаться с регуляторикой смысла вообще нет, то есть это обычай делового оборота, он есть, он не запрещен, может быть, он и несильно разрешен, но тем не менее самозанятые репетиторы... Сейчас ведь сколько у нас самозанятых, больше 2 миллионов уже, да?

Марина Калинина: Очень много людей, да, занимаются своим бизнесом.

Иван Князев: Да, 2 миллиона.

Владимир Буев: Больше 2 миллионов самозанятых уже официально зарегистрированы, по-моему, 2,5 миллиона, это вот за последние только 2 года, когда разрешили все виды практически деятельности самозанятости, если не превышает у тебя определенный оборот в год и ты, грубо говоря, не нанимаешь наемный персонал, ты сам.

Иван Князев: Ну да-да-да.

Владимир Буев: Поэтому здесь репетиторов, особенно в крупных городах, их море. Их и раньше было море, грубо говоря, к ним и раньше ходили, и они ходили к кому-то, если там более высокая страта оплачиваемая, они ходили по квартирам с репетиторством своим, со своими знаниями, и к ним ходили. Здесь проблем нет, мне кажется, вообще в это лезть с регуляторикой смысла нет, это только какая-то волна для обсуждения поднимается.

Иван Князев: Да, Владимир Викторович, спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо за ваш комментарий. Владимир Буев, президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства, был у нас на связи. Еще звонок.

Иван Князев: Давайте звонок возьмем, Эдуард из Краснодара у нас на связи. Эдуард, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я только «за», разрешить малый бизнес в жилых помещениях, только «за». Мы до пандемии пробовали полуфабрикат, именно слоеное тесто, песочное тесто, именно чисто на тесте. Людям, вот они в пекарнях когда пекут, у них нет времени закупать масла, маргарин, муку, все это закупать и у себя на ограниченной территории самим изготавливать тесто, и они закупают. Так как у меня частный дом, частный двор большой и маленькое помещение есть...

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: И вы там все это можете сделать?

Зритель: Запросто, купить один тестомес и раскаточную машинку, все.

Иван Князев: Ага. Да, Эдуард, понятно, спасибо, спасибо вам большое. Вот еще, кстати...

Марина Калинина: Ну и давайте подведем итог нашего опроса. Спрашивали мы вас: «Разрешить малый бизнес в жилых помещениях или нет?» – «да» ответили 14%, не хотят этого делать 86%.

Иван Князев: Ну и, соответственно, в наших SMS мнения тоже разделились. С одной стороны, из Московской области пишут, что «хватает шума и грязи, например, от спортплощадок», но здесь уже людям не угодишь. Из Ленинградской области: «У соседей в частном доме авторемонт, целыми сутками шум, сварка, грохот, грязь, никакого покоя». Ну а с другой стороны, в Алтайском крае пишут: «Дайте людям все-таки возможность выживать», – все-таки это тоже какое-то дело, какая-то работа и какой-то доход.

Марина Калинина: Сергей Лесков к нам присоединится через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Госдуме предложили легализовать предпринимательство в квартирах. Обсудим эту инициативу