На работу – с антителами! Станет ли справка важнее диплома?

На работу – с антителами! Станет ли справка важнее диплома? | Программы | ОТР

Антитела к ковиду стали неожиданным преимуществом на рынке труда

2020-12-29T13:46:00+03:00
На работу – с антителами! Станет ли справка важнее диплома?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Татьяна Долякова
гендиректор кадрового агентства «Про Персонал»
Александр Тимофеев
доцент Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова

Петр Кузнецов: Уже по традиции много было сказано в новостях о коронавирусе, эту тему и продолжим прямо сейчас. В России растет спрос на специалистов с антителами: работодатели отдают предпочтение именно соискателям, переболевшим коронавирусом. Заказчики ищут нянь, водителей, сиделок и мастеров на час, у которых есть иммунитет, а Деды Морозы со Снегурочками, да еще и со справкой, стоят в 3, а то и в 5 раз дороже обычных.

Марина Калинина: Наличие антител может стать действительно конкурентным преимуществом, так считают эксперты, и таким работникам действительно могут даже платить больше. Вот что отвечали опрошенные порталом SuperJob руководители российских компаний. Итак, 9% предпочтут взять именно соискателя со справкой.

Петр Кузнецов: 7% респондентов сообщили, что наличие антител COVID-19 станет преимуществом для трудоустройства на все вакансии. Еще в 2% компаний заявили, что предпочтут иммунного сотрудника для отдельных должностей.

Марина Калинина: Чаще всего антитела желательны при приеме на работу на промышленные предприятия, в медицинские организации, логистические компании и ретейл. При этом 83% российских работодателей не рассматривают иммунитет как дополнительное преимущество при приеме на работу.

Петр Кузнецов: Вы работодатель? Вы сотрудник? Если вы уже столкнулись вот с такой формой трудоустройства, позвоните, напишите.

Прямо сейчас приветствуем первого эксперта по этой теме – Татьяна Долякова, гендиректор кадрового агентства «Про Персонал».

Марина Калинина: С Татьяной мы поговорим чуть позже, а сейчас у нас на связи Александр Тимофеев, доцент Университета имени Г. В. Плеханова. Александр Гурьевич, здравствуйте. Александр, вы нас слышите?

Александр Тимофеев: Добрый день.

Петр Кузнецов: Александр, слышите ли вы нас?

Марина Калинина: Ну вот со связью у нас начинаются проблемы...

Петр Кузнецов: Наладим связь или с Александром Тимофеевым, или...

Марина Калинина: Только о чудесах поговорили, начали происходить чудеса.

Петр Кузнецов: Вот что нам пишут. «Антитела мозги не заменяют», – написал телезритель из Воронежа. «Ковидных больных только в Москве считают, в Пермском крае и даже Крыму тесты не сдают».

Марина Калинина: Ну вот опасаются люди, что в наше время липовые справки появятся тут же, которые за деньги можно будет получать.

Петр Кузнецов: Сарказм из Самарской области, телезритель: «На работу с антителами, а еще и с антизарплатой», – да вот как раз нет, говорят, что зарплата чуть ли не в 2 раза будет выше. Но это тоже сейчас нужно будет с помощью наших экспертов выяснять, для каких сфер все это действует и действует ли, может быть, нам показалось.

Все-таки Татьяна Долякова, гендиректор кадрового агентства «Про Персонал». Татьяна Владимировна, здравствуйте. Слышите ли вы нас, хотя бы слышите ли? Но мы вас пока не видим.

Марина Калинина: Татьяна, вы нас слышите?

Татьяна Долякова: Да, я слышу. Добрый день, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Татьяна, да, слышим.

Да, что касается агентств по персоналу, вы сталкивались уже с таким неким видом дискриминации при приеме, при трудоустройстве на работу, что действительно преимущество при прочих равных у человека со справкой?

Татьяна Долякова: Вы знаете, на данный момент работодатели требуют, когда сотрудник выходит, чтобы сотрудники каждые 3 дня сдавали тесты. И вот обязательно, то есть это стоит как обязательное условие при приеме на работу, что...

Петр Кузнецов: Да?

Марина Калинина: Татьяна?

Петр Кузнецов: Мы слышим, «обязательное условие»?

Татьяна Долякова: Обязательное условие...

Петр Кузнецов: Татьяна, мы слышим вас.

Татьяна Долякова: Да-да-да. Обязательное условие, чтобы сотрудники были согласны именно сдавать тесты на коронавирус каждые 3 дня. То есть он не может приступить на работу, если не будет результата теста. Более того, сейчас компании уже сами стали в офисах делать такие мини-лаборатории, для того чтобы, скажем так, получать постоянно результаты тестов своих сотрудников.

Петр Кузнецов: То есть в данном случае они расходы берут на себя?

Татьяна Долякова: Что вы говорите?

Марина Калинина: За чей счет эти тесты нужно делать? За счет работника?

Татьяна Долякова: Нет, сейчас работодатель берет это на себя, компании, скажем так, за свой счет делают и тесты, и такие мини-лаборатории именно в офисе, для того чтобы не допустить, скажем так, и новых сотрудников, и постоянных сотрудников на работу, если есть подозрение.

Петр Кузнецов: Ага. Чтобы мы понимали, это большие расходы на эти мини-лаборатории? Потому что на самом деле звучит даже несмотря на то, что «мини», это все-таки масштабно.

Татьяна Долякова: Конечно, это масштабные затраты, но, скажем так, для компании это вынужденно. Более того, есть такие отрасли, например ресторанный бизнес, или сфера туризма, или авиаперевозки, где это обязательное условие, скажем так, это очень высокий риск. Поэтому компании сократили, допустим, в начале года компании сокращали зарплаты где-то на 20–30%, более того, к концу года на самом деле не смогли выплатить бонусы, даже меньше денег тратили на подарки. Поэтому за счет как бы вот этих средств сэкономленных компании стали делать лаборатории, но это примерно где-то 20% затрат от, скажем так, общих затрат работодателей.

Марина Калинина: Ага. Ну смотрите, нет ли тут какой-то такой доли дискриминации? Кто меня должен заставить сдавать этот тест каждые 3 дня, если я этого делать, например, не хочу категорически? Это мое личное право, так же как и прививаться.

Петр Кузнецов: Ну да, знаете, не знаю, уместно или нет сравнивать с приемом на работу, отказ, например, человеку с ВИЧ.

Татьяна Долякова: Ага. Вы знаете, так как в данный момент это эпидемия, все-таки работодатель сейчас может отказать сотруднику, скажем так, выходить на работу, если он не сдаст тест. Это может быть сейчас даже моментом увольнения, если сотрудник отказывается, скажем так, принимать корпоративные правила компании, сотрудник, скажем так, угрожает другим людям. Поэтому это уже повод и не принять на работу, и уволить уже сотрудника, который работает.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Ростова-на-Дону. Сергей, здравствуйте. Сергей?

Петр Кузнецов: Сергей, вы уже в прямом эфире. Попробуем еще раз – Сергей?

Зритель: Алло?

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Да-да-да, слушаю.

Петр Кузнецов: Если вы Сергей, то говорите.

Зритель: Я хотел бы высказать мнение, что это вообще, конечно, глупость насчет того, что преимущественно брать людей, которые имеют антитела, которые не имеют. Во-первых, я бы хотел обратить внимание, что все-таки люди уже повторно заражаются этим же вирусом, это раз. Во-вторых, этот иммунитет примерно полгода держится, с таким же успехом можно от любого гриппа сказать, допустим, есть у вас антитела на грипп. Поэтому, я считаю, это просто что-то из области антинаучного.

Больше тут влияют, допустим, профессиональные заболевания какие-то, естественно, если человек плоскостопие имеет в армии или у него там... Много, в общем, профессиональных заболеваний, которые могут влиять, отражаться на работе, на качестве работы. А так, я считаю, это просто глупость.

Марина Калинина: Ну то есть получается, Сергей, если бы вам работодатель поставил такое условие, что либо вы сдаете каждые 3 дня тест на COVID, либо вы уходите с работы?

Зритель: Ну, знаете, во-первых, я сам работодатель на самом деле...

Марина Калинина: Ну, допустим другую ситуацию, рассмотрим вот эту ситуацию. Как вы?

Зритель: Ну, я все-таки больше прихожу к тому выводу, что надо научно, логически все это объяснить. Но когда все это начинается, все это в истерику уходит, когда вот человек переболел не переболел, – а какая вероятность, что человек, который переболел этим вирусом, у него антитела есть, а он заболеет гриппом еще хуже, вероятность с бо́льшими осложнениями, или у него почки слабые. Ну это глупость, понимаете?

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо за ваше мнение.

Марина Калинина: Понятно.

Петр Кузнецов: Работодатель, я так понимаю, в подчинении 5 человек у нашего телезрителя Сергея.

Татьяна Долякова к нам вернулась. Татьяна, скажите, то есть пожаловаться нельзя, если вот все хорошо, работаю хорошо, но отказываюсь проходить тест или пропустил какой-то тест по какой-то причине, неважно, уважительной или нет, просто не хочу, пожаловаться на такой, все-таки хочется вернуться, вид дискриминации нельзя сейчас, потому что пандемия, да?

Татьяна Долякова: Вы знаете, с одной стороны, в принципе это похоже на дискриминацию, то есть не брать тех сотрудников, которые даже, скажем так, не болели еще, потому что есть сейчас... Это еще не тенденция, работодатели отказывают сотрудникам, которые еще не болели, были такие случаи. Но в остальном...

И почему отказывают? Потому что компаниям уже на самом деле экономически выгодно брать сотрудников, которые переболели, потому что эти сотрудники тогда не будут уходить в отпуск, не будут уходить на больничный, и компания оплачивает этот больничный, компании не надо тратить деньги на страховку. То есть экономически, конечно, компании уже посчитали, что выгоднее брать сотрудников, которые переболели, по экономическим соображениям, и второе, что просто они не будут болеть, будут работать эффективнее и в принципе, скажем так, не будет риска заболеваемости для других сотрудников.

Но скажем так, отказ именно по этой причине – это, конечно, дискриминация, поэтому здесь вот компании для себя решили делать такие мини-лаборатории, и лучше превентивным методом, скажем так, заранее проверять всех и уже потом принимать решение. Скажем так, таких очевидных отказов еще на данный момент пока не тенденция.

Петр Кузнецов: Ага. Татьяна, ну вот мы знаем, что наличие антител не гарантирует защиты от повторного заражения.

Татьяна Долякова: Ага.

Петр Кузнецов: Скажите, надолго ли вот такой подход со справками? Или это временно?

Татьяна Долякова: Ну, вы знаете, здесь сложно сказать, потому что это медицинский все-таки вопрос. Но то, что, скажем так, мы будем жить в этой реальности, что будут браться тесты... То есть пока мы не победим вирус, тем не менее работодатель все-таки должен как бы, скажем так, минимизировать риски, особенно в тех сферах услуг, где работают люди с людьми, где рынок b2c: это вот розница, все магазины. В любых контактных зонах, это в зоне риска находятся и сам работодатель, и сотрудники, и сами люди, которые приходят в эти общественные места.

Петр Кузнецов: Я к тому, что не станет ли это такой нормой, как вот мы сейчас вообще полностью уже привыкли к маскам, кто бы мог подумать, это уже такое...

Татьяна Долякова: Да-да.

Петр Кузнецов: Не будет ли такого, что справка о наличии или об отсутствии другого какого-либо заболевания будет важнее, чем диплом, ну например диплом? Потому что сейчас очень много говорят, что документ об окончании вуза...

Марина Калинина: Ну да, неважно, что ты знаешь, главное, чтобы справка была.

Петр Кузнецов: ...не смотрят даже при приеме на работу, да. Что это будет таким основным далее, в будущем документом, который при прочих равных решает.

Татьяна Долякова: Да. Наверное, все-таки общий документ принимается на уровне государства, когда, скажем так, в обязательном порядке государство может обязать. Работодатель все-таки сейчас, какой-то может определенный работодатель ставить это обязательное требование, сейчас уже есть, я говорю, те сферы, допустим, государственные сферы в области транспорта, я знаю, обязательно должны все иметь и справки, по крайней мере или справки, или проверяться, что они не болеют, эти сотрудники, или даже вакцинироваться, потому что очень высок риск заболевания, то есть есть такие сферы, где это обязательно.

Но если мы говорим про частный бизнес, здесь сам работодатель выбирает, надо ли, готов ли он отказывать по принципу, есть антитела или нет. Как правило, в бизнесе это все-таки считается дискриминацией как по полу, возрасту, вероисповеданию, поэтому я не думаю, что в бизнесе это будет достаточно жестко. Работодатель на себя готов взять дополнительные расходы, делает, скажем так, или вакцинацию, или делает тесты за свой счет, все-таки бизнес таким образом решает, как бы за свои деньги. Может быть, сэкономив на уровне зарплат и на бонусах, но, скажем так, делает такие равные возможности для всех, тем самым берет, скажем так, выбирает кандидатов не по этому признаку, а по профессиональному все-таки.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Благодарим вас за этот комментарий. Татьяна Долякова, гендиректор кадрового агентства «Про Персонал».

Еще раз, если вы работодатель, если вы сотрудник, если вы сталкивались с такой новой формой, пока еще временной, не везде обязательной, как прием на работу без справки или со справкой, напишите нам, пожалуйста, дозвонитесь, пишите в прямой эфир.

Александр Тимофеев, доцент...

Марина Калинина: ...Университета имени Г. В. Плеханова. Александр, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Александр Гурьевич?

Александр Тимофеев: Добрый день, здравствуйте.

Марина Калинина: Как вам такая вот идея и такой опрос, который проводился, что вот хотят привилегии сделать для тех людей при приеме на работу, у которых есть справка о том, что у них есть антитела к вирусу?

Александр Тимофеев: Ну, в некоторых отраслях это абсолютно правильно делать, потому что есть отрасли, где есть повышенная степень риска, влияние заболеваемости на результаты деятельности компании. Поэтому я думаю, что это надо вводить.

Тем более что, если не ошибаюсь, лето следующего года, точнее этого года уже, будет, возможно, тестирование с использованием искусственного интеллекта, применение что-то вроде паспортов здоровья. Поэтому я думаю, что это полезное направление, которое поможет как раз выявить из общества о том, что часть людей уже либо переболели, либо имеют иммунитет, либо привились и смогут продолжать активно свою деятельность, трудовую деятельность. Ну а часть у нас будет находиться в какой-то зоне такого определенного риска, которую потенциально нужно еще пока наблюдать.

Поэтому я думаю, что система мониторинга, которую со временем будут вводить, она очень нужна, острота ее сейчас уже видна, что ее надо вводить будет. Тем более что мы наблюдаем, что в августе, если брать миграцию, трудовую миграцию, там особенно это важно применять, потому что там брать надо уже паспорт иммунитета, насколько люди склонны к заболеваемости в принципе разными заболеваниями. Поэтому вот эта тема, конечно же, очень сейчас остра для обсуждения.

Петр Кузнецов: Ага. Коррупционную составляющую тут же выкапывают наши телезрители, вот несколько сообщений, причем друг за другом. Как только услышали слово «диплом», дальше SMS: «Торговали дипломами, теперь будут торговать справками». Еще одно сообщение уже из области: «Не секрет, дипломы у нас продаются, ну и продажу справок наладят». Не породим ли мы новый вид злоупотребления?

Александр Тимофеев: Ну, скорее всего, да, если появятся новые базы, чтобы как раз разграничить то, что есть люди, которые переболели, с иммунитетом, есть люди, которые не переболели, ну по системам, может быть, проявления QR-кодов, то, скорее всего, да, появятся как бы какие-нибудь, возможно, доступы к каким-то базам, хотя это не исключено, так скажем, не то что это возможно, это не исключено. И на этой теме, естественно, может появиться и черный рынок, где, возможно, появятся люди, которые захотят как можно быстрее найти себе работу с помощью приобретения вот этих вот справок, и, естественно, появятся те, которые хотят заработать на этом. Но я думаю, что сейчас у нас система отслеживания персональных данных настолько хорошо поднимается и повышается по качеству безопасности и хранения данных, я думаю, что эта система... Уверять людей в том, что будет черный рынок, я думаю, рано.

Марина Калинина: Но смотрите, вот до вас мы говорили тоже с экспертом, и она сказала, что экономически выгодно компаниям брать действительно людей, которые уже переболели этим заболеванием либо у которых есть антитела по тем или иным причинам, потому что действительно они не будут уходить на больничные, в общем, приносить пользу организации. Действительно ли это так?

Петр Кузнецов: Ну, с гарантией полгода точно.

Александр Тимофеев: Ну, в некоторых областях, ведь мы же понимаем, что есть переболевшие не переболевшие, есть уникальные люди, которые имеют хорошие руки, и мы ценим именно хорошие руки несмотря на то, что он переболел не переболел. Да, есть там какие-то риски, но есть специальности, где не хватает хороших специалистов, опытных специалистов. Я думаю, что там находят решение как-то путем внутренней амбулатории или профилактики какой-то, продолжают дальше работать.

Петр Кузнецов: Ну вот вы про руки упомянули. Когда речь идет о наличии или в данном случае отсутствии антител домашнего персонала, это максимально понятно. Наверное, можно понять, что Дед Мороз с антителами, со справкой, который приходит к ребенку в большое или маленькое душное помещение, где еще и родители слушают его выступление, это понятно, ты просто платишь за безопасность. А вот когда речь идет об офисном сотруднике, здесь вот не совсем понятно, зачем преимущество давать такому сотруднику при прочих равных.

Александр Тимофеев: Ну, экономический, конечно, вопрос тут можно применить, но опять же это разные вещи. Некоторые, бывает, связывают это с экономическим кризисом, немножко если потенциал какой-то развития событий, – нет, это немножко разные вещи. Медицина должна оставаться медициной, и надо понимать, что работодатель пытается найти какие-то способы снижения рисков, но риск снижения за счет того, чтобы обезопасить... В данную секунду мы можем как бы найти защиту через тестирование, но не факт, что на следующий день этот человек опять, заново случайно где-то через контакты не заразится. Поэтому вот эту систему мониторинга держать на уровне real-time очень тяжело будет, это слишком дорого будет для любой компании.

Марина Калинина: У нас есть звонок, из Пермского края Любовь. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я к этому мнению, что нужно выдавать паспорт вакцинации по COVID. Считаю очередной глупостью, потому что это просто проявление дискриминации. У нас куча других опасных инфекций, и когда это бы применяли, у нас бы вообще некому было работать.

А что сейчас получается? Промышленные предприятия не пускают на работу рабочих, если у них нет результата на антитела. Ну это просто вообще ненормально, посылают в поликлиники, и пациенты идут, и просто до смешного доходит: надо, чтобы антитела обязательно были, вот только тогда пациента пропустят на работу.

Помимо этого, что у нас COVID болеют, у нас куча других болезней. А как у нас другие инфекции были? Почему-то без этого обходились. С ума сходить не надо. Это естественно, что COVID инфекция тяжелая, опасная, но нормальные меры принимаются, а зачем с ума-то сходить? Вот мое мнение как врача.

Марина Калинина: А, вы врач, да? А что вообще с этой ситуацией можно сделать? Ведь это незаконно получается по большому счету.

Зритель: Так незаконно. Так вы возьмите, ведь это не только я про свою область, это ведь вообще творится, во многих областях такие вещи проявляются, потому что я имею дело с пациентами, люди приезжают: «Мне, пожалуйста, справочку, чтобы направление на антитела, мазок обязательно». Я понимаю их тоже, куда деваться, приходится на это идти, людям нужно работать. А я считаю, что соблюдение элементарных гигиенических норм, которые требуются, и вакцинация приведут к нормальной деятельности и это промышленное предприятие, и здоровье рабочих, вот так, и всего населения.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что людям нужно работать, Любовь, Пермский край.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Александр, скажите, пожалуйста, правда, сейчас людям и так сложно найти работу, а тут и при приеме еще очередной барьер. Ну вроде бы все прошел, а тут бац! – справка. Я к тому, что если это распространится вот так более-менее на всю страну, на все компании, такая норма, не увеличим ли мы безработицу?

Александр Тимофеев: Сейчас вакцинация или же организация тестирования организованы полностью бесплатно для своих работников, поэтому я думаю, не исключаю, что какие-то точки где-то могут появиться доступа для сторонних лиц. Я думаю, что такой прямо вот сильной...

Петр Кузнецов: Ну давайте так, лишнее напряжение на рынке труда, что ли? То есть, может быть, не так печально и катастрофично...

Марина Калинина: Меня что еще беспокоит, Александр? Если сейчас, значит, надо справку принести, а потом работодатель скажет: «Ну давай, теперь прививайся принудительно, без прививки не будешь работать».

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: Не придем ли мы к этому в итоге?

Александр Тимофеев: Думаю, что нет.

Петр Кузнецов: Просто на самом деле такой прецедент уже есть, потому что на днях читал, что, по-моему, британский лоукостер собирается брать на борт в следующем году только тех пассажиров, у которых есть справка о прививке. Причем еще будут смотреть, какого типа эта прививка, только тогда он будет перевозить. И как говорят многие авиационные эксперты, эту практику подхватят уже и более крупные компании. Я к тому, что, Александр, вряд ли вы считаете, что на земле такой опыт будет применяться, да? Или вы нас не слышали?

Александр Тимофеев: Я сейчас не услышал, тут немножко со связью, видимо, было...

Марина Калинина: Понятно.

Петр Кузнецов: Александр, спасибо за ваш комментарий. Александр Тимофеев, доцент Университета имени Г. В. Плеханова, был с нами на связи.

Ваши сообщения почитаем. «Сейчас на справках оторвутся врачи и рвачи», – SMS из Москвы.

Марина Калинина: «Полностью согласна с доктором из Перми», – это из Воронежской области сообщение. Ханты-Мансийский автономный округ: «У дочери на работе сказали, что кто заболеет COVID, сразу пишите заявление на увольнение», – ну это уж вообще.

Петр Кузнецов: Ну вот здесь уже точно есть на что пожаловаться, это без адвокатов скажем. «Главное профессионализм», – считает Свердловская область. «Справка не должна быть градообразующей», – сообщение из этого региона. В общем, очень много возмущения и очень много на самом деле опасений из регионов, потому что считают, что мы сейчас обсуждаем то, что вводится в Москве, мы сейчас картинку даем в Москве с Дедом Морозом с антителами, с компаниями, которые начали по справке...

Марина Калинина: Со Снегурочками...

Петр Кузнецов: Очень опасаются, что совсем скоро такая форма придет и в их регион, стулья уже будут шататься под теми сотрудниками, которые уже сейчас есть, у которых, например, нет справки. Теперь уже думать, переболеть, что ли, чтобы на работе усидеть подольше... В общем, вот такого характера.

Марина Калинина: В общем, продолжим обсуждать эту тему уже в вечерней части «ОТРажения».

Вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Бункерфюрер Путин
Так недолго до измерения черепа и звёзд на одежде, а там и до номера на руке не далеко — это фашизм?
Антитела к ковиду стали неожиданным преимуществом на рынке труда