ТЦ не выживут?

Гости
Олег Войцеховский
управляющий директор Российского совета торговых центров
Максим Левченко
управляющий партнер компании Fort Group

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о судьбе торговых центров. Выживут далеко не все. Об этом предупредили сами участники рынка.

Давайте посмотрим внимательнее на цифры. Дело в том, что продажи у арендаторов за время пандемии серьезно упали – где-то от 30 до 80% составило это падение. Многие при этом, естественно, перестали платить арендную плату – просто нечем. А некоторые вынуждены были сокращать персонал. Общий долг торговых центров превышает 2 триллиона рублей.

Сейчас в России примерно 7 тысяч торговых центров, большая часть приходится на Москву и Санкт-Петербург. В них работают примерно 10 миллионов человек. В случае дефолта, как раз по данным Совета торговых центров, без работы окажутся порядка 3 миллионов человек. И вот такие прогнозы в Совете торговых центров считают вполне реалистичными.

Петр Кузнецов: Четверть торговых центров по всей России могут в итоге закрыться.

Обсуждаем будущее торговых центров. Для многих это очень важно. Вы продолжаете писать о том, что…

Ольга Арсланова: «Куда мы будем ходить, если все они закроют?» Это большой вопрос.

Петр Кузнецов: Да, куда будем ходить? Тем более если он вообще один в городе. Город, соответственно, небольшой.

Давайте говорить о будущем торговых центров. Наш первый эксперт – Олег Войцеховский, управляющий директор Российского совета торговых центров. Олег Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Олег Войцеховский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, откуда у вас вот такие цифры. И что вы собираетесь с этой информацией делать? За какой поддержкой будете обращаться?

Олег Войцеховский: Ну, я должен сказать, что все-таки эти цифры – это данные по торговой недвижимости по России, независимо от того, что это такое: это торговый центр, это рынок под крышей, это какое-то сдаваемое помещение на стрит-ритейле.

У нас все-таки цифры немножко поскромнее – то, что относится именно к ведомству Российского совета торговых центров. Это порядка 1 500 торговых центров. И это более 20 миллионов полезных площадей, на которых располагаются арендаторы: торговля, развлечения, общепит, услуги и так далее.

Да, действительно, с начала пандемии торговые центры были закрыты. И минимальное время, когда они были закрыты – это два месяца. Вот сейчас они открываются. И далеко не все регионы еще издали соответственные указы о том, что открывать непродовольственные магазины в торговых центрах теперь можно. Так что мы имеем следующую картину.

Естественно, арендаторы не могут платить арендную плату, поэтому владельцы торговых центров пошли на то, чтобы очень серьезно ее снизить. Она практически упала на 85–90%. То есть сборы торгового центра на сегодняшний день – это где-то 10–15% от нормальных. Их кое-как хватает на то, чтобы торговый центр занимался своей повседневной жизнью, то есть обеспечивалась безопасность, в том числе санитарная, чтобы работали все службы, чтобы могли арендаторы завозить товар, ну, такие простые вещи, как вывоз мусора и так далее. В принципе, на это все уходят те небольшие деньги, которые все-таки у торгового центра появляются.

Но вопрос в том, что за время пандемии накопились неуплаченные долги, и был мораторий до 1 июля на их уплату. Сейчас этот мораторий снят. И до конца июля мы, в принципе, вполне можем увидеть такую картину, что счета торгового центра будут списаны все оставшиеся деньги, и счет может быть заблокирован. Понятно, что при этом торговый центр свои двери закрывает и функционировать перестает.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… Если говорить о типах располагаемых на территориях торговых центрах магазинов, то что дает основный трафик торговому центру? Кинотеатры? Фудкорты? Магазины одежды?

Олег Войцеховский: Вы знаете, это очень сильно зависит от типа торгового центра. Например, типичный районный торговый центр – это все-таки место совершения тех покупок, к которым привыкли жители. И здесь главное, чтобы весь пул торговых арендаторов присутствовал, был открыт и у него были те товары, за которыми люди приходят.

Чем больше торговый центр, тем, конечно, акцент по привлекательности смещается на развлечения, на медицинские учреждения, где-то есть МФЦ и так далее и тому подобное. Но все равно шопинг традиционно является, конечно, двигателем привлекательности торгового центра в любом случае.

Петр Кузнецов: В таком случае не понимаю. Ведь если говорить о магазинах одежды тех же самых, то у них же, мне кажется, много экономических выгод, чтобы располагаться именно в торговом центре, потому что так легче «поймать» покупателя.

Олег Войцеховский: Конечно.

Петр Кузнецов: Потому что общие потоки, народу больше проходит. Но в таком случае, когда он уходит из торгового центра, куда же он тогда уходит? Где-то еще выгоднее место?

Олег Войцеховский: Вы знаете, на самом деле он и не уходит. В последнее время мы просто видим, что… Были предсказания, что торговые центры опустеют, галереи в магазинах будут через один и так далее. Но на самом деле этого ничего не произошло. Да, действительно, кто-то не выдерживает, кто-то съезжает, но в основном… ну, 97% тех арендаторов, которые были, они и сейчас остаются. То есть я не вижу никакой фатальной проблемы в этом.

Другое дело, что, конечно, наш ритейл тоже очень сильно пострадал от этого простоя. Он, скажем так, дезориентирован. Он не уверен в том, что будет в будущем. Поэтому банально, когда люди приходят в какой-то магазин и ожидают там увидеть новую коллекцию, то это не всегда будет так. Она просто банально может быть не закуплена.

Ольга Арсланова: Вот!

Олег Войцеховский: Из-за этого, естественно, обороты и ритейла, и получаемая арендная плата торговым центром страдают в очень большой степени.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: И еще очень многие покупатели, особенно после пандемии, ожидают хороших цен, когда приходят в торговые центры. И вот нам пишут: «Если торговые центры будут цены заламывать, то не выживут. Больше хороших акций, господа!»

А можно ли рассчитывать на интересные для покупателя цены, если торговые центры будут в таком, как вы говорите, зыбком положении?

Олег Войцеховский: Ну, во-первых, торговые центры цены не устанавливают, к сожалению (а может, даже и к лучшему). Но я вижу по большому количеству регионов, где торговые центры открываются, все сетевые ритейлеры, особенно федеральные, прямо начинают торговлю с очень хороших и интересных акций. Они привлекательные и по ценам, и по товару. То есть как раз эта схема сейчас работает.

Ольга Арсланова: Понятно. «Арендаторы разоряются не из-за эпидемии, а из-за нищеты населения, – нам пишут. – А тут еще и тарифы на все растут». А что, кстати, с тарифами?

Олег Войцеховский: Ну, с тарифами тоже, в общем-то, история интересная. Мы не списываем со счетов эту проблему. Обратились к Правительству с рядом предложений о поддержке торговых центров. В том числе коммунальные платежи, непосредственно издержки управления и остальные вещи, которые появляются именно в процессе эксплуатации торгового центра, там тоже, естественно, присутствуют. Это достаточно значительная часть бюджета.

Петр Кузнецов: Что можно сказать о спросе после пандемии? Побежал народ шопиться или все-таки даже сейчас (довольно-таки длительное время торговые центры работают) несколько осторожничает? Ну или как пишут многие наши телезрители: «Ну какие торговые центры? Денег нет после пандемии, после карантина».

Олег Войцеховский: Вы знаете, трафик…

Ольга Арсланова: Трафик у нас не особо…

Петр Кузнецов: К сожалению, у нас с трафиком тоже не все хорошо.

Ольга Арсланова: А как в торговых центрах с трафиком? Нет? Пока никак. Почитаем SMS тогда.

Петр Кузнецов: Хорошо.

Ольга Арсланова: «Торговые центры до пандемии на ладан дышали. Что говорить о сегодняшнем времени? Нет у народа денег», – пишет зритель из Москвы. «Привыкла покупать, – москвичка тоже, – в интернете: выбор лучше, цены ниже, курьер привезет на дом, никуда не надо ехать. В XXI веке зачем нужны торговые центры?» – спрашивает.

Ой, мы рады, что вы вернулись!

Петр Кузнецов: Олег Войцеховский с нами, управляющий директор Российского совета торговых центров.

Ольга Арсланова: Все-таки мы пытаемся выяснить, что с трафиком.

Олег Войцеховский: Ну, с трафиком… Чтобы было меньше 70% – это уже аномалия на сегодняшний день. Нормальная цифра – это 80–85%. Что, в общем-то, лучше, чем те прогнозы, которые мы ставили.

Другое дело, что не везде конвертация посетителей в покупателей достигает нужной цифры. Допустим, вполне может быть, что трафик восстановился на 80%, а покупательная способность, оборот в магазинах – где-то 55–60%. Но мы опять же в этом трагедии пока не видим, честно говоря, и надеемся, что восстановление пойдет по той модели, которую мы просчитывали – а это приблизительно один год с момента открытия. Ну, может быть, 9 месяцев, может быть, 15 месяцев, но это вокруг года. Естественно, в разных регионах по-своему.

Петр Кузнецов: Олег Викторович, все же на будущее – у вас нет опасений, что торговые центры потеряют актуальность? Я думаю, вы знакомы со сравнительно недавним заявлением главного архитектора Москвы, который сказал, что большинство ТЦ будут постепенно снесены за ненадобностью. Ну, может быть, в каких-то определенных крупных городах. Или наоборот?

Олег Войцеховский: Ну, здесь вопрос в том, что торговый центр на сегодня, как мы уже говорили, – это больше чем торговый центр, это фактически место общественной жизни. Там люди проводят 4–5 часов. И торговые центры уже давно начали модернизироваться. Теперь это и место проведения досуга, и место каких-то…

Ольга Арсланова: Мысль ясна.

Петр Кузнецов: В общем-то, Олег Викторович, позволим за вас завершить: всего на свете, в принципе. Если это торговый центр в современном его понимании, то действительно можно найти там все что угодно и провести даже больше 4–5 часов. А если еще учитывать, что кино смотрел два часа…

Ольга Арсланова: Сколько у вас времени свободного, Петр!

Петр Кузнецов: Мне рассказывали друзья. Я сам-то – минута-две. Это я сейчас про посещение торговых центров.

Ольга Арсланова: «Как только открыли торговые центры, побежали, но разочаровались, – пишет зритель из Саратовской области. – Цены слишком высокие. А лето кончается, и пора уже на осень выбирать». Саратов: «Огромные торговые центры, их много, а у людей мало денег. Раньше там больше гуляли и детей развлекали». Вот такие сообщения от наших зрителей.

Петр Кузнецов: И вот такой следующий эксперт – Максим Левченко его зовут, управляющий партнер компании Fort Group, он с нами на связи. Максим Борисович, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Максим Левченко: Добрый день, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Что вы можете сказать о состоянии отрасли после пандемии? Это тяжелая болезнь или легкий недуг?

Максим Левченко: Сейчас очень сложно сказать, потому что если брать Петербург, то в Петербурге, к сожалению, торговые центры закрыты уже четыре месяца. И мы, объединившись с нашими конкурентами, с крупными торговыми центрами Петербурга, вчера обратились к президенту, потому что уже не видим возможности искать диалога с местными властями, с губернатором или Роспотребнадзором, куда он отсылает нас. Поэтому мне сегодня вообще сложно о чем-либо говорить, поскольку торговые центры закрыты.

Петр Кузнецов: Нет, ну можно, наверное, все-таки как раз говорить о том (и вот это хочется выяснить), а что вы просите, минуя те инстанции, которые вы сейчас обозначили, обращаясь уже к президенту. Что конкретно нужно отрасли? Какая помощь?

Максим Левченко: Мы просим очень простую вещь: нас открыть и разрешить нам работать. Больше мы ничего не просим.

Мне кажется, что ситуация абсолютно абсурдная: четыре месяца простоя торговых центров и ритейла городского. При этом Москва открылась уже 1 июня, а в Петербурге до сих пор не могут нас открыть, дать разрешение. При этом вовсю уже работает стрит-ритейл, вовсю продуктовые гипермаркеты, открыт ДЛТ и так далее, и так далее, но при этом почему-то торговым центрам работать не разрешают. Поэтому мы попросили и президента вмешаться в эту ситуацию, и антимонопольные органы, потому что это просто уже выглядит как некий абсурд. И здесь вся логика властей ну просто лишена всякого смысла.

Петр Кузнецов: Достаточно будет открытия? А вы быстро доберете после открытия упущенное?

Максим Левченко: Я думаю, что да. Все это моментально восстановится. Мы видим, что происходит сейчас в открытых торговых центрах. Точнее говоря, там открыты не торговые центры, а второй и третий вход, пожарный вход, который надо еще найти. И люди находят туда дорогу, ломятся просто туда. То есть в Петербурге стоят в открытые универмаги очереди, очереди стоят.

Вчера открыли IKEA. Ну, то, что я видел на снимках: люди стояли, как в советские добрые времена за пихорами или туалетной бумагой. Поэтому я думаю, что все восстановится на следующий день.

Петр Кузнецов: То есть ничего торговым центрам придумывать не надо в плане привлечения покупателей?

Максим Левченко: Нет, абсолютно ничего придумывать не надо. Уже народ злой сидит по домам. Точнее говоря, в Петербурге недавно разрешили открыть парки, зоопарки и бани. Это здорово. Вот теперь людям можно ходить в бани, в зоопарки, но вот в торговые центры…

Петр Кузнецов: В принципе, если их совместить, извините, то это и получится торговый центр.

Максим Левченко: Они хотят. Вы понимаете, через туалет какой-то открывают, через пожарный коридор открывают дверь – и туда народ ломится, просто ломится! Ну, потому что люди не могут сидеть дома. Ведь в рестораны тоже ходить нельзя в Петербурге. До сих пор у нас рестораны закрыты. Разрешили открыть террасы, но вы сами понимаете, что в условиях центра города, например, эти террасы – ну, это три столика какие-то на улице стоят. Там ни о какой торговли речи не может быть.

Петр Кузнецов: Есть такое, да. Скажите, сколько у вас есть еще времени? Сколько вы еще можете ждать?

Максим Левченко: Я могу ждать пять минут.

Ольга Арсланова: Нет-нет, мы про работу торговых центров.

Максим Левченко: Я понимаю. Это надо сделать здесь и сейчас.

Ольга Арсланова: Вчера.

Петр Кузнецов: Это ответ как раз.

Максим Левченко: Я понимаю, что Питер как-то отстал от Москвы «из-за разгильдяйства горожан», как выражается наш губернатор. Но на самом деле в Москве действительно была эпидемия, был очаг. Болело, наверное, две трети всей страны, если брать статистику, именно в Москве. В Петербурге какие-то смешные цифры, но при этом не смогли обеспечить, скажем так, во время карантина, нормально подготовиться к тому, чтобы из него выходить. И теперь считают какие-то койки, какие-то проценты и так далее, никому ничего не объясняют.

Поэтому, конечно, бизнес… А это же не только торговые центры. Торговый центр – это просто интегратор, это площадка, на которой работают сотни разных больших и маленьких компаний. И вот они все сегодня лишены работы. И слава богу, что страна у нас большая, и многие операторы являются сетевыми, поэтому они, открывшись в Москве и в других регионах, начали получать выручку, деньги и за счет этого восстанавливаются. Но когда слышат про Петербург, то крутят пальцем у виска.

Петр Кузнецов: Максим Борисович, вы сказали, что пять минут готовы ждать. Давайте сейчас это время потратим на просмотр материала совместно, а потом вернемся в студию и обсудим.

Ольга Арсланова: Да, у нас есть сюжет, хотели с вами его обсудить.

Петр Кузнецов: О том, как сейчас работают торговые центры в других городах – в Сочи и в Нижнем Новгороде.

Ольга Арсланова: И сравним эту ситуацию с нашей.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Сюжеты из разных городов.

Максим Борисович, тот же вопрос вам задам, как и предыдущему эксперту: у вас нет опасения, что за ненадобностью торговых центров будет меньше в любом случае?

Максим Левченко: Ну конечно нет. Торговые центры в ближайшие десять лет не закроются. Торговые центры ведь тоже сильно меняются. И надо понимать, что торговые центры… Я еще раз говорю, что торговые центры – это интеграторы, это интеграторы большого количества разных брендов и направлений. Это же не только одежда, а это масса всего, в том числе и развлечения, еда и так далее. Поэтому меняются форматы, которые работают в торговых центрах, но это не значит, что торговые центры будут закрыты за ненадобностью.

Ну, например, несколько лет назад электроника требовала очень крупный формат, они арендовали по 5–7 тысяч квадратных метров. Была такая компания Media Markt, которая с российского рынка ушла. А сейчас электроника стала сильно меньше, она стала брать магазины в 1,5–2 тысячи квадратных метров и все больше и больше уходит в онлайн. Но это не значит, что на место электроники, на эти площади не придет кто-то другой.

Поэтому, наоборот, с появлением интернета, с появлением всех других каналов, альтернативных каналов продаж роль офлайна только усиливается. Ну, просто всегда выживает сильнейший. Это как с ресторанами. Вы знаете, когда идешь по улице… Это называется «в пяти метрах от успеха», когда в один ресторан очередь стоит, туда не попасть, а в пяти метрах стоит другой, совершенно пустой.

Ольга Арсланова: Причем иногда визуально они не очень даже отличаются. Ну, примерно так же выглядят.

Максим Левченко: Да-да-да. Это называется «в пяти метрах от успеха».

Конечно, плохих торговых центров много, старых торговых центров, которые строили 15–20 лет назад. Они уже устарели, они неинтересны, с точки зрения архитектуры, выглядят очень архаично. Поэтому надо меняться, надо адаптироваться под существующие условия. Много изменений происходит.

Ну, кинотеатры, например, до сих пор закрыты. Фильмы не снимаются. Люди покупают фильмы в онлайне. Но тем не менее когда-то, когда появилась кинематограф, все верили в то, что театры будут закрыты, но при этом театры уже 100 лет (или даже больше) существуют, и в них иногда просто не попасть на какие-то премьеры.

Петр Кузнецов: Очень коротко. Если говорить о формате, то можно ли предположить, что в будущем будет больше развлечений? Вот вы сказали, что электроника в онлайн уходит. То есть останется больше в торговом центре то, что невозможно увести в офлайн, а прежде всего это сфера развлечений. То есть магазинов будет меньше, а вот этот этаж с «развлекухой» все шире и шире будет?

Максим Левченко: Ну, вы знаете, я сейчас в Ростокино…

Петр Кузнецов: Двадцать секунд.

Максим Левченко: Я строю фудкорт площадью 12 тысяч квадратных метров.

Петр Кузнецов: Ого!

Максим Левченко: Я уже занимаюсь этим несколько лет. Мы изучаем, развиваем такой новый огромный формат, где 50–60 разных кухонь присутствуют вместе.

Петр Кузнецов: То есть фудкорт и развлечения, скорее всего.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное. Максим Левченко, управляющий партнер компании Fort Group.

А мы завершаем этой темой и этим экспертом дневную часть «Отражения». Не забывайте, что у нас есть вечерняя часть. И вот о чем наши коллеги сегодня будут говорить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В России может закрыться четверть торговых центров. Доходов нет, а продажам еще долго предстоит восстанавливаться