Наталья Забелина, Глеб Тюрин и Игорь Абакумов. Поддержка сельских библиотек как культурных центров

Гости
Игорь Абакумов
доцент МСХА им. К.А.Тимирязева, издатель портала «Крестьянские ведомости»
Наталья Забелина
директор Московской городской деловой библиотеки
Глеб Тюрин
президент фонда «Инициатива» (г. Санкт-Петербург)

Тамара Шорникова: Продолжаем работать в прямом эфире, и вот сейчас последний час этого 4-часового марафона мы посвятим обсуждению жизни в деревне. Звоните нам и сельские, и городские жители, если выезжаете туда тоже. Рассказывайте вот о чем. Мы начнем рассказывать о библиотеках, об их состоянии.

Константин Точилин: Сельских библиотеках.

Тамара Шорникова: Есть ли они сейчас в деревнях и селах, или закрываются, или на грани закрытия, а может быть, наоборот, процветают и становятся таким центром жизни на селе, что называется? От библиотек, конечно же, перейдем к жизни в деревне вообще. Рассказывайте, что у вас есть кроме домов и огородов: ФАП, ДК, библиотека. Что есть и чего нет, чего катастрофически, может быть, не хватает? Мы ждем ваших звонков в прямой эфир, мы ждем ваших SMS.

Константин Точилин: Нельзя же жить одним огородом и магазином, которые тоже бывают не всегда и не везде.

Тамара Шорникова: Безусловно. Мы начнем обсуждать это с нашими гостями.

Константин Точилин: Давай представим, у нас сегодня много гостей.

Тамара Шорникова: Да, у нас сегодня такая большая классная компания.

Константин Точилин: Да, начнем с дам.

Тамара Шорникова: Наталья Забелина, директор Московской центральной городской деловой библиотеки, – здравствуйте, Наталья.

Константин Точилин: Добрый вечер.

Наталья Забелина: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: С Игорем Абакумов наверняка знакомы, ведущий нашей рубрики…

Константин Точилин: "Аграрная политика".

Тамара Шорникова: …и доцент Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева.

Константин Точилин: Крупный специалист по нашему селу.

Тамара Шорникова: Ну и, собственно, Глеб Тюрин, крупный знаток по деревням, весям и селам, так сказать, президент Фонда развития местных сообществ "Инициатива", эксперт Госдумы. Здравствуйте.

Глеб Тюрин: Здравствуйте.

Константин Точилин: Давайте мы начнем все-таки с отчета о нашей поездке по сельским библиотекам, а потом будем говорить о проблеме. Я напомню, что все началось с того, что в эфире у Тамары была Наталья, и стало падать безумное количество SMS от сельских библиотек, чтобы им помогли с книгами. Мы после эфира попили чайку и решили: а давайте-ка попробуем собрать книги и их отвезти. Наталья, я бы вас попросил сейчас коротко рассказать о той удивительной работе, которую вы и ваши коллеги проделали, потому что мы, честно говоря, думали, что будет 2-3 коробки, а когда оказалось, что в большой автобус мы загрузили меньше половины того, что было собрано вами и вашими коллегами, просто удивительно. Как удалось собрать?

Наталья Забелина: Во-первых, мне бы хотелось начать с того, чтобы поблагодарить всех участников этого проекта, все, кто очень быстро отреагировал на это. Потому что мы собрали 4.5 тысячи книг буквально за 3 дня, это, конечно, удивительный срок. Все очень активно на это откликнулись, и практически все московские библиотеки в это активно подключились. Удивителен еще и тот факт, что после выхода в эфир вот этого сюжета и после того, как я вернулась в библиотеку, мы получили свыше 100 звонков только в первый день от желающих помочь сельским библиотекам, где-то порядка, наверное, 59 заявок от библиотек других регионов. Сегодня у нас реально есть 59 заявок. Но за это время случилась и неприятная вещь в Алтае, буквально вчера было сообщение о том, что 3 библиотеки в Алтае сгорели полностью.

Константин Точилин: Ого.

Наталья Забелина: И уже сегодня люди привезли книги дополнительно к тому, что у нас уже есть, и мы буквально на следующей неделе готовы предоставить порядка 2 тысяч книг – это очень новые, хорошие книги, они действительно востребованы, это и детская литература, и русская классика, и современная литература, и зарубежная – библиотекам, для того чтобы хотя бы частично пополнить те фонды, которые были утрачены в результате пожара.

Но вот первый вояж, который случился в Ярославскую область, в библиотеки сельского поселения, по крайней мере из тех сюжетов, что я видела, это совершенно потрясающе, потому что…

Константин Точилин: А вот мы сейчас посмотрим, только что буквально сделали уже небольшой такой…

Тамара Шорникова: С колес, что называется.

Наталья Забелина: Очень хорошо, спасибо.

Константин Точилин: …фильм про это дело. Давайте мы его сейчас вместе посмотрим, а потом уже перейдем к обсуждению нашей проблематики.

СЮЖЕТ

Константин Точилин: Ну вот такая вот история. По-моему, удивительно совершенно посмотреть…

Наталья Забелина: Потрясающе.

Игорь Абакумов: Прекрасный материал.

Константин Точилин: Вам как вообще контраст работы московской библиотеки и такой вот… А еще телевизор не передает запах, когда там печка, когда немножко даже мышами пахнет, когда половицы скрепят.

Наталья Забелина: Вы знаете, меня в этом сюжете вообще больше всего потрясли люди, с которыми вы встречались и те, которые вас принимали.

Константин Точилин: Надо было с нами ехать.

Наталья Забелина: В следующий раз обязательно поеду, это совершенно точно. Потому что в наше время люди беспокоятся о том, что нужны книги, хочется читать, люди хотят развиваться, это же так важно! Несмотря на то, что там, понятно, есть море своих каких-то проблем внутренних и внешних, но тем не менее вот такое желание и такая любовь к литературе заслуживает глубочайшего уважения вообще к этим людям. И то, что вы сделали…

Константин Точилин: То, что мы сделали.

Тамара Шорникова: Вместе.

Наталья Забелина: Да, мы и в первую очередь вы, если бы вы не предоставили транспорт, я думаю, что были бы какие-то затруднения, а это было быстро, оперативно. Люди просто буквально через несколько дней получили вот эти книги и так радовались приезду вашего библиодилижанса, я бы его уже так назвала, потому что действительно это было похоже…

Константин Точилин: Не радовался только наш водитель Миша, когда он понял, сколько книг собрали вы и как проседают рессоры автобуса.

Наталья Забелина: Да. Но я думаю, что это дело благородное и он простит нас за то, что мы так напрягли…

Константин Точилин: Он уже простил, когда мы разгрузились.

Игорь, у тебя хочу спросить, ты, наверное, больше всех нас, может быть, видел деревень (а может, и не больше, все мы тоже поездили, но тем не менее), вот сельская библиотека – это вообще что? Это ведь явно больше, чем библиотека, мы это уже краем глаза увидели.

Игорь Абакумов: Сельская библиотека – это центр всего, это центр развития. В селе, где есть сельская библиотека, где она действует, где есть Интернет, где есть не только книги, но есть еще и Интернет, из этого села больше всего молодежи поступает в ВУЗы.

Я хочу привести один маленький пример, который говорит о том, что Россия и Советский Союз являются странами с нестандартным решением. У нас был такой министр сельского хозяйства Виктор Николаевич Хлыстун, он был 4 раза министром сельского хозяйства. Это человек, который прекрасно знает поэзию серебряного века, это человек, который профессионально поет, человек, который прекрасно танцует, великолепно танцует, у него хорошо поставленная пластика; это человек из глухой-глухой довоенной казахской деревни. Я его спросил: "Виктор Николаевич, откуда в вас это?" Родители очень простые люди. А он говорит: "Благодаря товарищу Сталину. У нас преподавала сосланная ленинградская профессура. Мне академик читал курс арифметики…", – и он назвал мне фамилию балерины, которая преподавала у них пластику, которая преподавала танец, тоже сосланная была. Это крайний случай.

Константин Точилин: Это призыв?

Игорь Абакумов: Это крайний случай.

Константин Точилин: Это рецепт?

Игорь Абакумов: Это не рецепт, это призыв к крупным городам делиться накопленным жиром.

Константин Точилин: Добровольно ссылаться.

Игорь Абакумов: И вот то, что передали благодаря вам, то, что передали, какие книги собрали, как раз тот самый призыв, который уже давно звучит в обществе, это запрос общества. Города должны передать не только деньги, но и знания и культурные ценности, они должны их вернуть в деревню, то, что было изъято в процессе коллективизации, то, что было изъято в процессе индустриализации, должно быть возвращено в деревню.

Я преподаю в Тимирязевской академии, и я могу сказать, что очень выгодно отличаются дети из сельской местности, выгодно отличаются своей хваткостью, своей подкованностью, своим замечательным желанием учиться, своим умением обучаться они очень выгодно отличаются от городских. Это очень серьезный момент. И я могу вам сказать, откуда, в каком регионе больше всего у нас сейчас библиотек с Интернетом, и этот же регион является лидером по поступающим в ВУЗы – Мордовия.

Константин Точилин: Но тем не менее…

Игорь Абакумов: А знаете почему? Прежний руководитель Меркушкин тоже через колено каким-то образом, я не знаю, заставил директора завода, который производит оптическое волокно, провести его в каждую избу, провести туда широкополосный Интернет. И теперь не только библиотеки, но и в каждой избе, в каждой квартире широкополосный Интернет, можно совершенно спокойно…

Константин Точилин: Но это все-таки скорее исключение, мы понимаем, во всероссийском масштабе.

Игорь Абакумов: Я понимаю, но все зависит от главы региона. Если там есть голова… Савченко – голова, Гордеев, к сожалению…

Константин Точилин: …бывший.

Игорь Абакумов: Но был голова, он был министром шикарным.

Тамара Шорникова: Ну вот не про исключения, а про общую картину. Глеб Владимирович, вы часто путешествуете по разным как раз селам, деревням…

Константин Точилин: Давай, может быть, мы Глеба Владимировича более развернуто представим. Потому что, как я понял, прочитав статьи о нем, он как раз на практике занимается возрождением русских деревень с конкретными проектами. И вот Глеб Владимирович приехал к нам из Архангельска сегодня, с корабля на бал, что называется.

Скажите, мы знаем, что библиотеки закрываются, это тенденция. И если глава региона об этом не думает, то, наверное, они и будут закрываться. Что могут сделать люди, чтобы это остановить, жители конкретной деревни, конкретного сельсовета?

Глеб Тюрин: Я думаю, что мы сегодня находимся на пороге нового этапа жизни страны в целом, я думаю, что она из задач… Мне очень нравится то, что говорил Игорь – надо пересмотреть понимание сельской местности в нашей жизни и взаимоотношения городов и сельской местности. Здесь много элементов. Сами сельские жители, наверное, этого сделать не могут, требуется политика, требуется помощь, помощь горожан очень важна. Но нужно понять, что должен народиться какой-то новый образ жизни, в котором сельские жители могут сами, и они получили доступ к технологиям. То есть можно считать, что то, что случилось в Мордовии, исключение из прав, но технологически это возможно уже 10 лет. Если в деревне живут люди, которые могут зарабатывать на удаленном доступе, то есть там можно заниматься не только тем, что работать на ферме.

Я несколько лет делал проект при поддержке, спасибо Владимиру Владимировичу, мы получили такую серьезную поддержку, делали проект, описывающий новые современные маленькие производства, которые есть в сельской глубинке. Мы описали 300 видов деятельности несельскохозяйственных, когда есть реально маленькое производство, в том числе цифровые, в том числе высокотехногичные, переработка отходов нефтеотрасли в Татарстане, маленький заводик по производству гранул в деревне или пленки ПВХ.

Константин Точилин: Слушайте, я вспоминаю дорогу от Углича в сторону Брейтова и понимаю, что никакая цифровая экономика пока туда не доедет. Или доедет, или это иллюзия? Возможно без дорог, без канализации, без всего цифровую экономику?

Глеб Тюрин: Смотрите, как бы в России сегодня есть несколько миллионов человек, которые живут в мегаполисе и мечтают о том, чтобы из него уехать.

Константин Точилин: Только не уезжают почему-то.

Глеб Тюрин: Потому что некуда ехать. Потому что они понимают, что когда они сейчас переместятся в сельскую местность, они окажутся понаехавшими. И в том числе сельские жители будут им не очень рады.

Тамара Шорникова: Почему?

Глеб Тюрин: Потому что они другие, потому что они богаче, потому что они быстрее, потому что они будут там что-то брать, покупать…

Константин Точилин: Это зависит от того, как они будут себя вести.

Глеб Тюрин: Конечно.

Константин Точилин: Потому что в том селе, где печка топилась в библиотеке, они говорят, что у них живет москвич, который приехал, наладил бизнес, они делают вот эти вот дрова искусственные, пеллеты. Они на него не намолятся, хотя я знаю, что в деревне к чужакам… Но он храм восстанавливает, он работает, он библиотеку тоже подкармливает…

Игорь Абакумов: Называется мультипликация доходов, он же все равно всем дает зарабатывать так или иначе.

Глеб Тюрин: Да.

Игорь Абакумов: Это называется мультипликацией доходов. Любой богатый человек в деревне – это прежде всего источник…

Глеб Тюрин: Да даже не богатый.

Игорь Абакумов: Зажиточный, смышленый, это источник…

Глеб Тюрин: Активный и дееспособный.

Игорь Абакумов: …заработка для всех остальных.

Константин Точилин: А вот, кстати, последняя библиотека, вот этот вот красивый голубенький домик, там жил в свое время зажиточный человек с крепким хозяйством, а потом его турнули в 1930-е гг. и сделали там сначала правление колхоза, а потом библиотеку.

Игорь Абакумов: Он поехал преподавать в Казахстан.

Константин Точилин: Да. Давайте примем звонок.

Тамара Шорникова: Да, у нас Сергей из Оренбургской области к нам дозвонился, давайте его послушаем. Сергей, добрый вечер.

Константин Точилин: Добрый вечер.

Зритель: Алло, добрый вечер, слышите, да?

Константин Точилин: Слышим, да, говорите.

Зритель: Вот вы говорите о сельских поселениях. Вот я глава администрации сельского поселения, Оренбургский район, Наурский район, село Кума.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Село большое, проживает порядка 2.5 тысяч человек. Клуб в муниципальной собственности, отличный клуб, работает 2 народных коллектива, 50 детей занимается танцами, библиотека модельная, в прошлом году получила грант 100 тысяч от Российской Федерации, премию получила, хорошее дело. Но проблема №1: в прошлом году в марте месяце сорвало крышу, ураган сильный был. Обратились в районную администрацию – денег нет, в область – денег нет. Составили смету, прошла экспертизу областную, но до сегодняшнего дня денег нет, крыша раскрыта. Я боюсь, что то, что сегодня мы сохранили, у нас 25 тысяч книг и так далее, аппаратура и так далее, это не сегодня завтра все затечет, у нас на втором этаже библиотека… Кстати, библиотека является модельной 2007 года. Вот вопрос состоит в том, чтобы федерация, то есть центр, повернулся лицом к нам, к поселениям, и выделял какие-то деньги хотя бы на ремонт этих вот зданий. Потому что это не секрет, у нас 80% в районе клубов по идее у всех текут крыши. Поэтому денег ни район, ни мы на местах не найдем.

Константин Точилин: А в губернию не пробовали обращаться, Сергей?

Зритель: Обращались к губернатору лично, я лично обращался как глава администрации, обращался в Министерство культуры к Шевченко по этому вопросу, по крайней мере ничего не можем решить. У нас денег нет, у нас бюджет вообще копейки, но коллективы работали, работают и будут работать.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Точилин: Сергей, знаете что сделаем? Вы попробуйте нам письмо написать, а мы его уже от себя для начала вашим властям отправим, может быть, оно как-то и сработает, чем черт не шутит, хорошо?

Глеб Тюрин: Можно я прокомментирую?

Константин Точилин: Да, конечно.

Глеб Тюрин: Я много лет занимался в Архангельске включением активности сельских жителей. Это привело к тому, что сейчас в Архангельской области – не только в Архангельской области, этот проект уже достаточно широко разошелся по России – 900 ТОСов, сельских, назовем так, небольших активистов, групп активистов…

Константин Точилин: ТОС как расшифровывается для тех, кто не знает?

Глеб Тюрин: Территориальное общественное самоуправление. Это что-то типа общины, но в современном правовом поле. У этой общины гораздо меньше полномочий, она не умеет зарабатывать, но смысл в том, что люди берут на себя ответственность. И вот есть проект… Я знаю, что, например, Таня Коротаева, лидер ТОСа из Заозерье, была у вас на телевидении, она в прошлом году была победителем конкурса крупного общероссийского, дали деревне 200 тысяч рублей, а она построила здание общей стоимостью несколько миллионов.

Константин Точилин: А это как?

Глеб Тюрин: Народ собрался и построил, потому что хочет для себя что-то сделать. Если все думают, что нам должны денег, то денег нет. Если мы понимаем, что мы делаем для себя, тогда ищутся дешевые решения, недорогие, так назовем. Проблема муниципального управления выглядит так: когда кто-то для тебя делает, у него интерес в том, чтобы завысить бюджет, а когда вы делаете для себя, у вас желание, чтобы сделать как можно дешевле, но как можно лучше. Так найти перейти к управлению территорией вот так. Если мы, все жители, делаем для себя, а не кто-то для нас делает, давайте поищем, скинемся, здесь мы построим сами, здесь нам поможет соседний фермер, здесь нам завод даст бесплатно или в качестве спонсора леса и так далее. Десятки, сотни таких проектов, когда люди строят, ремонтируют клубы, дороги отсыпают и так далее. Я просто призываю в Оренбургской области об этом подумать, озаботиться.

Константин Точилин: Ну вот я тоже хотел у Сергея спросить, не успел, может быть, можно было как-то пожить…

Игорь Абакумов: Это, конечно, хорошие истории и хороший призыв, но есть еще такая вещь, как бюджет и нормативы, в которые, наверное, это все должно влезать.

Константин Точилин: Да, есть бюджет.

Игорь Абакумов: Бюджет у нас сейчас из муниципалитетов выкачивается, как насосом, как пылесосом, точнее, не остается в муниципалитете, в селе не остается ни налога на землю, ни налога с предпринимателей, которые там занимаются. Ведь муниципалитет должен давать разрешения на строительство, как это делается во всей Европе, во Франции, попробуйте вы без муниципалитета что-нибудь построить, муниципалитет деньги собирает. Обращаю ваше внимание, хочу вас вернуть в ту же Мордовию, там действительно уникальный пример.

Тамара Шорникова: Лоббист.

Наталья Забелина: Мы так скоро все туда переедем.

Игорь Абакумов: Я был на выборах в сельсовет мордовской деревни, выборы в сельсовет. Явка – 100%, люди приходят с детьми, последний пьяница приходит в чистой выглаженной рубашке в белой, идет голосовать. Почему? Потому что на двери сельсовета написано: "Наш бюджет (причем не изнутри, а снаружи) на постройку дороги – столько-то, на ремонт детского сада – столько-то, на ремонт школы – столько-то, на ремонт библиотеки – столько-то, на покупку коляски для участкового к его мотоциклу – столько-то (хотя участковый по другой статье вообще проходит, по МВД, но участковый нужный человек в деревне, они ему покупают)". Откуда деньги? Глава администрации, минуя все запреты, все-таки провел разрешение о том, чтобы оставить деньги в сельсовете от каждой сделки. Молокозавод покупает в частном подсобном хозяйстве, в личном подсобном хозяйстве молоко – сделка обязательно проходит через банк, в обязательном порядке. Если она проходит через банк, она фиксируется, деньги остаются в сельсовете.

Константин Точилин: Понятная мысль, но, к сожалению…

Игорь Абакумов: Это еще не все. Откуда деньги, я просто рассказываю. Соседи начали следить друг за другом: "Ты по безналу продаешь или ты тащишь на рынок деньги? Ах, ты на рынок тащишь, значит, ты из нашего общего бюджета воруешь практически?" То есть дисциплина людей подтянула, вы совершенно правы, но нужно менять бюджетную роспись, что называется. Нужно оставлять деньги в муниципалитете, и тогда муниципалитет будет самостоятельным. Собирать деньги со всего села – это, конечно, вещь хорошая, опять идти на поклон к предпринимателю тоже, наверное, нужно, но самое главное, налоги должны оставаться в деревне.

Тамара Шорникова: Но есть риск, что действительно ту же самую построенную вскладчину могут разобрать, были такие случаи.

Игорь Абакумов: У нас недавно был сюжет: егерь сам построил дорогу, его чуть в тюрьму не посадили – не имел права.

Глеб Тюрин: Мне кажется очень хорошей мысль, которую сейчас озвучил Игорь о том, что… На Западе это называется "buylocal", "покупаем местное". То есть мы должны понять, что мы все вместе, мы территория, и деньги, которые на нашей территории крутятся, остаются на этой территории, мы делаем что-то, для того чтобы это происходило. Но тогда дальше надо понять, каким образом возникнут новые рабочие места, то есть нужно чтобы была возможность увеличивать количество рабочих мест, потому что сейчас получается так: люди из деревни уезжают, потому что работы нет. Там есть три главных проблем: там есть отсутствие работы, там нет работы, там проблема с инфраструктурой, то есть школы, библиотеки, ФАПы, больницы и так далее, и родители сегодня делают все, для того чтобы их дети уехали. И мне хочется вернуться к мысли, опять же озвученной Игорем, что город сегодня должен повернуться к селу лицом…

Константин Точилин: …а к лесу задом.

Глеб Тюрин: Потому что сейчас проблема такая. Я 1.5 года назад создал группу ВКонтакте, которая называется "Клуб развития территорий", где собираются люди, которые хотят уехать из города. За это время там появилось 11.5 тысяч человек, и эти люди все говорят: "Давай, давай что-нибудь делать! Хватит говорить, давай поедем!" Я говорю: "Ребят, подождите, не надо никуда ехать до тех пор, пока мы ни с кем не договорились. Если вы туда приедете, вы попадете в проблемы". И мы сейчас общаемся… Например, в Псковской области мы создали филиал клуба, создали там команду людей, и они ездят, встретятся с главами районов, и выясняется, что главы районов очень рады, многие из них готовы обсуждать, они готовы что-то предоставить, они готовы… Но они говорят: "Мы не понимаем, что можно здесь создать, какие производства здесь можно запустить". То есть нам надо говорить о том, что нужно… Я написал книгу о том, что такое локальная экономика. Мы до сих пор живем в плену каких-то огромных производств, каких-то гигантских схем: фермы на 5 тысяч голов…

Константин Точилин: Гигантомания такая, ставшая уже привычной у нас.

Глеб Тюрин: Вот, а надо, чтобы была сотня маленьких производств. И вот у тебя есть заработок, у тебя есть заработок, мы друг у друга покупаем, губернатор понимает, что это работа, что это стабильность.

Константин Точилин: Глеб, давайте договоримся: вы к нам еще раз отдельно придете, и мы просто целую программу про это очень интересно. Давайте звонок примем.

Глеб Тюрин: Можно я вот одну буквально вещь? Огромное количество людей, которые хотят уехать, но им надо сказать: "Ребят, соберемся?" А вот те, которые умудрились уехать и остаться, например, про ту же Псковскую область, петербурженка, которая уехала в Палкинский район, собрала людей в районе, они ей поверили, отстояли район, там не открыли огромную свалку, а сейчас она стала советником губернатора. То есть какие-то изменения происходят совершенно замечательные. Но вот нужен какой-то шаг, чтобы люди понимали: есть работа, можно там жить, потому что можно заработать.

Константин Точилин: А вот какой вопрос. Понятно, что, наверное, когда-то будет везде Интернет, наверное, когда-то гражданское общество дойдет и во глубину сибирских руд.

Игорь Абакумов: Да-да.

Константин Точилин: Когда-то зацветут малые цифровые и нецифровые предприятия на просторах 1/6 части земного шара. Но до этого надо дожить. Вот сейчас совершенно очевидно, что вот эти вот библиотеки, которые мы показали и будем дальше показывать другие, живут за счет вот этих вот замечательных святых тетушек, которые их держат, их тянут, их волокут за смешные какие-то отрицательные деньги. Я вот боюсь, все мы не вечны: а смена-то у них будет, или таких больше не делают? Наталья, как вы думаете?

Наталья Забелина: Вы знаете, я вообще считаю, что в нашей сфере библиотечной…

Константин Точилин: Или все не так страшно?

Наталья Забелина: …люди работают и всегда работали за идею. Вот я когда пришла работать много лет тому назад, моя зарплата составляла 62 рубля 50 копеек, и 2 пакета молока нам давали, потому что считали, что наша деятельность библиотечная вредная.

Игорь Абакумов: Книжная пыль или общение с людьми?

Наталья Забелина: Книжная пыль, конечно же. Потому что это мы сегодня можем обеспыливать наши фонды, тогда ничего этого не было, максимум был пылесос.

Константин Точилин: Там и пылесоса нет, вы каталог видели бумажный еще?

Наталья Забелина: Да, конечно, видела. Вообще это раритет по сегодняшней жизни, потому что понятно, что в Москве уже все в электронном виде. Вы знаете, я думаю так: до тех пор, пока есть село, пока люди там живут, а судя по всему, они там живут достаточно активно несмотря на все трудности и не собираются, что самое главное, оттуда уезжать, по крайней мере из этого сюжета видно то, как они обрадовались этим фондам. Обязательно найдутся люди, которые придут на смену сегодняшним просто патриотам библиотечного дела, абсолютно бескорыстным, потому что это надо просто любит своих односельчан, очень быть привязанным к книгам и вообще к библиотечной деятельности. Поэтому я абсолютно в этом убеждена, равно как и в том, что села были, есть и будут, безусловно.

Да, они должны развиваться, это бесспорный вопрос, конечно, цивилизация должна туда прийти, вне всякого сомнения. Но пока на селе есть библиотека… А она уже там по сути действительно культурный центр, потому что они не просто приходят в библиотеку, это место общения, это место обсуждения каких-то проблем, даже историческое место, потому что судя по тому, что они собирают уже какие-то коллекции их односельчан, которые там жили, родились и стали какими-то великими и знаменитыми людьми, это уже делает им честь. Поэтому я абсолютно убеждена, что это будет вне всякого сомнения развиваться и жить.

Константин Точилин: Звоночек, да?

Тамара Шорникова: Да, Александр из Ростовской области, давайте послушаем.

Константин Точилин: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Константин Точилин: Здравствуйте.

Зритель: Я звоню по поводу такого вопроса. Мои родители, я уже сколько обращались по поводу… Мы уже обращались и в Москву, и к губернатору Ростовской области с тем вопросом, чтобы у нас проложили 2.5 километра дороги. И короче, у нас дорога есть по бумагам, а по факту ее вообще нет. У нас дети ходят в сапогах, в галошах в школу, старые люди, "скорая помощь" зимой вообще не доезжает, у меня бабушка ветеран труда, до "скорой помощи" мы ее доносили на руках. Как говорит администрация: "У вас нет в Ростовской области на 2.5 километра этой несчастной дороги даже тротуара". Ни проложить, ничего, типа денег нет, делаем ничего не будем.

Игорь Абакумов: "Но вы держитесь".

Зритель: Сельская администрация сказала, что у нее таких выплат нет.

Тамара Шорникова: Может быть, надо было дальше шагнуть, пойти к губернатору, может быть, президенту написать?

Константин Точилин: Давайте мы вместе дальше шагнем. Александр, вы нашим редакторам оставьте свой телефон, нам замечательный ростовский корреспондент Дмитрий Андриянов приедет, снимет сюжет, покажем его…

Тамара Шорникова: Возможно, дело сдвинется.

Константин Точилин: Может быть, подействует, иногда такие вещи срабатывают.

Тамара Шорникова: Дороги растут иногда после репортажа.

Константин Точилин: Спасибо.

Игорь, а как ты думаешь, есть ли… Можно ли сказать, что что-то первично? Например, нужно строить дороги, или нужно строить школы, или нужно сохранять библиотеки, и тогда все заживет, или по одному это все не работает, нужен комплекс какой-то?

Игорь Абакумов: Нужна комплексная программа возрождения сельских территорий. Сельская территория – это социокультурная основа нации. Там образуется нация, там образуется демография, там образуются солдаты, там образуются студенты, там образуются певцы, поэты, композиторы, все там образуется. Я бываю очень часто в деревне под Клином, это те самые места, где снимался фильм "Отчий дом", где снимался фильм "Дело было в Пенькове", жив еще тот самый клуб, в котором Тихонов пел "От людей на деревне не спрятаться".

Константин Точилин: Что чистая правда, кстати.

Игорь Абакумов: Тот, кто купил этот клуб, он когда узнал, что он купил, он отказался его перестраивать, говорит, пусть он такой же и стоит, и пускает туда людей. В этих деревнях образовалась стихийная библиотека, там местных жителей уже мало, но туда приезжают люди из Москвы. И поскольку детям же нужно учиться, детям нужно готовиться к 1 сентября, они образовали библиотеку, они привезли библиотеки из Москвы, объединили, и кто-то из местных жителей взял на себя труд составить каталоги, формуляры, описания, люди скинулись деньгами, сделали какую-то рекламу этому делу, туда народ ходит, я сам туда хожу. Это народная библиотека, она нигде не зарегистрирована, нигде не зафиксирована, она сама по себе существует, и туда в этом году провели, что бы вы думали, Интернет.

Константин Точилин: Прямо как в Мордовии.

Игорь Абакумов: Как в Мордовии.

Наталья Забелина: Практически да.

Игорь Абакумов: Так что развитие территории только библиотекой, только школой не сделаешь. Ведь как разваливали деревню… Последний был момент, я не буду брать 1930-е гг., 1940-1950-е гг.

Константин Точилин: Конец советской власти.

Игорь Абакумов: Я буду брать конец 1960-х и начало 1970-х гг., когда пошла линия на неперспективные деревни.

Константин Точилин: Чудовищно, да.

Игорь Абакумов: Сначала закрывалась библиотека, люди терпели. Потом закрывалась школа, люди начали уезжать. Потом закрывалась почта, люди приезжали только летом. Потом закрывался магазин, и все, потом деревни нет, все.

Константин Точилин: А потом старух еще перевозили из этих деревень в центральную…

Игорь Абакумов: Да-да.

Константин Точилин: …со вторым этажом, к которому они не привыкли, ноги они ломали. Я это помню, это ужас был.

Игорь Абакумов: Это кошмар. Это была целенаправленная государственная политика на сокращение сельского населения, поскольку вложения в поддержание сельской сферы достаточно большие. Но сейчас, слава богу, президент четко артикулировал возрождение сельских территорий отдельно от агробизнеса, отдельно от производства картошки, капусты, овощей. Сельская территория, где живет и рождается нация, а нация должна рождаться в хорошей культурной среде. Основа – библиотека.

Тамара Шорникова: Еще один звонок давайте примем в наш прямой эфир…

Наталья Забелина: Как приятно это все слышать.

Игорь Абакумов: Да здесь вообще приличные люди собираются.

Тамара Шорникова: Юрий.

Константин Точилин: Юрий, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Приветствуем.

Зритель: Живу я в Алтайском крае, Шипуновский район, село Родино. Дом культуры стоит, лепнина, все обваливается, все осыпается, крыша течет. В данный момент нахожусь в котельной на работе в ночную смену. Топим шелухой от гречки, угля у нас нет в стране, получается. Больница была, остался только, как сказать вам… Волнуюсь, извините…

Константин Точилин: Не волнуйтесь, не волнуйтесь.

Зритель: Остался просто дневной стационар. От колхоза, от 4-х бригад не осталось вообще ничего, точнее сейчас урожай уже убирается 2 раза в год, то есть один раз осенью, оставляется в зиму, а потом весной убирается. Не знаю, в колхозе остались буквально одни пенсионеры. Школьники, которые ходят с фонариком в школу, слава богу хоть сейчас светло. В общем, в селе жизнь как таковая заканчивается, здесь ничего не осталось и никого не осталось.

Константин Точилин: Но вы-то не уезжаете.

Зритель: А куда ехать-то?

Константин Точилин: А так уехали бы?

Зритель: Нет, ехать никуда я не хочу, я хочу здесь жить, хочу работать. Многие люди хотят жить и работать.

Игорь Абакумов: Это самое главное.

Наталья Забелина: Да.

Зритель: Да, это самое главное. Люди хотят жить и работать, но местные, как их называть… Да… они, больше я их никак не могу назвать. Вот есть у нас такой председатель колхоза, Енякин Евгений Дмитриевич…

Константин Точилин: Юрий, я прошу прощения, если можно, по звонкам без имен, фамилий и каких-то конкретных вещей, потому что мы проверить это не можем. У нас просто были случаи, на нас в суд подавали, когда люди так звонили и про других людей что-то такое говорили. Извините ради бога. Спасибо за ваш звонок.

Глеб Тюрин: Можно мне сказать? Смотрите, с одной стороны, нам, кажется, сегодня нужно понимать, что очень грозные перед нами вызовы стоят, деревня действительно стоит перед каким-то рубежом.

Константин Точилин: Если он не пройден еще.

Игорь Абакумов: За рубежом уже, деревня уже за рубежом.

Глеб Тюрин: Вот. И если мы сейчас не начнем… То есть я думал, нужно создавать какой-то общенациональный проект, в котором основную роль должны играть люди.

Константин Точилин: Слушайте, я боюсь очень общенациональных проектов, потому что это будут миллиарды денег, куда чиновников, много пиара по телевизору, а сделано не будет ничего.

Игорь Абакумов: Дело в том, что само слово "проект" подразумевает временность, какой-то определенный отрезок времени. Слово "проект" здесь неуместно, это должна быть жизнь, это политика должна быть долговременная, долгосрочная.

Константин Точилин: Мне кажется, лучше то, чем вы занимаетесь, много маленьких вот этих вот работающих историй, где можно проследить расходы, доходы, усилия.

Глеб Тюрин: Да, но понимаете как? Есть истории… Например, сейчас давайте посмотрим, что происходит в Якутии: маленькие производства руководство республики взяло как один из приоритетов, в это серьезно вкладываются, с этим работают на уровне руководства республики. Давайте посмотрим, что происходит в Бурятии, какие позитивные там вещи происходят. Очень много опыта есть, например, в Татарстане. То есть в каких-то отдельных регионах власть понимает, что большое количество рабочих мест может быть только в большом количестве маленьких производств.

Константин Точилин: Да, но лучше было бы, чтобы в отдельных не понимали, а понимали бы в массе своей.

Друзья, у вас секунд, наверное, по 40 есть, чтобы просто подвести итоги, потому что мы как-то стремительно выбрали все наше время.

Тамара Шорникова: И возможно, как раз время практических советов от Натальи, потому что сейчас человеческий ресурс в тех сельских библиотеках есть, а вот что можете подсказать из опыта?

Игорь Абакумов: Наталья Аветиковна, мне кажется, надо сказать какие-то ободряющие слова тем, кто работает сейчас в селе в библиотеке.

Наталья Забелина: Вы знаете, мои ободряющие слова уже прозвучали. Я просто хочу сегодня еще раз сделать акцент на том, что тем не менее это проект, мне это слово нравится. Наш проект "Скорая библиотечная помощь" работает, и все, кто нуждаются в этой помощи, мы приглашаем: пожалуйста, звоните, пишите по электронной почте, всеми доступными для вас формами, мы обязательно придем к вам на помощь, в этом можете не сомневаться. А так всем удачи.

Константин Точилин: И мы тоже принимаем все эти заявки, потому что я думаю, что мы с вами будем продолжать это совместное дело.

Наталья Забелина: Обязательно совместно с Общественным телевидением, безусловно.

Константин Точилин: Игорь?

Игорь Абакумов: С сельской библиотеки начинается гражданин. Если мы хотим иметь много граждан, даже когда они переезжают в города, то они должны быть обучены в сельской библиотеке. С сельской библиотеки начинается тяга к знанию, тяга к правильному владению русским языком, к правильному изложению своих мыслей, потому что в сельских библиотеках происходят и симпозиумы, и коллоквиумы, и все что угодно, и обсуждения того, что прочитано. Люди с правильно устроенными мозгами происходят своими корнями из сельской библиотеки. Об этом надо всегда помнить.

Константин Точилин: Ну что же, спасибо. Еще раз представим наших гостей: Наталья Забелина, директор Центральной городской деловой библиотеки, Глеб Тюрин, президент Фонда развития местных сообществ "Инициатива", и наш коллега, ведущий "Аграрной политики" и преподаватель Тимирязевки Игорь Абакумов. Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Поможет ли это возродить российское село?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты