«Ощущение бессистемности, безусловно, есть». Юрист Александр Зорин - о расширении программы «Дальневосточный гектар»

«Ощущение бессистемности, безусловно, есть». Юрист Александр Зорин - о расширении программы «Дальневосточный гектар»
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Александр Зорин
адвокат, кандидат юридических наук

Дальневосточный гектар расширяют Госдума приняла в третьем чтении Закон о расширении территории предоставления гражданам РФ «дальневосточного гектара» на республику Бурятия Забайкальский край. Как привлечь людей в стратегически важный для России регион.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Бесплатная земля. Теперь на Байкале свой гектар с августа можно получить в Бурятии и Забайкальском крае. Закон об этом приняла Госдума.

Иван Князев: Уже сегодня гектар доступен для жителей этих двух регионов. С февраля следующего года – для всего Дальнего Востока. А с августа 2020 года – для всех граждан, включая участников программы переселения соотечественников.

Ольга Арсланова: Что это за земли? В Забайкалье для участников программы «Дальневосточный гектар» будут доступны 46% территорий. Это почти 20 млн гектаров. А в Бурятии этот показатель чуть меньше – где-то 41% всей территории региона.

Иван Князев: Сама программа «Дальневосточный гектар» работает уже 2 года. За это время бесплатные участки получили около 100 000 человек.

Ольга Арсланова: Если кто-то не помнит, в программе бесплатного предоставления земель участвует также Костромская, Ленинградская и Вологодская области.

Иван Князев: В Бурятии выбрать и получить в пользование земельный участок пока могут только жители республики.

Ольга Арсланова: Да. Это очень важный момент. Собственно, стоит помнить, что пока что только им можно. И вот в многофункциональных центрах сегодня начали формировать участки. За первый час после старта программы жители Бурятии направили 25 заявок. По ожиданиям чиновников, до конца года их будет 500. При освоении дальневосточных гектаров жители Бурятии смогут получить около 40 видов поддержки. Например, на развитие сельского хозяйства, стимулирование предпринимательской деятельности и на строительство личного жилья.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Власти Бурятии обозначили места, где нельзя будет взять дальневосточный гектар – это территория Байкала с островами и прилегающими заповедниками. Буферная зона в радиусе 20 км от городов Улан-Удэ и Северобайкалька. И под запрет также попали сакральные места буддистов. В общем, выглядит это довольно логично.

Иван Князев: Кстати, очень интересные сакральные места буддистов.

Ольга Арсланова: Ну что ж, давайте обсуждать расширение дальневосточного гектара. У нас в студии адвокат, кандидат юридических наук Александр Зорин. Здравствуйте, Александр.

Александр Зорин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, а в чем необходимость. У нас тут уже много скептически настроенных зрителей говорят: «А толку то? Гектар перенесут. Проблемы с местными чиновниками, инфраструктурой и так далее останутся». Неужели результаты первой части программы настолько оптимистичны и вдохновляющие, что есть смысл подключить и другие субъекты Российской Федерации?

Александр Зорин: Вы знаете, программа Дальневосточного гектара – это программа длительного цикла исполнения. И первые результаты за такой короткий период могут показаться не то что впечатляющими, а могут быть немного скромными. Но результат, когда уже почти 100 000 человек уже оформили дальневосточный гектар, это впечатляет. Почему? Потому что более 25 лет после развала Советского Союза мы видим, что на территориях Дальнего Востока фактически наблюдается такое явление, как очеловечивание, то есть люди покидают, миграция идет в большие и богатые мегаполисы – Москва, Санкт-Петербург.

Сейчас идет обратная реакция – чтобы люди возвращались, открывали по сути с нуля новые поселения, развивали бизнес. И продвижение довольно существенное. Если раньше я приходил к вам на программу и говорил о недостатках, что нету рекламы, что нет каких-то бизнес-планов, что нет мер господдержки, то сейчас это в большей степени устранено.

Недавно я был в Геленджике, улетал из аэропорта, там был огромный баннер, реклама «Дальневосточного гектара».

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, насколько все то, что задумали эти романтики, готовы переехать на Дальний Восток? Насколько это перспективно? Ведь если бы действительно можно было там успешно заниматься бизнесом, охотничьим хозяйством, сельским хозяйством и так далее, люди бы оттуда не уезжали и даже готовы были бы финансово вкладываться. Не надо бесплатной земли для того, чтобы развивать это все.

Александр Зорин: Безусловно, условия там не такие приятные, не такие конкурентоспособные. Но не надо забывать, что у нас большая страна, и задачи, которые стоят перед военно-политическим руководством страны – это сохранение нашего суверенитета, наших рубежей. Что такое Забайкальский край? Мы увидели в прошлом 2018 году. Тогда проходили войсковые учения «Восток-2018». И весь мир увидел триумф вооруженных сил России. Как раз в Забайкальском крае. Туда было брошено большое количество сил и средств, техники. Именно это было устроено, как полигон. Что такое Забайкальский край? Это примыкание к российско-китайской границе. Если мы увидим магистраль, которая проходит, это Транссибирская магистраль. Это грузы, техника и так далее. То есть, разрешив сейчас давать дальневосточные гектары, мы увидим, что это не только романтизм, но и прагматизм. Ближайшие районы к Транссибирской магистрали, к российско-китайской границе могут быть использованы в коммерческих целях. Я не раз подчеркивал, что в индивидуальном порядке довольно скромно что-то можно сделать. Когда большое количество людей объединяется…

Сейчас я даже читал, что одна из торговых сетей включает в своих граждан, работников в программу «Дальневосточного гектара». Берет у них эту землю по сути в аренду и развивает сеть торговых магазинов. То есть все зависит от…

Ольга Арсланова: А где они собираются этим заниматься?

Александр Зорин: По всему Дальневосточному региону, где будут раздавать гектары.

Ольга Арсланова: Почти половину территории Бурятии и Забайкалья предлагают в это свободное плаванье отпустить. Что там можно делать? Чем рациональнее всего там заниматься людям, которые заинтересуются этой ввозможностью?

Александр Зорин: На официальном сайте по развитию Дальнего Востока у этой программы сейчас уже есть много бизнес-планов. Например, предлагается организовать и водное сообщество, закупить катера и организовать перевозки, создать там цех по производству полуфабрикатов, создать детский лагерь. Например, почему детей не только на море отправляют, но и на другие природные ценности – посмотреть тайгу и так далее? Плюс еще сейчас существует у России такая проблема, как геронтологические центры, по-простому говоря – дома престарелых, когда своих родителей можно на природе оставить, чтобы они находились под присмотром. Красиво, на природе, и за ними бы ухаживали. Это красивый бизнес-проект. Он заслуживает отдельного внимания.

Иван Князев: Александр, звучит действительно все так красиво. Но наши телезрители весьма просто некоторую проблему обозначили: «Ясно же, кому отдают – китайцам». Еще один наш телеЗритель: «100% китайцам». Вы как раз уже заговорили о том, что это рядом с китайскими границами. Не получится ли так, что они-то найдут, что делать с нашими землями?

Александр Зорин: В соответствии с федеральным законом о Дальневосточном гектаре, передача данных земель иностранным гражданам запрещена.

Иван Князев: Так они уже могут паспорта получить к этому времени.

Александр Зорин: Они тогда должны участвовать в программе переселения соотечественников.

Ольга Арсланова: А это, знаете, не для слабонервных.

Александр Зорин: Довольно сложно получить, поучаствовать и приехать. Открыли иностранцы, но только по программе участия соотечественника. С другой стороны, если туда придет бизнес, если наши граждане будут вовлечены и получат трудовые места, если туда придут деньги, если будет осваиваться регион, если будут создаваться семьи, если будет население расти, я не вижу ничего плохого в ассимиляции российского, китайского народа.

Ольга Арсланова: Ничего плохого. Пишут нам: «Дальневосточный гектар оформили в большинстве случаев местные жители вблизи своих населенных пунктов. Другие в чистое поле без инфраструктуры в здравом уме не поедут». Для того, чтобы привлечь в чистое поле людей из других регионов, платежеспособных, авантюристски настроенных, власти сразу заговорили о мерах поддержки. Например, смотрите, сейчас получатели бесплатного гектара могут рассчитывать на грант до 3 миллионов на развитие крестьянского хозяйства, до 500 тысяч рублей – на создание собственного бизнеса. Заговорили еще о том, что можно сделать суперльготную ипотеку под 2%, если семья хочет переехать, построиться там и жить. Как эти меры реализуются? Достаточно ли их сейчас?

Александр Зорин: Я абсолютно согласен, что в чистое поле людей с какой-то освоенной агломерации достаточно сложно заманить. Но еще раз подчеркну, что это стратегическое направление – Дальний Восток, поскольку оно приграничное, и в военно-политическом отношении очень важное. Людей надо просить туда приехать, завлекать. И именно мерами господдержки. И правильно. Это очень хорошая мера по снижению ипотечного кредитования до 2%. И другие меры. Порядка 40 мер государственной поддержки. И оплата по трудоустройству, и по продуктовым наборам я смотрел. Меры поддержки большие. В каждом регионе есть целое министерство, которое этим занимается.

Иван Князев: И все-таки народ едет. Мы видели, что там за первый час 25 заявок уже было. Люди даже в очередь выстраивались в МФЦ. Вот эти привлекательные земли около Байкала. Сейчас все, наверное, услышали, думали: «Ой, как здорово! Целый гектар земли получить около Байкала». Это прямо на берегу Байкала, или нет? Чтоб сразу людей либо разочаровать, либо успокоить.

Александр Зорин: И разочаровать, и успокоить. Потому что земли вокруг Байкала являются землями особо охраняемых природных территорий. Они включены в соответствующий реестр, охраняются. И там какая-либо деятельность (промышленная либо жилищная) запрещена. Поэтому после окончания природных территорий заповедника будут получать с учетом транспортной доступности, с учетом того, что есть транспортное средство, можно туда доехать. На берегу Байкала, безусловно, никому участки выдавать не будут.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на тех, кто решился уже поучаствовать в программе «Дальневосточный гектар». Магаданские парапланеристы оформили дальневосточный гектар в живописном месте Нюклинской косы. Оборудовали площадку на обучения парапланерному спорту, провели там первые региональные соревнования, обучают людей там, кстати, бесплатно. Сейчас наш корреспондент Рустем Давыдов расскажет подробнее.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Не волнуйтесь. Не переживайте. Рустем Давыдов не пострадал. Вернулся. Уже с нами.

Иван Князев: Александр, скажите, пожалуйста. Люди сейчас пишут нам и спрашивают, как все-таки получить этот заветный дальневосточный гектар. С одной стороны, смотрите, Дмитрий Медведев потребовал выдавать россиянам дальневосточный гектар без всякой бумажной волокиты – чтобы это было все быстро и хорошо. С другой стороны, Трутнев отчитывается, что срок получения земли по программе «чуть больше 40 дней». Есть и рекорд – 18 дней. Так все-таки быстро или долго? Они немножко друг другу противоречат.

Александр Зорин: Если мы вспомним, какая была государственная регистрация еще 10 лет назад, пока не были созданы МФЦ, то вспомним, что очередь нужно было занимать с 4 утра, чтобы попасть на регистрацию к 4 вечера. Сейчас, что касается дальневосточного гектара, достаточно зайти в интернет, там сделано в такой очень наглядной форме и доступной инструкция. И видеоинструкция, и текстовая инструкция. Она очень проста для людей даже с малым образованием. Можно посмотреть, выбрать. Там все расписано, как это делается. Я думаю, что срок от 18 до 40 дней дистанционного выбора и оформления земельного участка являются достаточно нормальным и разумным.

Иван Князев: Вы знаете, я сейчас пытаюсь зайти на сайт «ДальнийВосток.рф». У меня не получается вообще никаким образом на него попасть. Он говорит, что «не загружается».

Ольга Арсланова: Смотрите, что нам пишет Приморье: «Что смеяться? У нас в Приморье раздается этот гектар. Кто успел – ухватил на побережье в надежде развить туризм. Дорог нет, инфраструктуры нет. А ваш эксперт пусть подаст пример и поедет осваивать стратегический гектар сам, а не заманивает других». Первые результаты тех, кто решился. Что-то о них известно? Много ли людей передумали? Многие ли так пока ничего там и не начали создавать? Понимаем, что там дается в аренду. На 3 года?

Александр Зорин: На 5.

Ольга Арсланова: На 5 теперь уже. И если это были заброшенные земли, их обратно в оборот. Как, по вашему прогнозу, много ли мы таких земель в итоге увидим?

Александр Зорин: Еще рано судить, потому что реперная точка с начала развития программы еще не наступила. Но регулярно я мониторю материалы региональных средств массовой информации на Дальнем Востоке. Мы видим достаточно успешные проекты разные коммерческие, один из которых я привел – что уже крупные сети выходят туда делать магазины. Просто в России долго запрягают, быстро едут. Мнение сомневаются, мнение присматриваются. Мнение ждут, пока что-то произойдет. Кто-то либо пострадает, либо, наоборот, хорошо заработает. Но о том, что это не золотая лихорадка, это надо понимать. Что там не золото добывают. Что там сложный процесс, он магистральный. Придется несколько лет ждать окупаемости вложений. Люди присматриваются. Но учитывая, что программа у нас идет с 2035 года и прогнозы властей идут на увеличение. На следующий год планируется увеличение порядка 30%. Расчет на то, что будет получено земельных участков по данной программе.

Иван Князев: Давайте послушаем нашего телезрителя. Нам Светлана дозвонилась. Забайкалье. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Светлана, вы живете всегда в Забайкалье? Из какого вы города?

Зритель: Я коренная забайкалка. Я родилась в Забайкалье. И все эти перестроечные периоды, и все, что происходило у нас с нашей Россией… Это пригород Читы. Недалеко от Читы. Я хочу вам вот что сказать. Конечно, «Дальневосточный гектар» - это дело очень хорошее. Чтоб люди получили бесплатно землю и начали развиваться на земле. Но я вам хочу сказать еще и другое. Как ваш гость сказал, нужно развивать торговлю на этих землях, уход за пожилыми людьми. Вы же прекрасно понимаете, что торговля сейчас заполонила уже всю Россию. У нас здесь на каждых 100 человек 5 магазинов.

Ольга Арсланова: А что нужно, Светлана?

Зритель: Это же не выход из положения.

Иван Князев: Я думаю, пахать некому.

Зритель: Чтобы не китайцы у нас здесь золото мыли и травы полезные у нас вырывали.

Ольга Арсланова: Нужно развивать производство? Правильно мы вас услышали?

Александр Зорин: Слушатель предлагает сбор трав. Вполне адекватный. Единственная проблема, которая есть для тех, кто задумывается – это до Читы поезд идет 100 часов. Надо ускорять этот маршрут.

Ольга Арсланова: Нам тут пишут: «Взяли бы гектар. Боюсь, денег на билет не хватит».

Иван Князев: Кстати, транспортная доступность.

Ольга Арсланова: Вопрос в том, кто все-таки эти люди. В основном сейчас спрос идет о тех, кто рядом живет.

Иван Князев: В основном спрос идет с тех, кто рядом живет. Но проводили мониторинг иногородних. Получилось, что Москва, Санкт-Петербург и Краснодарский край. Вот такая тройка граждан по местожительству, которые участвуют в программе «Дальневосточный гектар».

Ольга Арсланова: По-хорошему, если ты москвич и ты хочешь взять дальневосточный гектар, нужно быть готовым туда фактически переехать. По крайней мере, на какой-то длительный срок.

Иван Князев: А переезжают или все-таки берут под бизнес?

Александр Зорин: Как правило, берут под бизнес. Плюс сейчас включилась программа по переезду соотечественника. То есть кто переезжают из других стран по этой программе, им также обеспечиваются меры государственной поддержки и выдается в том числе еще российское гражданство. Если подумать над упрощением, может быть, этой программы переезда соотечественников и распространить ее не только на соотечественников, но и на других иностранцев, желающих получить российский паспорт…

Иван Князев: В свое время так в Соединенных Штатах сделали. Помните, когда осваивали земли Оклахомы и так далее? Там целый бум, Ирландия приезжала. Да пол-Европы туда переехало. Почему бы не повторить этот урок истории? Андрей из Брянска звонит нам. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Андрей, поедете на Дальний Восток?

Зритель: Нет, не поеду.

Иван Князев: Почему?

Зритель: Дело в чем? У меня такое мнение. Этот дальневосточный, забайкальский гектар напоминает мне ваучеры в свое время. Что можно сделать на одном гектаре? Вырастить одну корову, и все. Если человек хочет заниматься сельским хозяйством, взять не один гектар, а десять. Если у него есть возможность, желание, кредитовать его, помогать ему подводить электричество. Что такое один гектар? Будут там стоять дома в красивых местах. И все. Потом через некоторое время это все будет скуплено, я думаю. И в несколько раз, точно как ваучер. Вот это просматривается.

Ольга Арсланова: Спасибо. А ведь действительно очень мнение с самого начала критиковали объем наделов. То есть гектар для чего-то серьезного, для сельского хозяйства немного.

Александр Зорин: В законе есть такая поправка, что дороги, коммуникации и все остальное вправе требовать у местных властей сообщества людей, получивших их, объединившись рядом, 20 человек. Поэтому я полагаю, что изначально это было направлено на кооперацию людей, на массовое освоение. Не взять где-то кусочками, точечками и требовать, чтобы администрация тебе персонально дорогу подвела, и так далее. То есть программа была сделана именно стратегическая, чтобы большое количество людей. Не отдельные авантюристы туда ехали, романтики, а чтобы более большое количество людей. Чтобы создавались новые поселки.

Ольга Арсланова: Просто многих наших зрителей что смущает? Вместо того, чтобы действительно системно развивать эти территории, заниматься этими регионами стратегически – производством, созданием рабочих мест – просто на откуп дают обычным людям: «Давайте вы вместо нас, - как бы говорят власти, - этот регион вроде как будете развивать». Нет такого ощущения?

Александр Зорин: Ощущение бессистемности, безусловно, есть. И мое личное впечатление, что должны были перед началом этой программы разработать кластеры. То есть не просто что человек где хочет выбирает, а специальная интерактивная карта, куда будут планировать генеральный план коммуникаций, перспективное развитие территории. Чтобы было уже все понятно и человек понимал, что вот этот сектор – агросектор, этот сектор – рекреационный сектор. Я считаю, нужно совместное взаимодействие властей и гражданина. А здесь получается, что «ты бери, гражданин, думай, придумывай».

Иван Князев: В общем, представление: ты едешь куда-то в глушь, непонятно зачем.

Александр Зорин: Разбалансированность есть. Работать над этой программой надо. Перспективы у нее также есть. И цель у нее, самое главное, благая.

Ольга Арсланова: Спасибо. Давайте вместе следить за результатами этой программы. У нас в гостях был адвокат, кандидат юридических наук Александр Зорин. Мы говорили о расширении программы «Дальневосточный гектар».

Иван Князев: Спасибо, Александр Сергеевич.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски