Политика мягкой силы

Политика мягкой силы | Программы | ОТР

Каким должен быть образ России в мире?

2020-07-13T22:48:00+03:00
Политика мягкой силы
Жители Краснодара, Липецка и Челябинска чаще остальных засоряют речь словами-паразитами
Россиян из-за рубежа будут вывозить по новым правилам
Что почём? СЮЖЕТ с овощных рынков в Бийске и Батайске
Найм по гороскопу
Винный рынок России попал в топ-10 самых привлекательных в мире
Продукты подешевели: кроме Росстата, это кто-то заметил?
Звезда по имени Цой
Детские обеды за счет государства
Право на чистый бензин: как его вернуть жителям Дальнего Востока?
Регионы. Что нового? Петропавловск-Камчатский, Пермь, Симферополь
Гости
Андрей Бакланов
заместитель председателя Совета Ассоциации российских дипломатов
Наталья Бурлинова
политолог, президент Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия»

Анастасия Сорокина: «Политика мягко стелить»: Владимир Путин заявил, что попытки Запада негативно повлиять на Россию обречены, против этого мы готовы применить свой стиль, когда мягко стелем, но жестко спать.

Александр Денисов: Какую мягкую силу готовится продемонстрировать миру Россотрудничество и станем ли мы неким цивилизационным центром, который, как писал американский политолог Джозеф Най, расскажет миру лучшую историю и победит в информационный век, объединив вокруг себя партнеров? Обо всем этом поговорим вместе с вами, а также с нашими собеседниками. На связи у нас Андрей Бакланов, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, профессор Высшей школы экономики. Андрей Глебович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Андрей Бакланов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Андрей Глебович, согласны с утверждением политолога Джозефа Ная, что сейчас победит в информационный век государство, которое расскажет лучшую историю миру? И какую историю мы рассказываем, кстати, вот любопытно?

Андрей Бакланов: Ну, я не совсем с этим согласен. Я думаю, что побеждать будут те, кто имеют все компоненты необходимые, и боевую выручку, мощь вооруженных сил, экономическое развитие, ресурсное прочное такое обоснование своей политики. Ну и, конечно, умение правильно себя подать, умение получить как можно большее количество друзей.

И вот по этому направлению нам, честно говоря, еще очень много предстоит сделать, чтобы хотя бы вернуться к тому уровню, который когда-то у нас был по количеству друзей, по состоянию обществ дружбы. Вот я думаю, что сейчас подошел деликатный такой момент со всем этим хозяйством разобраться, не просто увещевания про мягкую силу, миллион раз повторять, но что-то реально сделать, для того чтобы у нас были инструменты разнообразные, мощные, которые опираются на большое количество специалистов, на большое количество людей.

Могу вам такую цифру привести: в свое время, когда у нас была развитая система обществ дружбы, то общее количество, включая коллективных заводских членов обществ дружбы, у нас практически 53 миллиона человек вращались в этих вопросах. Ну, было более 80 хорошо работающих обществ дружбы. Сейчас у нас максимум 10–15, и то они испытывают очень большие трудности. Так что тут начать и кончить.

Александр Денисов: Вы знаете, а может быть, просто оставаться самим собой, ну вот я имею в виду России, не хаять свою историю, не крушить памятники? Вот смотрите, что в мире творится, а мы показываем пример стабильности, уважения. Может быть, это тоже немало, как считаете?

Андрей Бакланов: Без этого нельзя, то, что вы сказали, – это главное. Если мы сами себя не уважаем, если мы в истории все время какой-то негатив находим и вокруг него резвимся, рассказываем, пишем только об этом, то дело не пойдет, конечно, никто нам особо верить не будет и будут транслировать весь негатив с удовольствием, который мы сами о себе говорим. То есть здесь, конечно, приоритеты должны быть правильно поставлены.

Но этого мало, этого мало, нужно еще уметь доходчиво, толково, на соответствующих языках, приспосабливаясь к аудитории, уметь рассказать и о себе, и о наших оценках, и без этого мы не пойдем, мы не пойдем. У нас в настоящее время есть некоторые примеры. Вот я арабист и могу сказать, к сожалению, многие об этом просто не знают, насколько хорошо последние годы работает наша арабская редакция на зарубежные страны...

Александр Денисов: RT вы имеете в виду?

Андрей Бакланов: Да, RT. Я знаю просто больше арабское направление, вы знаете, очень хорошо смотрят. Вот когда беседуешь с теми, кто сюда приезжает или за рубежом, когда я там нахожусь, то там рассказывают, вот... выступали или кто там выступал, они видели это все, они, понимаете, дискутируют. Я как-то дал два интервью про исторические аспекты сугубо, так потом 0,5 миллиона просмотров было, но ведь это же не какая-то развлекательная передача. То есть наши ребята, которые работают на это направление, они как раз показывают пример, как можно эффективно работать, и они сравнялись по количеству просмотров с самыми такими раскрученными в арабском мире станциями, как «Арабия»...

Александр Денисов: ...«Аль-Джазиру» уже обогнали, говорят.

Андрей Бакланов: Молодцы.

Александр Денисов: «Аль-Джазиру», по-моему, даже обогнали, да?

Андрей Бакланов: Ну, потворят, да, они вровень идут, они вровень идут, «Аль-Джазира», наверное, побольше немножко, у нее диверсификация, но в принципе вровень идут, и это очень хорошо. Далеко не по всем направлениям мы можем сказать, что так же нам удается работать. Вот надо редакциям по другим... По Украине, например, мы недорабатываем, по той информации, которая у меня есть, гораздо более можно было бы нам раскрутить работу там, с западной частью Украины, не махать рукой в отношении них и говорить «это западенцы», а работать с ними, там нормальные труженики в большинстве своем живут, я там жил сам, учился в школе, все это помню.

Нам нужно выравнять нашу политику разъяснительную с зарубежными странами, сделать такой просмотр, что у нас есть, проанализировать все это и принять какие-то очень далекоидущие выводы, выделить соответствующие суммы, для того чтобы о нас хорошо знали, понимали нашу политику, разбирались в нашей внешней и внутренней политике.

Анастасия Сорокина: Андрей Глебович, ну вот Владимир Владимирович в интервью сказал о том, что тарифные ограничения будут продолжаться, финансовые ограничения будут продолжаться в отношении страны, технологические и так далее. Была такая фраза про «тупое введение санкций». Вот если заявляется политика стелить мягко, как на это правильно реагировать? И какими могут быть шаги ответные наши?

Андрей Бакланов: У нас очень часто сейчас любят повторять, вы знаете, я не знаю, кто-то моду такую пустил, зеркальный ответ. Вот мне не нравится это выражение, и далеко не всегда надо реагировать зеркально. Иногда даже специально разрабатывают такие хитроумные ситуации, чтобы нас вынуждать на какой-то зеркальный, такой наивный ответ, где мы больше потеряем, чем получим. Он должен, как правило, быть более такой вдумчивый, продуманный ответ.

Что касается санкций, то смотрите, сейчас, по последним данным, санкции и контрсанкции охватывают уже 90 стран мира, больше половины земного шара. Я думаю, что, конечно, для нас это негативная вещь, но далеко не смертельная, потому что, в общем-то, мы всем обеспечены. Кроме того, вы посмотрите, даже по передовым технологиям, примерно 38–42% передовых технологий – это уже не западноевропейские и не американские, уже и у Китая они есть, и у Индии.

Мы должны идти по двум направлениям. Во-первых, все-таки восстанавливать нормальные отношения с Западом, где не все от нас зависит. Во-вторых, расширять спектр нашего такого творческого взаимодействия с теми странами, которые в отношении нас нормально себя ведут, никаких санкций не вводят и так далее. Вот здесь два равноценных по своему значению направления просматриваются.

Александр Денисов: Андрей Глебович, не могу не задать вопрос. Сейчас вот нашумевшее дело бывшего сотрудника «Роскосмоса», советника главы «Роскосмоса» Сафронова, там он обвиняется в госизмене, что передал чехам информацию, соответственно и НАТО тоже, о нашей работе на Востоке, читай с Китаем, на Ближнем Востоке, читай с Сирией. Это как раз регионы, где мы применяем свою так называемую мягкую силу. Ну, в Сирии еще, так сказать, экспорт мира идет, мягкая сила плюс поддержка с помощью военных. Есть ли противодействие нашей мягкой силе за рубежом? Вот почему НАТО интересуется как раз вот нашей этой мягкой силой, работой в тех регионах даже таким вот способом?

Андрей Бакланов: Вы знаете, это не просто противодействие, оно системное, глубоко продуманное, оно ведет свое начало из периода, когда боролись против Советского Союза. В то время до 120 тысяч насчитывалось человек, специалистов в Америке и в некоторых других странах, которые получали каждый день заработную плату за то, что целенаправленно работали против нас, включая то, что сейчас условно называется мягкой силой.

Потом, на рубеже 1990-х гг., их намного меньше стало, но сейчас, судя по всему, вся эта система восстанавливается. Там есть идеологи, там есть практики, там есть люди, которые разбираются в технологиях и так далее. Это системная работа, и это серьезная очень вещь, и очень хорошо, что мы в последнее время стали уделять должное внимание и тоже стараемся системно, во-первых, отвечать им, а во-вторых, нам самим надо наступать. Надо не только реагировать на что-то негативное, нужно активнее про себя рассказывать, подмечать те вещи, которые нездоровы у них.

Понимаете, тут какая-то все-таки должна быть сбалансированность и честность. Например, они нападают на нас, причем совершенно незаслуженно, по вопросам так называемой исторической правды, а вот мы, например, скажем, годовщину Мюнхена практически пропустили, а нужно было как-то это обыграть, более четко об этом сказать. Я думаю, что вот здесь огромная у нас идет недоработка по этим вопросам, но вот, мне кажется, сейчас уже собирается такой экспертный материал, молодежь подтягивается...

Александр Денисов: Вы знаете, я видел прекрасный фильм Аркадия Викторовича Мамонтова про Мюнхенский сговор, интересный фильм.

Андрей Бакланов: Мало, этого мало, понимаете?

Александр Денисов: Мало?

Андрей Бакланов: Да. Это как раз, наоборот, подчеркивает, что вот эти хорошие фильмы отдельные, но нужна системная работа гораздо более масштабная. Да и внутри тоже воспитание... Посмотрите, чем заполнено вечернее телевидение наше? Одно и то же – милицейские фильмы. Я очень люблю нашу отечественную милицию, уважаю, но нельзя только об этом, какие-то должны быть другие вещи, воспитательные, исторические. Этого должно быть больше. Я такой целенаправленной, разумной, сбалансированной политики по этому направлению не вижу.

Более того, я бы пошел на то, чтобы в нашей стране сделал Министерство информации и по вопросам исторической правды, давно назрел этот вопрос. Очень плохо, что им системно не занимаются. Нужно специальное министерство, нужны люди, которые ежедневно работали бы по этим направлениям, а не просто подключать общественников, каких-то талантливых людей и потом их нахваливать. Этого мало.

Александр Денисов: Да, вы знаете, еще возвращаясь как раз к журналистам, можем вспомнить, что это классика жанра подкупать людей, которые работают на военную тематику, на космическую. Вот в 1980-е гг. была история с журналистом программы «Время», там вот как раз у него покупали исходники с космодромов и прочее, потом Пасько, был такой дальневосточный журналист, там японцы у него покупали. То есть этих историй уже куча, нельзя сказать, что Сафронов первый в этом ряду, кого попытались, дело еще будет в суде рассматриваться, там что выяснят, попытались таким образом что-то через него разведать.

Андрей Бакланов: Да нет, мне кажется, что наоборот, в принципе количество подобного рода инцидентов в последние 20–30 лет уменьшилось, раньше больше было на этот счет.

Александр Денисов: Больше?

Андрей Бакланов: Конечно, больше было скандалов, что-то в прессу просачивалось, что-то не очень. Тут ничего нового нет такого оригинального, что кого-то пытаются завербовать. В этом надо разбираться тоже предметно в каждом отдельном случае, но это вещь абсолютно не новая, не оригинальная.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, спасибо большое, Андрей Глебович. На связи у нас был Андрей Бакланов, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, профессор Высшей школы экономики.

Анастасия Сорокина: Ну а сейчас мы поговорим с Натальей Бурлиновой, политологом, президентом Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия». Наталья Валерьевна, здравствуйте.

Наталья Бурлинова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вот речь о том, что да, сейчас такое, скажем так, странное влияние на политической арене, речь о том, что многие не хотят мириться с появлением серьезных, достойных конкурентов, ну такой сложный процесс, в котором действительно есть, скажем, некое противостояние. И какую позицию сейчас выгоднее занять, действительно, вот так не реагировать, не заявлять, скажем, действительно быть такими мягкими, но до какой-то поры, как сейчас заявлено, что мы будем мягко стелить, но потом в какой-то момент все-таки проявим свою силу? Или нужно действительно немножко более активно высказывать свою позицию, отстаивать свои интересы и реагировать какими-то иногда действительно зеркальными шагами?

Наталья Бурлинова: Если вы спросите меня про мягкую силу, о которой в принципе говорил предыдущий спикер, то мне кажется, что здесь нужно быть гораздо более активными. Потому что как раз в области мягкой силы Россия очень сильно отстает от своих конкурентов, особенно в тех регионах, где у нас есть существенные геополитические интересы. Да и в целом представление образа своей страны очень важно и оно у нас находится не в должном виде.

Александр Денисов: А вы расскажите, что надо делать? Побольше иностранных студентов в свои вузы принимать? Русский язык распространять, учить иностранцев за рубежом? Что надо делать, как считаете?

Наталья Бурлинова: Ну, во-первых, я очень рада как специалист в этой области, что произошли очень серьезные подвижки. Совсем недавно, наверняка вы тоже обсуждали, Евгений Примаков стал руководителем Россотрудничества, и вот все эксперты ожидают серьезной реформы в направлении, скажем так, институтов и механизмов, через которые идет реализация мягкой силы. Это очень комплексный вопрос, здесь и вопрос образования, который касается привлечения иностранных студентов, и создание специальных стипендий для студентов для прохождения различных академических краткосрочных стажировок, это и работа с экспертным сообществом. И это очень правильные вещи, о которых тот же Евгений Примаков в своем интервью упоминал.

В частности, когда мы используем российские и зарубежные инструменты, необходимо работать не с целевыми аудиториями или, скажем так, не только с целевыми аудиториями наших соотечественников, но и идти дальше, работать с некоммерческим сектором других стран и с общественностью, с гражданским обществом других стран. Необходимо отлаживание, перенастройка всей институциональной системы российской мягкой силы. Нужно провести ревизию тех ведомств и органов, которые занимаются мягкой силой. Нужно посмотреть на то, какие проблемы реализуются. Нужно соответствовать времени и делать те вещи, которые интересны, например, молодым лидерам западным, а не то, что интересно руководителям российских центров науки и культуры в возрасте 60–70 лет, условно так.

Александр Денисов: Наталья, вы знаете, я вот вспомнил такой пример, не хочу уж, конечно, так негативно отзываться о Россотрудничестве, но тем не менее был такой период, я работал продюсером на другом канале, мне нужно было записать интервью, договориться с руководством Азербайджана. Я позвонил в наше Россотрудничество, естественно, так логически рассудив, что уж они-то там всех знают, так сказать, сидя-то в Баку. И я с удивлением услышал, что «вы знаете, мы тут и не занимаемся этим». Я говорю: ребят, а что вы делаете? Меня как-то это развеселило: я думал, вы какие-то культурные связи поддерживаете. Они мне ничем не смогли помочь. И я как-то в какой-то момент понял, думаю – а для чего тогда существует Россотрудничество, если даже тут никакой искры, никакого контакта нет?

Наталья Бурлинова: Продолжу этот ваш монолог. Ключевая проблема Россотрудничества, на мой взгляд, – это кадры, это люди, которые идут туда работать. Вот если Евгению Примакову удастся ну если, так сказать, не каленым железом, но все-таки очень сильно изменить структуру людей, качество людей, которые работают в Россотрудничестве, то очень многие вещи изменятся сами по себе. Можно принимать различные программы, можно, не знаю, увеличивать бюджет, но если у тебя во главе российского центра науки и культуры сидит совершенно аморфный представитель, который не хочет и не занимается страной и не выходит из своей зоны комфорта, то ничего не получится.

Потому что по факту вот эти наши представительства, центры науки и культуры, они такие условно посольства мягкой силы, есть классическое посольство, которое занимается дипломатией классической, а есть вот РЦНК, они занимаются мягкой силой. Им можно придать дополнительный функционал, но если люди, вот этот материал людской не соответствует, то ничего не получится. Надо сказать, что кадрами пытались заниматься и предыдущие руководители, но это очень инертная система, и здесь должна быть воля на самом высоком уровне политическом просто изменять структуру внутри, только тогда это получится.

Александр Денисов: Наталья, а только ли мягкая сила или мягкая сила плюс деньги? Потому что вот, например, у нас есть бывшие республики, ну вот Белоруссия, она все время любит поднять речь про какие-то скидки на газ, на нефть, весь интерес в этом плане у них крутится. То есть их одними словами не возьмешь, знаете, нужно купить еще лояльность себе.

Наталья Бурлинова: Ну конечно, мягкая сила идет рука об руку с политикой и бизнесом, это то... Как раз это вот этот современный подход к вопросу мягкой силы, это не про чаепития, не про матрешки, не про балалайки, как сказал Евгений Примаков, а это про инфраструктурные проекты, это про то, чтобы построить, например, дорогу или школу и поставить табличку «Это сделано на средства Российской Федерации или народа Российской Федерации». Вот так как бы вводится понятие о том, кто проецирует эту мягкую силу. Насчет бюджета – ну да, если сравнивать наш общероссийский бюджет, который выделяется на публичную дипломатию, общественную дипломатию, как принято у нас говорить, он, конечно, не сравним с теми же Соединенными Штатами.

Но, вы знаете, я давно в этой сфере работаю, я считаю, что можно делать очень интересные и эффективные вещи и за гораздо меньшие деньги. Нам важно выбирать правильно целевые аудитории, например молодые лидеры, политическая элита подрастающая других стран, в том числе и Запада, и США, и стран Европейского союза. И делать такие очень важные, точечные, очень качественные проекты, чтобы как раз воспитывать или иметь связь с молодым поколением политиков Европы, США, других регионов, других стран. Вот этого делается очень мало, практически единицы проектов.

Александр Денисов: А покупаются ли надежные партнеры за деньги? Ну хорошо, вот сейчас все есть, инфраструктурные проекты, прочее, но когда-то инфраструктурные проекты реализуются, закончены, все, и партнеры отваливаются, так сказать, насосавшись благ, «ну, ребят, теперь до свидания, теперь у меня с другими будут инфраструктурные проекты, пошел за другой мягкой силой»?

Наталья Бурлинова: Ну так в этом и смысл мягкой силы. Мягкая сила – это что? Это создание привлекательного образа страны, это когда вы заводите себе друзей за рубежом (я уж таким простым языком говорю), которые испытывают к вам симпатию, и они лояльны вам на протяжении дальнейшей своей политической карьеры. Не потому, что вы им только лишь там бюджеты выплачиваете крупные, а потому что они учились у вас в стране, женились, не знаю, на русской женщине, испытывают большую часть русской культуры...

Александр Денисов: Это важный момент, Наталья, вот это не надо забывать, да, это связывает крепко со страной, жена всю плешь проест, да-да, это верно.

Наталья Бурлинова: Ну вот да. То есть вот это и есть воспитание политической элиты, это то, чем Советский Союз очень качественно занимался в свое время, и долго мы на этом выезжали, даже современная Россия, в некоторых африканских странах она как раз пользуется контактами и наработками в политической элите этих стран именно Советского Союза. Поэтому это не только про деньги.

Ведь чем долгое время Соединенные Штаты привлекали? Они привлекали, ну скажем так, своим образом жизни, своей моделью поведения. Она кому-то нравится, кому-то не нравится, но она находила отклик у многих по всему миру. Вот России сегодня как раз необходимо более активно свой образ жизни, свою позицию продвигать. Мы такой очень на сегодняшний день полис адекватности с сохранением определенных каких-то базовых, традиционных европейских ценностей, и вот этот образ на самом деле находит много откликов и много симпатизантов в том числе и в США, и в других странах. И вот этот образ и нужно продвигать, заводя друзей.

Анастасия Сорокина: Но, Наталья, вы как президент центра поддержки все-таки креативной дипломатии какие шаги в этом направлении продвигаете?

Александр Денисов: А Наталья очень креативно, про россиянок-то Наталья сказала, это креативно, я вот поддерживаю.

Наталья Бурлинова: Ну, мы делаем проект. На самом деле благодаря тому, что государство немножко поменяло, усилило свое внимание в последние годы к направлению мягкой силы, есть такой Фонд президентских грантов, который выделяет гранты российским организациям в том числе на проекты международного характера. Это очень здорово, потому что раньше такой возможности в принципе не было, и российское государство не поддерживало такие проекты. Сейчас вот мы благодаря такому гранту делаем целевой проект, который называется на английском языке «Meeting Russia», или по-русски «Навстречу России», и мы как раз работаем с целевыми группами молодых политиков, журналистов, экспертов, налаживаем вот эту коммуникацию с Европейским союзом и США, потому что мы в этом заинтересованы.

Александр Денисов: Наталья, успеха вашему проекту «Навстречу России».

Наталья Бурлинова: Спасибо!

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это была Наталья Бурлинова, политолог, президент Центра поддержки развития общественных инициатив «Креативная дипломатия».

Александр Денисов: Ну и еще немного у нас осталось для вас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)