Леонид Костин: Сельское поселение сегодня - основа местного самоуправления в России

Гости
Леонид Костин
председатель Палаты сельских поселений Общероссийского конгресса муниципальных образований

Рубрика «Аграрная политика». Сельское самоуправление - кому оно нужно? Что нужно менять, чтобы оно было? В гостях у ведущего рубрики Игоря Абакумова - председатель Палаты сельских поселений Общероссийского конгресса муниципальных образований Леонид Костин.

 

Игорь Абакумов: Сегодня симулировать не будем. Вы, наверное, читали, что в прежние времена, давно-давно, сельское общество решало, когда ловить рыбу (и даже в это время запрещали колокольный бой), когда начинать сенокос. То есть сельское общество было решающим фактором принятия каких-то решений. Вот как сейчас дело обстоит? Я буду говорить с Леонидом Владимировичем Костиным, председателем Палаты сельских поселений Общероссийского конгресса муниципальных образований. С вами Игорь Абакумов, это «Аграрная политика». Здравствуйте, Леонид Владимирович.

Леонид Костин: Здравствуйте.

Игорь Абакумов: Леонид Владимирович, с чего это вдруг у нас как бы ниоткуда взялся Конгресс муниципальных образований, всероссийский причем? Откуда это? Что это за организация? Мы совсем об этом не знаем.

Леонид Костин: Ну, Игорь Борисович, я думаю, что эта организация знакома всем муниципалам, она все-таки не взялась из ниоткуда, заняла лидирующие позиции как одно из объединений муниципальных образований. В свое их время их было несколько, и сейчас сохраняется несколько. Но все-таки Конгресс муниципальных образований занял лидирующие позиции, именно на него делается ставка на самом деле со стороны органов государственной власти. И объединяет он на сегодняшний день, ну, я думаю, что все муниципалитеты страны…

Игорь Абакумов: А сколько их всего?

Леонид Костин: …включая их и присоединенный Крым, Севастополь, которые на сегодняшний день входят в состав Российской Федерации. Входят в состав именно конгресса не сами муниципальные образования, а их объединения на уровне регионов либо межмуниципальные образования, в которые непосредственно входят сами муниципальные образования. В каждом субъекте Российской Федерации такой союз существует, и уже из них формируется конгресс. Органы управления конгрессом формируются уже самими членами. Это руководитель, президент. Существует исполнительная дирекция. И рабочими органами являются как раз палаты, комитеты. Вот палаты формируются по принципу вида того или иного муниципального образования.

Один из видов муниципальных образований на сегодняшний день, самый многочисленный… Вот вы задали вопрос. Порядка 20 тысяч муниципалитетов, но самые многочисленные, объединяющие почти 30% населения нашей страны – это как раз являются сельские поселения. Палату сельских поселений в конгрессе я и возглавляю, являюсь сам руководителем администрации сельского поселения в Тверской области.

Игорь Абакумов: Как называется ваше поселение?

Леонид Костин: Оно называется – Михайловское сельское поселение, расположено в Калининском районе под Тверью.

Игорь Абакумов: Что оно представляет из себя, это поселение? Что там?

Леонид Костин: Оно представляет из себя 314 квадратных километров территории. Эта территория в два раза больше Твери. Надо понимать, что сельские территории все-таки больше…

Игорь Абакумов: Это все, что вокруг Твери, я правильно понимаю?

Леонид Костин: Это не все, что вокруг Твери. Вокруг Твери полностью находится Калининский район, который состоит из 18 муниципальных образований – из 15 сельских поселений и 3 городских поселений. Вот я возглавляю одно из таких сельских поселений. 23 населенных пункта, более 4 тысяч жителей постоянно проживания, зарегистрированных именно по месту жительства. Ну, надо понимать специфику районов, которые находятся при областных центрах, да и в целом районов при городах. Это, конечно, рекреационная зона. И, конечно, население не соответствует зарегистрированному по своему количеству, потому что это дачная зона.

Игорь Абакумов: Конечно.

Леонид Костин: Да. Тут есть своя специфика, но это отдельный вопрос.

Игорь Абакумов: Многие живут постоянно, но не зарегистрированные.

Леонид Костин: Конечно, многие живут постоянно, не регистрируясь, стараясь понимать… вернее, понимая или считая, что регистрация в городе им принесет какие-то дополнительные блага. Но я могу вам сказать, что несмотря на тенденцию в целом по стране сокращения сельского населения, территория, например, Михайловского сельского поселения, которое я возглавляю, прибавляет в количестве жителей регистрируемых, примерно по 10% в год. То есть идет рост за счет прибывающих, за счет тех, кто регистрируется по месту жительства, потому что развитие идет. И на сегодняшний день нельзя говорить, что все плохо. Да, сложно. Да, тяжело. Но говорить, что все плохо, совершенно невозможно.

Игорь Абакумов: А кто говорит, что все плохо?

Леонид Костин: Есть такие.

Игорь Абакумов: Я просто хочу задать вопрос. Вот вам нужно проводить водопровод, канализацию, газ тянуть, дороги мостить, школы ремонтировать, больницы подлатать, детский транспорт организовать в школы? Правильно, да?

Леонид Костин: Ну, не совсем так.

Игорь Абакумов: Ну, приблизительно.

Леонид Костин: Все-таки полномочия сельского поселения… Здравоохранение и медицина находятся сейчас на других уровнях власти.

Игорь Абакумов: Но тем не менее бюджет ваш из чего состоит, из каких доходов?

Леонид Костин: Я объясню.

Игорь Абакумов: Вот какие доходы у главы муниципалитета?

Леонид Костин: Формируется основной бюджет сельского поселения в Российской Федерации в первую очередь как основа заложенная, как база основная доходной части бюджета – это земельный налог и налог на имущество физических лиц. Налог на имущество юридических лиц к нам не относится. Это те налоги, которые являются на 100% местными и поступают на 100% в местный бюджет. Также есть небольшая, незначительная, совсем незначительная сумма налога на доходы физических лиц. К сожалению, она сокращается.

Игорь Абакумов: Это те, кто индивидуальные предприниматели, которые у вас зарегистрированы, да?

Леонид Костин: Именно так. И не только индивидуальные предприниматели, а юридические лица, индивидуальные предприниматели, уплачивающие налог на доходы физических лиц. Соответственно, часть этого налога (на текущий момент в Тверской области это 2%) перечисляется, соответственно, в доход бюджета сельского поселения. Ранее это было 10%, и это для нас было более заметно. Но если говорить в целом по стране, для сельских поселений все-таки НДФЛ является таким бюджетообразующим налогом. Но сейчас все больше с усилением все-таки кадастровой политики в нашем государстве, с увеличением закадастрированных земель, регистрации недвижимого имущества доля земельного налога и налога на имущество физических лиц в доходной части возрастает. У меня на сегодняшний день в бюджете она все-таки является преимущественной.

Игорь Абакумов: Я постоянно просто слышу вопрос, что муниципалитетам не хватает денег, весь бюджет «высасывается» федералами. Потом этот бюджет, как опавшие осенние листочки, падает вниз. Что-то долетает. Это так или нет? Или у вас есть какой-то ваш кусок из бюджета, на который вы, собственно, и можете рассчитывать, как на свою зарплату, например?

Леонид Костин: Да, я понимаю ваш вопрос. На сегодняшний день у каждого муниципалитета, как у любого вида, есть свой кусок определенный небольшой из бюджета, который, безусловно, гарантированно поступает в бюджет. Ну, за исключением определенной доли, регулируемой субъектов федерации, бывают регулируемые налоги, но в любом случае есть свой объем. Вы знаете, я не знаю ни одного муниципалитета в Российской Федерации, которому хватало бы денежных средств. Безусловно, бюджета для всех недостаточно.

Игорь Абакумов: Это понятно.

Леонид Костин: Надо понимать, что у нас на сегодняшний день муниципалитетам досталась самая трудная доля в части чего? Муниципалитет все-таки самый близкий к населению. И даже самый высший чиновник является жителем какого-то из муниципалитетов.

Игорь Абакумов: Конечно, конечно.

Леонид Костин: Мы это все прекрасно понимаем. И вот здесь вся инфраструктура, которая есть… А это жилищно-коммунальное хозяйство и дорожное хозяйство, которые являются на сегодняшний день самыми финансово затратными. Они были вброшены в муниципалитеты – без достаточного финансирования в таком достаточно плачевном состоянии, я бы сказал. Все-таки период, когда этим никто практически не занимался ввиду отсутствия денежных средств на государственном уровне, он был, и ущерб определенный он нанес.

Мы все прекрасно знаем, что у нас и жилой фонд в состоянии, требующем капитального ремонта, а иногда и просто требующий сноса своего, он ветхий и аварийный. Это та проблема, которая пока еще в России не решена до конца. Соответственно, и капитальный ремонт. И конечно же, жилищно-коммунальное хозяйство и дорожное строительство, о которых я уже говорил. Это очень финансово затратные отрасли, которые остались на муниципалитетах и с которыми муниципалитеты, конечно, в том размере финансовом, который они имеют, ну, просто не в состоянии справиться, это факт. Из-за этого есть трудности, да.

Игорь Абакумов: Я понимаю. Но вот количество налогов все-таки уменьшается, как вы сказали, в муниципалитетах, да? Если раньше НДФЛ было 10%, то сейчас 2%. Верно?

Леонид Костин: Ну, вы знаете, у нас…

Игорь Абакумов: То есть в 5 раз уменьшение. Я правильно понял вас? Не ошибаюсь, нет?

Леонид Костин: Смотрите, какая ситуация. Это не совсем так. Именно по этому налогу – да, в 5 раз. Но с чем это связано? У нас 131-й закон, есть такой 131-й федеральный закон, называется «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Это основной закон, который регулирует деятельность всех муниципалитетов на территории Российской Федерации. Я не беру другие законы, но это основной. Так вот, непосредственно в этом законе… Вот ушла мысль!

Игорь Абакумов: Ничего, я вам задам другой вопрос.

Леонид Костин: Давайте.

Игорь Абакумов: Пока она ушла, я вам задам другой вопрос. Есть два мнения. Есть одно мнение, что нужно расширять деятельность муниципалитетов и их дробление, то есть муниципалитеты довести до села. Допустим, муниципалитет села, как раньше сельсовет был, да? Потом их начали укрупнять. Потом появилось слово «муниципалитет». Но сначала-то это был сельсовет в селе. Уже ближе-то некуда, роднее некуда. Все друг друга знают. Все либо родственники, либо друзья со школы, с детского сада и так далее, в армии вместе служили. И вот они сейчас вместе живут, то есть друг друга не обманут.

А есть мнение, что это плодит количество чиновников, и нужно эти муниципалитеты укрупнять, допустим, до уровня района, как в Московской области сейчас делается: вот район есть, а все, что ниже, оно не нужно. И тогда консолидированный бюджет мы направляем туда, куда надо, ну, как при Советском Союзе добром. Надо – каналы строим. Надо – дорогу построим. Надо – еще что-нибудь возведем. А вот нужды мелкого жителя как-то до властей… То есть рецепторы, нервная система уничтожается таким образом, на мой взгляд. Я прав или нет, как вы считаете?

Леонид Костин: Ну, на мой взгляд, вот на мой взгляд, вы совершенно правы. Потому что на сегодняшний день, действительно, существует мнение, и оно, надо сказать, достаточно аргументированное – не просто укрупнение сельских поселений, а полная ликвидация такого вида муниципального образования, как сельское поселение, и превращение его в округа, как действительно сделано в Московской области и еще в ряде регионов Российской Федерации. Но, вы знаете, на сегодняшний день уже можно сделать анализ. А анализ-то показывает, что ничего хорошего в этом нет. Ведь основной критерий, по которому на сегодняшний день…

Игорь Абакумов: Вот с этого момента поподробнее, пожалуйста.

Леонид Костин: И основной аргумент, который идет, – это сокращение финансирования именно на аппараты те, которые содержатся в этих мелких сельских поселениях, их укрупнение, и высвобождаются определенные денежные средства. Но я вам могу, что это не совсем так. Действительно, определенные денежные средства высвобождаются. Да, действительно. Но в то же время возрастает объем содержания этих денежных средств у района или у того самого округа, который на месте сельских поселений, поскольку все равно этими поселениями руководить необходимо, в этих поселениях все равно будут определенные формы присутствия региональных властей, но это уже будет не власть населения.

Игорь Абакумов: Да.

Леонид Костин: Вот хозяина как такового на месте уже не будет.

Игорь Абакумов: Да.

Леонид Костин: На его месте появляется чиновник, который говорит: «Дорогие друзья, я ни за что не отвечаю. Идите вот туда». И мы с вами получаем минусов намного больше, чем плюсов. На самом деле плюсы тоже есть. Конечно, безусловно, есть аргументы, которые говорят о том, что не нужно будет тратить денежные средства на выборы представительных органов власти. Понимаете, да? Не нужно будет разбирать склоки, которые происходят между исполнительными и представительными органами власти в этих 20 тысячах муниципальных образований. Управляемость территориями повысится, поскольку усилится вертикаль власти. И это на самом деле так, это правда.

Игорь Абакумов: Так лучше всего знаете что сделать? Вот в областях сделать органы власти, а в районах уже не надо.

Леонид Костин: А здесь мы возвращаемся с вами к Конституции Российской Федерации, по которой мы пока на сегодняшний день работаем и которая предусматривает поселения именно как вид муниципального образования, который должен находиться и работать в Российской Федерации. Если мы подписали Хартию о местном самоуправлении, если мы говорим о том, что местное самоуправление в Российской Федерации есть, то оно должно быть. И сельское поселение на сегодняшний день – на мой взгляд, это основа местного самоуправления в России. Поскольку в городах, особенно в крупных, та или иная форма взаимодействия с субъектом более сильна, то на селе более тесной связи с населением нет.

И вы понимаете, когда есть денежные средства, то исполнять свои обязанности, вот такие достаточно серьезные, о которых я говорил, сложно, непросто. Вы знаете, у очень многих с деньгами не получается. Но без денег это еще сложнее. Вот в той ситуации, в которой находятся на сегодняшний день сельские поселения, когда на них свален достаточно серьезный объем полномочий при отсутствии финансирования, вы знаете, многие справляются. Ведь опыт работы за последние десятилетия, когда работает у нас закон «О местном самоуправлении», он показал положительный опыт. Ведь вы посмотрите – сельские клубы восстанавливаются, возвращается медицина, возвращаются даже те же вопросы школьного и дошкольного образования, которые хоть и не входят в компетенцию сельских поселений, но они на сегодняшний день же снизу подталкиваются.

Игорь Абакумов: Конечно, конечно.

Леонид Костин: Потому что подталкиваются населением. Есть люди, которые от имени населения не выполняют просто указания сверху, а подталкиваются наверху: «Ребята, давайте. Нам нужна школа. Нам нужен детский сад. Нам нужно их увеличивать. Нужна нам больница», – и так далее и тому подобное.

Игорь Абакумов: А вот скажите, Леонид Владимирович… Говорят, что наша страна генетически не предрасположена к демократии. Как вы считаете?

Леонид Костин: Ну, вы знаете…

Игорь Абакумов: Мнение людей как-то учитывается, вот вами в частности?

Леонид Костин: Безусловно.

Игорь Абакумов: А как оно учитывается? Как люди выражают свое мнение? Приходят к вам? Стоят и на площади ругаются? Или, может, вы референдумы проводите? Я не знаю. Как?

Леонид Костин: Ну, референдумы мы не проводим, но сходы граждан проводим регулярно. Референдум – это все-таки одна из форм прямого волеизъявления граждан, которая требует определенной бюрократии и финансовых затрат. Зачем? Сходы граждан. И то, о чем вы говорите, даже та же ругань – она тоже может быть положена в основу. Но ведь как она может быть положена?

Игорь Абакумов: А там есть какие-то принципиальные моменты, которые вы учитываете в своей работе? Вот какая-нибудь баба Фрося выходит и говорит: «Слушай, Леонид Владимирович, вот тут неправ». Признаете? Или, наоборот, говорите: «Баба Фрося, сиди там за печкой, темнота некультурная, мы сами тут решим»?

Леонид Костин: Если неправ, то надо признавать. А как иначе-то?

Игорь Абакумов: Да?

Леонид Костин: Конечно. Надо же понимать, что все-таки у нас на сегодняшний день… Ведь поймите, в чем специфика на сегодняшний день тех сельских поселений, которые сформировались. В большинстве своем руководят ими те люди, которые живут там.

Игорь Абакумов: Это хорошо. А у нас звонок из Ростовской области, давайте послушаем.

Леонид Костин: Давайте.

Игорь Абакумов: Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Игорь Абакумов: Да, добрый день.

Зритель: Добрый день. Ну, я хотел бы высказать такую позицию. Значит, я из Ростовской области, живу в сельском районе.

Игорь Абакумов: Понятно.

Зритель: Я вашу передачу жду каждый раз с таким нетерпением! Я хочу сказать, что много лет об одном и том же говорится, а воз и ныне там. Вы сказали, как сейчас дела обстоят с демократией. Плохо. Решили людей референдума. Я считаю, что любой желающий гражданин России, живущий на селе… Должен быть восполнен тот пробел, на который его ободрали при приватизации. Кому-то коровку дать в лизинг. Он, так сказать, себе оставит и Родине отдаст. Кому-то – козочку. Кому-то – десяток уточек, гусочек. Как на газете «Крестьянин» написано: «Возродится село – возродится Россия». Сейчас это все убито. Никакая власть не занимается на местах сельскими поселениями. Разрастается бешеный чиновничий аппарат, который пожирает бюджетные деньги, который неправильно работает, работает против людей. И конечно, самое главное – это законодательная база. Депутаты далеко не ведают, о чем идет речь, что такое земелька, как лопаточкой копнуть. Они только копают бабки, около 500 тысяч…

Игорь Абакумов: Ну, я понял, я понял вашу позицию. Спасибо.

Зритель: Я не понимаю! Как только начинаю говорить о безобразном законе…

Игорь Абакумов: Да нет, нам все понятно. Мы же здесь тоже не дети сидим, понимаете? Зачем повторять одно и то же? Спасибо вам большое. Понятно, да? Понятно вам?

Леонид Костин: Да, мне абсолютно понятно.

Игорь Абакумов: Более чем, да? Спасибо вам большое. Это не только в Ростове такое происходит, не переживайте.

Леонид Костин: Да вы знаете, да, Ростов-на-Дону мне достаточно близкий город вместе со всей своей областью. Я могу вам сказать, что человек высказывает то, что наболело. Но наболело-то не только у него. То, что говорится – в этом есть определенная доля истины. Только надо понимать, что вот здесь я – человек, который находится перед вами, – я как раз отношусь не к той части чиновничества, о которой шла речь, а все-таки считаю и отношусь, и горжусь тем, что я все-таки отношусь к тем, кто что-то делает, пытается сделать, и получается. Вы знаете, получается на сегодняшний день. И получается у многих.

Игорь Абакумов: А вот скажите, пожалуйста, а вот скажите мне, Леонид Владимирович, вы за то, чтобы еще власть была в сельсоветах? Или это уже лишнее?

Леонид Костин: Я не совсем понимаю, что значит «в сельсоветах». Ведь сельсоветы в свое время тоже не состояли…

Игорь Абакумов: Чтобы сельсоветы…

Леонид Костин: Нет, вы поймите, сельсовет тоже включал в себя… Это фактически прообраз сельского поселения.

Игорь Абакумов: Конечно.

Леонид Костин: Он включал в себя несколько деревень, несколько населенных пунктов, сел, деревень, как и сейчас сельские поселения. Поэтому, конечно, я как председатель Палаты сельских поселений отстаиваю то, что данный институт был создан правильно…

Игорь Абакумов: То есть вы готовы делегировать власть дальше, глубже в народ?

Леонид Костин: А этим и надо заниматься. Вопрос – в какой форме? И на сегодняшний день таких форм несколько: это товарищества собственников жилья, это территориальное общественное самоуправление, это институт старост. И без этого никак. Вот если этими институтами не пользоваться, то руководить невозможно, тогда отрыв от власти полный. Большинство чиновников считают, что они знают лучше, что для того или иного населенного пункта будет хорошо, а что – плохо; где нужна дорога, а где – колодец. Ведь мы на самом деле поставлены перед таким выбором, и мы иногда такой выбор должны сделать в отсутствие финансовых средств. Что важнее для селя – отремонтировать дорогу или вырыть новый колодец? Сделать и то, и другое зачастую невозможно.

И вот есть целый ряд чиновников, которые считают, что они знают, они решат все за население, с ним не советуясь. Но мы уже видим положительные примеры: в Ленинградской области – институт старост, в Центральной России – институт Программы поддержки местных инициатив. А ведь она завязана не только на людское участие, а иногда даже на людское софинансирование определенных проектов, когда незначительная часть софинансирования, участие трудом населения создает определенные объекты и дает возможность привлечь достаточно серьезные финансовые средства из субъектов федерации. Вы понимаете, да? И при этом создаются объекты, возрождаются объекты благоустройства, инфраструктуры, которые необходимы в первую очередь.

Игорь Абакумов: То есть «нервная система» таким образом восстанавливается, да?

Леонид Костин: Совершенно правильно.

Игорь Абакумов: Сейчас звонок Андрея из Краснодарского края. Андрей, мы вас слушаем. Здравствуйте. Вы в прямом эфире «Аграрной политики».

Зритель: Добрый день вам.

Игорь Абакумов: Добрый день.

Зритель: Добрый день. Вот хотелось бы услышать мнение специалиста…

Игорь Абакумов: И практика, и практика.

Зритель: Да-да-да, практика, скорее всего. Вот смотрите, у нас исторически так сложилось, что в станицах два колхоза огромных. Ну, в результате индустриализации произошло так, что эти компании отошли к любимому холдингу, известному ведущему «Аграрной политики». 95% людей осталось без работы. Возможно ли нам общим собранием вернуть исторические, ну, которые кормили нас колхозы вообще в муниципальные образования, то есть под власть муниципального образования?

Игорь Абакумов: Вопрос понятен?

Леонид Костин: Ну, безусловно, понятен.

Игорь Абакумов: Понятен. Спасибо, спасибо, Андрей.

Леонид Костин: Безусловно, понятен. И мне понятна логика человека, который сейчас звонил. Спасибо вам за вопрос.

Игорь Абакумов: «Верните нам прежнюю жизнь, прежние условия, в которых мы существовали».

Леонид Костин: Вы знаете, да, в 90-е годы у нас произошел перелом, в том числе на селе, у нас началась вот эта приватизация, которая привела на сегодняшний день…

Игорь Абакумов: Это понятно. Давайте ближе к теме.

Леонид Костин: …даже не просто к тому, что колхозы перешли в частный бизнес, а земля, в принципе, растворилась. И, конечно же, вернуть на сегодняшний день бизнес под руководство, в том числе на селе, и вообще – я думаю, в Российской Федерации это уже процесс необратимый. То есть та капитализация, которая произошла, она уже будет развивать. Вопрос в том, что сделать для того, чтобы вот эти новые формы хозяйствования получили именно развитие, получили бизнес-эффективность и развивались, с тем чтобы именно шел прирост рабочих мест. Но здесь надо понимать, что сельское хозяйство на сегодняшний день имеет специфику сокращения рабочих мест не только потому, что сокращается количество колхозов, а все-таки переход на более современные автоматизированные условия труда. У нас есть умная техника. У нас появляется более автоматизированная переработка.

Игорь Абакумов: Но есть еще и такой момент, что все-таки количество рабочих рук-то увеличивается.

Леонид Костин: Увеличивается.

Игорь Абакумов: Увеличивается, да. А качество предложения труда для них не увеличивается, наоборот, оно падает. Предлагаются не автоматизированные средства, а в основном ручной труд для тех, кто не работает сейчас. Село – это ведь сейчас знак равенства ставь с «бедность», да? Село – знак равенства ставь с «безработица», да? Это во всероссийском масштабе. И в Краснодарском крае, вот Андрей нас смотрит, тоже в Краснодарском крае то же самое происходит.

Леонид Костин: Ну, хотя там получше, это все-таки Краснодарский край.

Игорь Абакумов: Ну, побогаче. Там оглоблю ткни – и там тыква вырастет, да?

Леонид Костин: Именно так, именно так.

Игорь Абакумов: Ну, что же? Пожелать вам успеха?

Леонид Костин: Спасибо.

Игорь Абакумов: Пожелать вам успеха и вашему конгрессу, который… Я так и не понял, кто же все-таки создал. И вы мне тоже не рассказали.

Леонид Костин: Его создали муниципалы.

Игорь Абакумов: Муниципалы сами-сами-сами?

Леонид Костин: Конечно, сами муниципалы, но, безусловно, при взаимодействии с органами государственной власти.

Игорь Абакумов: Ну, очень хорошо. Надеюсь, это будет хорошим противовесом тем, кто считает, что власть на селе должна быть только государственной. Это была «Аграрная политика», вел ее Игорь Абакумов. Встретимся в следующий понедельник в любую погоду.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Аграрная политика»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты