Сергей Лесков: Главный барьер на пути реализации идей правительства – это взаимное недоверие общества и правительства

Сергей Лесков: Главный барьер на пути реализации идей правительства – это взаимное недоверие общества и правительства
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы дня с Сергеем Лесковым. Ким Чен Ын в России, новые приоритеты молодежи и налог на огород. Комментарии нашего постоянного обозревателя.

Петр Кузнецов: Мы в прямом эфире. Это программа «Отражение», мы продолжаем.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Полтора часа еще впереди. Ольга Арсланова и Петр Кузнецов.

Ольга Арсланова: Через полчаса мы возвращаемся к нашей теме дня. После 8 вечера мы говорим о дачах, о том, что очень многие россияне вынуждены от дачи отказываться, потому что это стало слишком дорого – содержать дачу, тратить на нее деньги. И многие уже не хотят.

Ну и мы напоминаем про опрос для рубрики «Реальные цифры». Дело в том, что «Компания развития общественных связей» составила первый рейтинг тревог и фобий россиян. На данный момент лидируют: взрыв бытового газа, резкий рост цен и новая гонка вооружений. Чего боитесь вы? Мы проводим опрос среди наших зрителей. Напишите о своих личных страхах. Мы в пятницу выберем самые популярные варианты, подведем итоги и составим свой рейтинг в рубрике «Реальные цифры».

Петр Кузнецов: Ну что же, я очень боюсь потерять голос. Это уже произошло. Сергей Лесков с нами сегодня. Добрый вечер, Сергей. И «Темы дня».

Сергей Лесков: Я с удивлением узнал этот рейтинг, о котором сейчас сказала Оля. А что, конца света никто не боится?

Ольга Арсланова: Ну, не так популярно, видимо.

Сергей Лесков: Нет? Странно.

Петр Кузнецов: Только пензенский затворник Петр Кузнецов. Был такой, кстати. Вот он боится.

Сергей Лесков: В еще сравнительно недалекую, по историческим меркам, эпоху Ивана Грозного все боялись именно конца света. Царь-государь с ума сошел из-за этого страха.

Петр Кузнецов: Как-то он зачастил, и поэтому, знаете… Каждый год говорят, что последний. В общем…

Сергей Лесков: Но там был настоящий конец света, не такой, как у нас.

Ольга Арсланова: Блэкаут полноценный.

Сергей Лесков: Да. Кстати, о конце свете, который, по мнению многих людей, которые проживают на Дальнем Востоке, грозит со стороны Северной Кореи, которая там испытывает все время ядерное оружие и ракеты. К нам приехал из Северной Кореи бронепоезд. Ведь мы знаем, что уже многие десятилетия все лидеры Северной Кореи передвигаются на бронепоезде. Во Владивостоке он сейчас находится. Ким Чен Ын… Я правильно говорю? Я не путаю?

Ольга Арсланова: Да, все верно. Был Ким Ир Сен.

Сергей Лесков: Потому что в них можно и запутаться легко. Так вот, Ким Чен Ын – уже третий представитель этого поколения лидеров чучхе – приехал во Владивосток и должен там встретиться с президентом России Путиным. Мы поговорим, зачем эта встреча нужна лидеру Северной Кореи и лидеру России. Здесь не все так просто. А вообще сам по себе, конечно, бронепоезд – наверное, единственный бронепоезд в мире, который не стоит на запасном пути, а по-прежнему ездит – это вещь настолько экстравагантная, что о нем, наверное, стоит рассказать поподробнее. Ну, во-первых, в Северной Корее такие отвратительные дороги, железные дороги, что он едет комфортно очень. Мы это знаем, потому что с Ким Чен Иром…

Петр Кузнецов: С папой.

Сергей Лесков: …с папой нынешнего, ездил полпред президента России в Дальневосточном округе Константин Пуликовский, и он весь этот вагон, весь этот бронепоезд обсмотрел, будучи еще человеком первоначально другой специальности, у него глаз был меткий, все схватывал.

Ну так вот, он передвигается по Северной Корее со скоростью 30 километров в час. Я думаю, что это самый медленный поезд в мире. Мы вчера говорили о железных дорогах, о высокоскоростных железных дорогах. Перовая железная дорога в России… Я хотел сказать: вы помните? Нет. Вы знаете? Была построена между Петербургом и Царским селом в 1840 году. Кстати, это была шестая вообще железная дорога в мире. И там поезда ходили со скоростью 32 километра в час. Ну, то есть 20 верст, по-моему, да? То есть быстрее, чем поезд Ким Чен Ына, Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.

Ольга Арсланова: Вместе взятых.

Сергей Лесков: Вместе взятых. Тем не менее, передвигаясь такими черепашьими шагами, они сумели на этом… Вообще для меня это загадка! Они сумели на этом поезде накатать какое-то дикое расстояние. Ну, например, Ким Чен Ир, предыдущий, он проехал 340 тысяч километров. В голове такое расстояние не укладывается. Экватор – 40 тысяч километров. А вообще я посчитал: это 250 раз скатать из Москвы в Санкт-Петербург и обратно. Как он за годы своего правления 340 тысяч накатал по маленькой Северной Корее? Совершенно непонятно. Даже если он ездил с Константином Пуликовским, все равно это не укладывается в какие-то представления.

Петр Кузнецов: Знаете, как есть детские железные дороги. Он, наверное, выходил из нее, а она продолжала колесить…

Сергей Лесков: Конечно, Северная Корея – загадочная страна. Может быть, по ночам он, конечно, ездил вокруг своего имения или, может быть, между ядерными полигонами. А еще в этом бронепоезде находится бронированный автомобиль. Когда он доезжает до места, он пересаживается…

Петр Кузнецов: Что-то из Бэтмена уже.

Ольга Арсланова: А внутри – бронированный костюм. А в этом костюме еще один…

Сергей Лесков: Да. А рядом с бронированным автомобилем бегут бронированные охранники. Вы видели эти потрясающие кадры? Там примерно рота северокорейцев бежит рядом с этим автомобилем и не отстает от него. В общем, это интересно.

Итак, а зачем нам это все нужно? Кстати, шутки шутками. Конечно, это экзотический режим, но я вот о чем подумал. У нас есть Красная книга редких видов животных. Мы сохраняем всякие экосистемы. Ну, наверное, правильно делаем. А почему бы не организовать какие-то политические заповедники и не создать Красную книгу политических режимов и политиков? Почему надо учить северокорейцев каким-то другим политическим ценностям? Когда там лидер умирает, они просто убиваются с горя. Они искренне хотят, так мне кажется, может быть, искренне так жить.

В конце концов, бурые медведи не учат белых медведей, как жить. Может быть, и другим странам не надо учить северокорейцев? И не исключено ведь, что в этом политическом многообразии есть какая-то гарантия гомеостаза на Земле. Может быть, человек как некий такой социальный продукт выживает только в условиях политического многообразия. Если на планете будет установлен самый лучший режим в виде либеральной демократической системы, которую проповедует Америка, может быть, и прогресс прекратится. А вот когда есть многообразие, есть конкуренция… Поэтому пусть они остаются

Петр Кузнецов: Пусть медленно ездят, 30 километров в час.

Сергей Лесков: Пусть еще Куба остается. И это нормально. Мы будем подсмеиваться, подшучивать. Пусть они не понимают этих шуток. Ну, мне кажется, что все-таки такой заповедник идет на пользу гомо сапиенс. Ну вот. А зачем вообще это надо Кореи и России?

Петр Кузнецов: Вот! Я как раз…

Сергей Лесков: Надо сказать, что у нас нет торговых связей. Торговый оборот между Россией и Кореей – 30 миллионов долларов. Ну, это фантастически мало. Это в тысячу раз меньше…

Петр Кузнецов: Для сравнения.

Сергей Лесков: Ну, для сравнения: с Южной Кореей у нас в тысячу раз больше, 30 миллиардов. Я не оговорился.

Петр Кузнецов: 30 миллиардов?

Сергей Лесков: С Южной Кореей – 30 миллиардов, а с этими – 30 миллионов. То есть – в тысячу раз. Ну, это фактически ничто. И как еще говорят специалисты, это еще тот оборот, потому что сюда засчитывается транзитный уголь, который идет в Китай через Северную Корею. Северная Корея, может быть, и могла бы что-то продавать, но она окружена строжайшими санкциями, наложенными на нее ООН, и даже не может продавать нам морепродукты, которые они там производит, вроде бы неплохого качества.

Но что нужно Ким Чен Ыну? Его переговоры с Трампом, о которых мы много говорили, по так называемой денуклеаризации Северной Кореи зашли в тупик. Помните, они недавно встречались в Ханое (это столица Вьетнама). Я могу, конечно, спросить: каким образом туда приехал Ким Чен Ын? Конечно, он туда приехал на бронепоезде. Вот здесь он и пригодился. Они закончились ничем. Эти два выдающихся политических деятеля отказались даже от совместного ужина, настолько они не поняли друг друга. Почему они не понимают друг друга? Потому что Трамп говорит…

Петр Кузнецов: Ким Чен Ын отказался от ужина?

Сергей Лесков: Ну, они разбежались в разные стороны. Вы знаете, что граф Монте-Кристо в доме врага никогда не брал ни крошки в рот. Вот так и они. Не могут же они… Что же это такое?

Ольга Арсланова: Да нет, просто в Ханое так себе кухня.

Сергей Лесков: Да. А с Путиным запланирован ужин, кстати, завтра.

Ольга Арсланова: Другое дело – русская кухня.

Сергей Лесков: Да. И уже там меню подготовлено – борщ и пельмени. Я должен сказать, что если на самом деле Ким Чен Ына, который приехал к нам на бронепоезде, будут кормить борщом и пельменями, ничего лучшего из русской кухни не придумают – мне кажется, что это будет как-то не очень хорошо. Можно найти что-нибудь другое. Ивана Васильевича, который поменял профессию, кормили более изысканно, чем этого заморского гостя.

Ну так вот. Переговоры с Трампом зашли в тупик. И конечно, Ким Чен Ыну необходимо доказать своему американскому оппоненту, что у него есть свобода маневра, что он может еще к кому-то обратиться, что у него есть какие-то еще союзники. Надо сказать, что Ким Чен Ын, который – сколько уже? – лет систем, по-моему, у власти, встречался и с Трампом не один раз, встречался с южнокорейским своим партнером, с китайцами, с Си Цзиньпином он постоянно встречается, по-моему, с японцем встречался. А смотрите-ка, с президентом России не встречался ни разу. Это не только первый визит, но и первая встреча, поэтому это тоже само по себе важно.

Зачем это Путину? Ну, вы знаете, можно сказать, что Северная Корея – это азиатская Венесуэла. Если мы говорим, что мы подкладываем кнопки на стул Америке и Трампу в Южной Америке, то и в Азии, в общем-то, тоже надо заявлять о своей позиции. И конечно, это расширяет какую-то возможность для внешнеполитического маневра. Кроме того, без ханжества и цинизма, без лицемерия надо признать, что Ким Чен Ын – молодой человек, но он будет править Северной Кореей до самой смерти. Так у них положено. Поэтому установить личный контакт в свете этого обстоятельства, конечно, тоже необходимо.

Кроме того, я думаю, что вообще северокорейцев можно уважать хотя бы за то… Вы помните, когда страна разделилась? В результате войны с 50-го по 53-й год… А они же воевали не с Южной Кореей. Северная Корея воевала с военным блоком, который был составлен 18 государствами ООН во главе с США. Это самая крупная военная операция ООН. Даже когда бомбили Белград, там меньше была группировка ООН. И Соединенная армия ООН из 18 государств не смогла победить Северную Корею. Это удивительный народ! Хотя только уже за одно это, конечно, их можно уважать. Другого такого примера мировая история не знает.

Петр Кузнецов: Бронепоезд, укрылись там. Сравнительно недавнее (если не ошибаюсь, в прошлом году), вот это историческое рукопожатие между южной Кореей и Северной.

Сергей Лесков: Да, это было. Ну, там что-то дело затормозилось. Я думаю, что для сближения Южной Кореи и Северной Кореи… Массы же семей разделены. В значительной степени это зависит от позиции глобального политического игрока – от Америки. Надо сначала договориться с американской, а потом уже это будет проецировано на отношения с Южной Кореей. В принципе, я думаю, что…

Кстати, этот бронепоезд, с которого мы начали наш разговор, знаете, что напоминает? Шатры у Муаммара Каддафи. Да? Это тоже такие экзотические политические лидеры, но они в каких-то бытовых проявлениях очень необычные. Пусть у нас остаются и шатры у Муаммара Каддафи. Пусть остается бронепоезд семейств Ким. Пусть расцветают все цвета радуги, а бурые медведи не учат белых медведей, как ловит рыбу и вообще где проводить зимовку.

Петр Кузнецов: Есть Евгений из Московской области по теме. Здравствуйте, Евгений.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Вы в эфире, Евгений.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте, ведущие. Здравствуйте, Сергей. У меня такой вопрос. А у наших лидеров автомобили не бронированные и вагоны? Мне кажется, тоже как-то защищены очень серьезно.

Сергей Лесков: Вы задаете вопрос риторический, ответ на который вы знаете сами. Между прочим, первый советский лидер, которого стали охранять профессионально, кто был? Я могу вам задать встречный вопрос. Это был Никита Сергеевич Хрущев. А когда это случилось? Это случилось после покушения на Джона Кеннеди 22 ноября 1963 года. Только после этого была у нас создана (ну, аналог, она иначе называлась) Федеральная служба охраны, и лидера СССР стали охранять так же серьезно. В общем-то, Сталина… А уж Ленина вообще не охраняли. Вспомните покушение этой самой Фаины Каплан.

Петр Кузнецов: И все равно не получилось.

Сергей Лесков: Он был совершенно не защищенный. Бронепоезда у Путина нет, к слову. А автомобиль – конечно, без всякого сомнения.

Давайте мы поговорим о проблемах, которые, по-моему… Вот Оля говорила о следующих темах, о том, что продаются дачные участки.

Ольга Арсланова: Да. Вот смотрите. Этой весной был зарегистрирован рост числа объявлений на продажу загородного участка с домом на одном из известных порталов, на самом известном, по продаже недвижимости – почти на 25%.

Сергей Лесков: Ну, я выскажу свои соображения.

Ольга Арсланова: пожалуйста.

Сергей Лесков: Я хотел о другом поговорить, но это как бы близкие вещи. Мы поговорим о личных подсобных хозяйствах. Ну, иногда они совпадают с этими дачами. Вообще дача – это, конечно, наследие уходящего времени. Я в этом совершенно уверен. И сейчас современный город, который меняет пространство (мы это видим в Москве, в Санкт-Петербурге, во многих городах-миллионниках), конечно, уже вынуждает молодое поколение смотреть на дачу, я не знаю, как на будильник, как на утюг, как на некий такой элемент уходящей эпохи. Я в этом совершенно уверен. Именно поэтому люди отказываются от дач. Да еще и автомобилей (тоже об этом поговорим) стало так много, что пока доедешь до дачи, сваришься в пробках.

Но личные подсобные хозяйства для многих людей по-прежнему остаются важным элементом (я даже не побоюсь этого слова) выживания.

Петр Кузнецов: Выживания?

Сергей Лесков: Да. Тем не менее в нашем Правительстве уже несколько лет ходит идея – приравнять личные подсобные хозяйства к крестьянским (фермерским) хозяйствам. В чем разница? Ну понятно, что фермерские хозяйства – это промышленное производство, а личные подсобные хозяйства – как бы для себя, для прокорма.

Петр Кузнецов: И постройки разные.

Сергей Лесков: Есть ли какие-то количественные критерии? Ну, должна же быть цифра. Да, местные власти всегда устанавливают, сколько ты можешь содержать коров, свиней и кур. Кур – по-моему, около ста. А куры в чем считаются?

Петр Кузнецов: В головах.

Сергей Лесков: В головах?

Петр Кузнецов: В отрубленных головах.

Сергей Лесков: Сто куриных голов. Ну ладно. Просто какой-то «Золотой гребешок» у нас, да? Ну вот. Всегда есть какая-то норма, которую устанавливают региональные власти. Всего у нас в стране количество личных подсобных хозяйств за последние десять лет выросло на 5%. А вот этих крестьянских (фермерских) хозяйств стало весьма в два раза меньше. Я думаю, что Правительству стоило бы подумать…

Наверное, мой коллега Игорь Абакумов может много сказать умных соображений на этот счет. Почему их стало в два раза меньше? Фермеры – конечно, это основа сельского хозяйства. Но что-то не получается. Вместо этого Правительство думает, как бы запустить руку в карман вот этих мелких крестьянских подсобных хозяйств. Их в стране всего 23,5 миллиона. Ну, довольно много. Но как можно… Жалуются некоторые сельские предприниматели, что они составляют конкуренцию. Ну, ничего плохого, если они составляют конкуренцию, иногда несколько кур принесут на крестьянский рынок.

Эта много производят вообще личные подсобные хозяйства? Около 50% мяса и молока в нашей стране, 60% овощей и 80% картофеля. Больше всего, конечно, процент в козах и овцах – 60%. Я думаю, что довольно много этих овец можно содержать в южных каких-то регионах. Ну и что Правительство хочет сказать: «Бабушка Маня, развяжи наволочку и заплати за свою козу»?

Может быть, изыскать какие-то другие способы повышения экономического роста, а не выдумывать постоянно этими пулеметными очередями эти фискальные инициативы. Вы помните, мы недавно говорили о законе… о самозанятых, где их тоже хотят, всех этих несчастных репетиторов, нянечек, уборщиц обложить налогами. Кто-нибудь подсчитывает административные расходы на реализацию этого закона? Да они больше окажутся…

Ольга Арсланова: Ну, пока еще не ничего не получается.

Сергей Лесков: Так премьер уже дал поручение – 20 мая подготовить. А 20 мая – это очень скоро, друзья, меньше месяца осталось. Подготовить какие-то распоряжения и график налогообложения личных подсобных хозяйств. Мне кажется, что это чрезвычайно неправильно. Это повышает вообще социальную напряженность. А какие-то фискальные поступления чрезвычайно сомнительные. Как и в случае с самозанятыми. Это нам звонок?

Ольга Арсланова: Да, это нам звонок. У нас на связи Александр из Нижневартовска, давайте послушаем. Здравствуйте. Александр, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Добрый вечер у нас. Не знаю, как у вас – добрый день, да?

Ольга Арсланова: Вечер.

Зритель: У меня такой вопрос. Понимаете, вот там у вас бум по продажам, а у нас, в принципе, дачу купить проблематично, потому что это единственная альтернатива стала для молодежи, которая не может, допустим, в силу ряда обстоятельств ипотеку брать или еще что-то в этом роде. Получается, что единственный вариант выжить. Понимаете? И сейчас, допустим, наши все дачи – они молодежи хоть немножко помогают. Если туда ввести какие-то налоги, то это подкосит, знаете, демографию увеличит. У меня такой конкретный вопрос: будет ли в этом, например, поддержка правительства, чтобы наша молодежь развивалась хотя бы на этом уровне, хотя бы на дачах могли выживать?

Сергей Лесков: Я думаю, что молодого человека дача не особенно прельщает. Молодого человека…

Петр Кузнецов: Мне кажется, что дача и выживание, здесь эта цепочка как-то…

Сергей Лесков: Ну, судя по голосу, вы достаточно молодой человек, но допускаете такие формулировки, как «единственный способ выживания». Давайте все-таки не терять оптимизма. Мы часто критикуем какие-то правительственные постановления. Вот сегодня, например, вышло постановление Правительства, которое просто нельзя не приветствовать. И я голосую за него всеми четырьмя руками. Банковский кредит на строительство жилья приравнен к банковскому кредиту на ипотеку. Понятно, о чем я говорю?

У нас был льготный кредит на ипотеку – по-моему, порядка 9,5%. А когда люди строили жилье, то банковский кредит был 19–20%. Теперь Правительство решило, что если ты даже строишь свой дом, а не в ипотеку приобретаешь в многоквартирном доме, то будет такой же процент. Ну, что же, это замечательно. Видите, все-таки не все так худо. И есть немало молодых семей, которые приобретают квартиру по ипотеке. Там, кстати, для молодых семей льготный кредит… Конечно, на Западе ипотечный кредит выгоднее, чем у нас.

Ольга Арсланова: Фактически бесплатный в некоторых странах.

Сергей Лесков: Ну что же, сложности есть, но тем не менее все-таки посыпать голову пеплом и рвать у себя на макушке последние волосы – неправильно. Не надо говорить так, что это единственный способ выживания. Есть проблемы, но все-таки мы их преодолеваем. Но в любом случае мне кажется, что когда правительство придумывает то или иное новое фискальное законоположение, не надо забывать вот о чем.

Главный барьер на пути реализации и внедрения этих идей – это взаимное недоверие общества и правительства. Вспоминаются слова Конфуция, если уж мы о Востоке говорим: «Тощая свинья всегда будет рваться с привязи». Мне кажется, что некоторые наши чиновники именно так относятся к народу – считают, что это тощая свинья, которая все время обманывает чиновников и хоронит где попало, чтобы не платить в казну налоги. А общество, вот эта самая тощая свинья, считают, что чиновники либо потратят их народные деньги, их налоги на какие-то ненужные мегапроекты, либо просто рассуют по карманам. В атмосфере этого взаимного недоверия, конечно, любая налоговая инициатива оборачивается себе во вред.

Мы уже почти затронули следующую тему…

Петр Кузнецов: Молодежь.

Сергей Лесков: Да, молодежь. Звонок, собственно, нас к этому подталкивает. Вы знаете, весна плавно перетекает в лето.

Ольга Арсланова: Сегодня в Москве настоящее лето.

Сергей Лесков: Да. Уже казалось, что только-только весна наступила, и не смогли мы ей порадоваться, как уже наступило полноценное лето. Я вижу, сколько молодых людей усаживаются на велосипеды. И вообще я уже сказал несколько минут назад, что в крупных городах, конечно, сама по себе городская среда настолько изменилась, что делает ненужными и архаичными какие-то поездки на дачи. Разные музеоны, выставочные музейные пространства под открытым небом, велодорожки, открытые пространства для спортивных упражнений на свежем воздухе. Наши города просто преображаются прямо на глазах. В общем-то, это создает не только новые ценностные ориентиры, но и, конечно, меняет тренды развития экономики. Молодежь не покупает ведь не покупает автомобили сейчас.

Петр Кузнецов: Все меньше и меньше.

Сергей Лесков: Да, значительно.

Петр Кузнецов: Оля продала свой, ездит на метро.

Сергей Лесков: За последние 10 лет (вы, наверное, не видели эту цифру) количество автомобилей, которые купила молодежь, люди до 40 лет, сократилось на 40%.

Ольга Арсланова: Да вы что, серьезно?

Сергей Лесков: Да, на 40% сократилось.

Ольга Арсланова: Динамика сократилась на 40%? Все понятно.

Сергей Лесков: А зачем покупать автомобили?

Ольга Арсланова: Особенно в Москве.

Сергей Лесков: Да. Вы понимаете, я прошел долгую жизнь и могу сказать совершенно определенно, что, конечно, автомобиль был фетишем для людей моего поколения. В общем, мужчина не мог себя считать полноценным, если он не обзавелся «железным конем». Гениальный поэт Вознесенский говорил: «Вслед хорошему автомобилю мужчина оборачивается, как вслед красивой женщине».

Вы помните, например, историю первого миллиардера России Бориса Березовского? Он же начинал с торговли автомобилями. Между прочим, у него было два направления в этом «ЛогоВАЗе» – это автомобили и software, то есть была IT-компания. Он думал, что развивать IT совершенно бессмысленно, потому что никакого будущего за информационными технологиями нет. Хотя там уже было совместное предприятие с Oracle. А Oracle неизмеримо больше, чем Mercedes, BMW и все японские автомобили вместе взятые. Просто для советского человека торговля автомобилями была самой важной. Собственно, он благодаря этому и разбогател, и ворвался в политическую элиту.

Сейчас совершенно ориентиры изменились. Ну что? Права можно иметь, но брать этот самый… Каршеринг называется, да?

Ольга Арсланова: Да. Это, кстати, очень удобно, выгодно. И даже если посчитать ежедневную аренду, то дешевле, чем им владеть.

Сергей Лесков: Насколько быстро развивается муниципальный транспорт. В общем-то, в больших городах он становится все более и более комфортным, там даже Wi-Fi есть. И вообще непонятно, зачем иметь личный автомобиль и стоять в пробках. К тому же нет налогов, нет штрафов, нет многих других обременений.

Вообще мне кажется, что современная молодежь больше ценит не приобретения, как дача, например, или автомобиль, а больше ценит роскошь человеческого общения. Это какой-то такой штамп из советского поэта, но на самом деле роскошь человеческого общения – самое большое приобретение. И именно это позволяют социальные сети, вот эта новая городская среда, выставочные музейные комплексы, которые сейчас так бурно развиваются. Зачем дача? Зачем обременение себя какими-то вещественными, материальными ценностями предыдущего поколения?

От этого, кстати говоря, от разрыва между поколениями ведь появился новый язык. Ну, у нас дети еще повторяют слова за папами и мамами. Мне как-то довелось, иногда бывает, что я слушаю, о чем говорят тинейджеры. В общем-то, этот язык сложнее, чем английский. Вы, например, знаете, Оля, что такое «дзяк»?

Ольга Арсланова: «Дякую» я знаю, это по-украински. Нет?

Сергей Лесков: Ну, что это?

Ольга Арсланова: Это не «спасибо», нет?

Сергей Лесков: Да, правильно. На молодежном сленге «дзяк» – это «спасибо». А что такое «достоевский»?

Ольга Арсланова: Это тот, кто очень сильно достает.

Сергей Лесков: Ох, вы все знаете! Ну хорошо. А кто такой «хейтер»?

Ольга Арсланова: Тот, кто ненавидит.

Петр Кузнецов: Достоевского.

Сергей Лесков: Вы все знаете! А «доза»? Что такое «доза»?

Петр Кузнецов: Это уже запрещено.

Сергей Лесков: Нет, «доза» – это домашнее задание.

Ольга Арсланова: А!

Сергей Лесков: А «емеля»? Это электронная почта, е-мейл.

Ольга Арсланова: Все-таки кажется, Сергей, это какие-то у вас устаревшие слова.

Сергей Лесков: Нет, ну что вы? А вы подойдите как-нибудь к кучке тинейджеров и послушайте, о чем они говорят. Родители вообще должны приобрести, конечно, словарь, чтобы понимать, о чем речь. Кстати говоря, ведь всегда был какой-то молодежный сленг.

Ольга Арсланова: И это нормально.

Сергей Лесков: Но он был очень узкий и многословный. В общем-то, он не требовал интеллектуальных усилий, чтобы понять. Сейчас само по себе обилие непонятных для родителей слов говорит о том, что да, происходит, конечно, сознательный разрыв между поколениями. Об этом, кстати, говорил еще Капица: «Скорость накопления информации в современном мире, увеличение ее в два раза превосходит продолжительности жизни поколения». То есть отец уже не может передать жизненный опыт своему сыну.

Ольга Арсланова: Потому что реалии изменились?

Сергей Лесков: Да. Если раньше отец мог научить, сапожник мог научить сына сапожника ремеслу… Это сейчас бессмысленно.

Ольга Арсланова: Сергей, есть же общечеловеческие ценности все равно, опыт жизненный. Это вечная история.

Сергей Лесков: Да. И конечно, вот эта тенденция перехода к путешествиям, к накоплению ценностей, на фоне этого попытка говорить на другом языке, чем старшее поколение, конечно, меняет все наше жизненное пространство. И когда в Государственную Думу приглашают рэперов, по-моему, они и там говорят на разных языках. А когда мимо велосипедистов проносятся машины бронированные с мигалками, то тоже очевидно, что это какие-то разные совершенно миры. Как депутаты и рэперы – это встреча с инопланетянами, так и здесь, в общем-то, совершенно разные жизненные установки. Жизнь очень быстро меняется. В общем, мне кажется, что ускорение становится все больше и больше. Даже Вселенная расширяется. И наша микровселенная, конечно, меняется с потрясающей скоростью.

Оля, а что такое «рефлективные шмоты»?

Ольга Арсланова: Рефлективные шмоты?

Сергей Лесков: Да, рефлективные шмоты.

Ольга Арсланова: Это какие-то вещи, которые, не знаю, что-то отражают. Нет?

Сергей Лесков: Да, правильно, это отражающая одежда. Вы все знаете. Просто удивительно!

Ольга Арсланова: Я просто филолог по образованию. Видите, как я…

Петр Кузнецов: Она каждый вечер тусуется с молодыми.

Ольга Арсланова: Я хотела скрыть это, а ты правду рассказал!

Сергей Лесков: Когда вы уходите из эфира, наверное, вы как раз…

Ольга Арсланова: Это называется «задержка в развитии», Сергей.

Сергей Лесков: Вы общаетесь с самой прогрессивной молодежью.

Ольга Арсланова: Мне кажется, у нас чудесная молодежь, если честно.

Сергей Лесков: Конечно, без всякого сомнения. Чем больше человек ездит на велосипеде, тем быстрее он ворвется в будущее.

Ольга Арсланова: И на скейте. Спасибо большое Сергею Лескову.

Петр Кузнецов: Не подумайте, что вы у нас «достоевский».

Ольга Арсланова: Просто время уже, понимаете, овер, как говорится.

Петр Кузнецов: Спасибо. До пятницы!

Ольга Арсланова: Спасибо. До свидания. Увидимся в пятницу.

Сергей Лесков: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Тата
сказочник и балабол
Дмитрий Карпов
Пуликовский ещё книжку написал как итог патронирования и ангажирования Кима-отца. Красную книгу коммунистических режимов надо было заводить перед роспуском ОВД и СЭВ, как непременное условие их сохранения капиталистическим Западом! Кто забыл, у Трампа в Ханое были креветки с древесными орехами. Как же, помню... Считайте, что ваше замечание по кулинарному приготовлению будущих блюд я не слышал. Ким Чен Ын будет править до конца режима! Если бы вагон был шатром, то рельс было не два, а шесть! Лесков не бум-бум в сельском хозяйстве, а Абакумов не может объяснить, что он имел ввиду под " не теми занятиями". Абакумов не сочкует, как вы (вы же не гость), со своих передач. Его стоит подавать горячим к первому!! Дачу не только заводят, это единственное место жительства. Не надо в машине вариться, потому что её тоже нет. Вы избалованны впечатлениями от подмосковных коттеджных посёлков! На садовом участке, как нигде, картинно выставляют достижения народного хозяйства. приятно видеть этот маленький выставочный зал. Ты свободен, а в музее надо уметь себя вести. А если мы не будем это смотреть - это исчезнет. Там - петух прокукарекает, там - залаяла собака тянучим тенором... Кто-то папань и мамань, согласно Библии, мудро слушает, а кто-то противовес ей - и я таких знаю - доносит идеологию госсистемы. А почему это я не должен мамины замечания вам предавать, её реакция на меня передаётся из-за ваших действий! Вы ведь помните очень многое, чему вас учила Марченко и применяете это в смешанном виде. Вы ведь ОБЩЕСТВЕННОЕ телевидение России, а отец и мать - основа семьи, основа государства: почему их слово не может быть передано их сыном, кровь от крови, а не следовать таким чужестранцам, как Лесков. Березовский был совершенно прав, IT-технологии - совсем новые изобретения и дальше они не шагнут, у них нет истории!
Старец 7
Доверие надо заслужить. Средняя зарплата-50 000рублей, как же...

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски