Тракторный марш запомнился, но проблемы фермеров власть всё равно не замечает

Тракторный марш запомнился, но проблемы фермеров власть всё равно не замечает
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Сергей Никольский
доктор философских наук, заведующий сектором Института философии РАН

Игорь Абакумов: Помните такую шутку про двух водолазов? Одного из них съела акула, а второй всплывает, ему говорят: «Тебе же давали специальный свисток для отпугивания акул». Он сказал: «То ли свисток не работает, то ли акула глухая». Вот этот анекдот все время у меня всплывает, когда мы говорим о правах фермеров, кто их слышит, кто их не слышит, они все время на это жалуются. Это «Аграрная политика», с вами Игорь Абакумов. Мы будем говорить о том, почему власть не слышит фермеров, а если слышит, то делает вид, что не слышала.

Мы хотим посмотреть материал из Краснодарского края.

СЮЖЕТ

Игорь Абакумов: Я могу сказать, что вот это вот собрание фермерское в Краснодаре должно было произойти в апреле, и фермеры из Ростова, из Ставрополя, из Краснодара просто хотели поговорить друг с другом, что называется, сверить компас. Может, под него кто-то опор подложил, но что-то им сначала отказали в клубе, потом им начали звонить, что, мол, не надо, не время и так далее. Фермеры как-то насторожились, но они памятуют, как, собственно говоря, шли я не хочу сказать расправы, но по крайней мере шел очень жесткий прессинг «тракторного марша» несколько лет назад краснодарского фермерского. И вот в этой связи у меня вопрос: а что, собственно, изменилось с тех пор? Стали ли фермеров лучше слушать?

У нас на проводе руководитель Фермерской ассоциации Калужской области Бабкен Испирян. Бабкен, вы слушаете нас?

Бабкен Испирян: Да, добрый день.

Игорь Абакумов: Добрый день, Бабкен. Бабкен, фермеров власть слышит или слушает, но делает вид, что не слышно, плохая связь?

Бабкен Испирян: Слушает, но делает вид, что слышит.

Игорь Абакумов: Делает вид, что слышит, да? Ага.

Бабкен Испирян: Нам кажется, что делает вид.

Игорь Абакумов: В чем это выражается? Почему, как вы думаете?

Бабкен Испирян: Ну… То есть при очных встречах даются определенные обещания, которые потом почему-то не выполняются или недовыполняются.

Игорь Абакумов: А как вы думаете, почему?

Бабкен Испирян: Да потому что все очень сильно бюрократизировано, то есть даже многие чиновники, которые действительно хотят что-то сделать в этой ситуации, представив объем работ, который им нужно перелопатить, просто даже не берутся, может быть, за это.

Игорь Абакумов: Скажите, Бабкен, вот сейчас очень много разговоров, что фермеры не могут получить погектарную субсидию, – это так или не так?

Бабкен Испирян: Ну в большинстве случаев так, да. Тут получилось таким образом, что в феврале поменялись федеральные правила предоставления погектарной субсидии, соответственно все регионы поменяли свои правила в соответствии с федеральными правилами, и порядка 70% фермеров, которые до этого получали субсидию, остались без нее.

Игорь Абакумов: Как вы считаете, это ошибка, недосмотр или злой умысел?

Бабкен Испирян: Ну не могу сказать однозначно, потому что это нечто непонятное. Потому что эта субсидия выплачивалась за посевы, произведенные в прошлом году, субсидия выплачивается весной.

Игорь Абакумов: Так.

Бабкен Испирян: Но весной поменялись правила в отношении тех посевов, которые уже были сделаны, поэтому…

Игорь Абакумов: То есть посевы сделаны, а концепция у правительства поменялась, да?

Бабкен Испирян: Да, то есть по факту уже, фактически через полгода после сделанных работ решили, что будут субсидировать по другим правилам.

Игорь Абакумов: Бабкен, спасибо большое. А многие фермеры так пострадали, скажите, по Калужской области у вас?

Бабкен Испирян: Многие.

Игорь Абакумов: И они вот так сидят помалкивают в тряпочку, что называется, ничего не высказывают, да?

Бабкен Испирян: Высказывают, возмущаются, но что мы можем?

Игорь Абакумов: Ну как, они возмущаются как? – на кухне возмущаются или как? Письма пишут или что?

Бабкен Испирян: Письма пишут. Тут у нас один фермер даже на имя Владимира Владимировича Путина письмо написал о том, что он тут 5 лет ударно занимается этим, вложил все свои средства…

Игорь Абакумов: И? Что-то у нас сразу связь прервалась, очень странно, как только заговорили про реакцию власти. Скажите (я к зрителям уже обращаюсь), многих ли касаются вот эти проблемы, о которых мы говорили?

У нас в гостях должен был быть Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, он сейчас к нам едет, но сейчас репетиция Парада в Москве, поэтому пробки ну просто страшные. Он, конечно, придет к нам, мы с ним поговорим, а пока мы с ним свяжемся по телефону. Сергей Анатольевич нас слышит или нет?

Сергей Никольский: Да, Игорь Борисович, вы меня слышите?

Игорь Абакумов: Я вас слышу великолепно, вот у нас какая…

Сергей Никольский: Отлично, я вас тоже.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, как вы полагаете как философ, почему власть перестает слышать? Она вроде слышит, но с другой стороны делает вид, что не слышит фермеров, она ничего для них не может сделать. Вот почему, как вы полагаете? Есть ли какие-то исторические аналогии? Вы как историк, вы как философ, наверное, можете сказать.

Сергей Никольский: Я думаю, что здесь нет… исторических аналогиях, потому что, как все здравые люди понимают, угол падения равен углу отражения.

Игорь Абакумов: Ага.

Сергей Никольский: Если фермеры ограничиваются тем, что они пишут письма в разные высокие инстанции и на этом ставится точка, то, конечно же, власти не слишком будут торопиться в принятии каких-то адекватных и своевременных решений. А разобраться, отыскать, в какой степени это результат недостаточно качественной работы бюрократического аппарата, или это какой-то злой умысел, когда перераспределяются средства в сторону, в направлении крупных агрохолдингов за счет мелких, – это практически неустановимая вещь. Считается с сильными, с теми, которые консолидированы, те, которые постоянно держат руку на пульсе.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, я надеюсь, что вы у нас скоро будете в студии…

Сергей Никольский: Я тоже надеюсь.

Игорь Абакумов: Да, вы пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, приезжайте к нам, зрители уже на вас посмотрели.

А мы пока поговорим с Николаем Масловым из Краснодарского края, он фермер практикующий, только что закончил посевную, так ведь, Николай? Здравствуйте.

Николай Маслов: Да, здравствуйте, Игорь Борисович. Очень приятно вас видеть…

Игорь Абакумов: …и слышать. Сколько чего посеяли, больше или меньше?

Николай Маслов: Да нет, в общем-то, то же самое, как традиционно сеяли. Хотел бы в первую очередь поздравить со всеми наступившими праздниками и благодарность каналу выразить, потому что вы единственный канал, ОТР, и программа ваша «Аграрная политика», которая, наверное, хоть и не очень контрастно и осторожно, но освещает именно сельское хозяйство и вообще все, что касается жизни простых граждан. Так что…

Игорь Абакумов: Понятно, спасибо, Николай, спасибо, хоть доброе слово я услышал, а то тут все в основном ругаются на нас. Скажите мне пожалуйста, Николай, почему власти не слушает или не слышит фермеров?

Николай Маслов: Я думаю, даже не думаю, а я уверен: она не слышит и не хочет слышать. У власти в принципе все нормально. Мы собираемся, вы хорошо помните и постоянно озвучиваете наш «тракторный марш». Ведь то, из-за чего происходил этот «тракторный марш», – это доступ к земельным ресурсам, которые у нас на сегодня на Кубани именно еще самое выгодное сельское хозяйство, доступа даже нет к этим земельным ресурсам, так и не решился вопрос у нас земельный.

И на сегодня я понимаю, что невозможно решить отдельно вопрос какой-то отрасли, или же можно было бы… Я бы хотел слышать, что какая-то отрасль сейчас сказала бы, любая отрасль экономики нашей страны сказала, что у них все хорошо. Невозможно решить какую-то одну отрасль, потому что общая система, общая экономика у нас заточена только на отнимание, в общем-то отнимать у людей деньги по сути дела посредством налогов и ценовой политики, отнимать деньги, собирать эти деньги в бюджет, которые потом разворовываются, в общем-то, и никто ничего не хочет решать. Наше руководство, наши чиновники в принципе хорошо, нормально живут, я так подозреваю, что им менять ничего не хотелось бы. А мы из года в год, постоянно, все время какие-то проблемы поднимаем, нас куда-то тянут, где-то мы собираемся, какую-то бурную деятельность имитируем, но конечного результата никто так и не почувствовал, в том числе и мы.

Игорь Абакумов: Скажите, Николай, у вас в округе фермеров, вот ваших друзей, примерно, наверное, десяток наберется или больше?

Николай Маслов: Легко, конечно.

Игорь Абакумов: Легко, да? Скажите, они производить стали больше или меньше?

Николай Маслов: Мне кажется, на том же уровне, в принципе на том же уровне.

Игорь Абакумов: То есть у них устойчивое производство, верно ведь, да?

Николай Маслов: Конечно, да-да, в принципе мы уже научились выращивать. У нас больше всего складывается в экономике, именно рентабельность все падает и падает, развития нет никакого, потому что диспаритет цен. И еще раз повторю: невозможно решить, допустим, проблемы фермеров без решения общих проблем с теми же перевозчиками зерна, потому что можно отнять у одних на цене, дать другим: пока эти будут молчать, те начнут бастовать. Общую систему экономики государства, я уверен, нужно менять.

Нужна плановая экономика, нужно все это до конечного результата, чтобы было справедливое распределение по конечному результату и по всей цепочке, всех производителей, поставщиков, смежников, все нужно просчитывать и пересчитывать. А так вот это что собирается, даже многоуважаемый мной Виктор Васильевич, мы даже, например, и не знали. И в общем-то наш бывший «тракторный марш» стараются как бы игнорировать: не трожь, запаха не будет.

Игорь Абакумов: Скажите, а вот вас после «тракторного марша» все-таки уважать-то стали, да?

Николай Маслов: Ну в таком плане, что не трожь, вонять не будет.

Игорь Абакумов: Ну да. Во Сергей Анатольевич Никольский по телефону сказал, что фермеры, так сказать, себя очень спокойно ведут, поэтому к ним так и относятся, они в основном письма пишут. А вот «тракторный марш», я так понимаю, запомнился им, сильно запомнился?

Николай Маслов: Ну конечно, да, потому что нас прессовали, не по-детски прессовали. Если бы не Татьяна Николаевна Москалькова, я сомневаюсь, что мы бы легко отделались, боюсь, что…

Игорь Абакумов: У нас ведь в этом году, по-моему, годовщина хорошая, «тракторному маршу» 5 лет, да?

Николай Маслов: 3 года.

Игорь Абакумов: 3 года где-то в августе будет, да?

Николай Маслов: Да, 21 августа.

Игорь Абакумов: Вот давайте мы к этой теме вернемся, хорошо?

Николай Маслов: Я только «за», хорошо. Даже если позволит нам время и ресурсы, мы, возможно, даже и прибудем к вам туда.

Игорь Абакумов: Хорошо, Николай, хорошо.

У нас звонок из Красноярского края. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире «Аграрной политики». Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: День добрый. Меня Алексей зовут.

Игорь Абакумов: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Такой вопрос. Вот вы разговаривали про субсидирование, про помощь государства, топливное субсидирование фермеров. Из-за… просто не выдержал. Понимаете, кто кого субсидирует, здесь вопрос. Когда у нас скачки цен на нефть начались и нам нефтепроизводители объясняли это так, что цена на нефть, нефтепродукты не более 10%, все остальное – это акцизы транспортные и которые вводились, для того чтобы покрывать транспортные расходы, чтобы отменить транспортный налог. Объясните мне, пожалуйста, где трактор, что он в дорогу ездит, они пашут в поле, они платят этот акциз в полной мере, в полной мере они платят этот акциз за те дороги, которые они не используют. Они 90% платят не за топливо, а субсидируют государство, а если государство на 7 копеек им поможет, это будут трубить во все трубы…

Игорь Абакумов: Понятно, понятно.

Зритель: Вот как-то вот так вот.

Игорь Абакумов: Спасибо, Алексей.

У нас наконец-то через пробки в студию прорвался Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, завсектором Института философии РАН. Сергей Анатольевич, здравствуйте, с приездом.

Сергей Никольский: Здравствуйте, Игорь Борисович. Спасибо, что…

Игорь Абакумов: Как говорится, «вашу маму и тут, и там передают».

Сергей Никольский: Я согласен, да.

Игорь Абакумов: Сергей Анатольевич, почему еще раз власть не слышит фермеров? Они вроде ей говорят, они говорят вежливо, они не ругаются, они не ходят на манифестации, они ей пишут письма – ноль, ноль эффекта абсолютно.

Сергей Никольский: Друзья, на самом деле есть большой исторический контекст, от которого трудно отказаться. Он заключается в том, что в России, так сказать, народ всегда пребывал в состоянии покорности, время от времени эта покорность взрывалась каким-то насилием в отличие от на насилие власти. Вот это стандартная процедура, которая, так сказать, сегодня обретает какие-то цивилизованные формы, но существо ее от этого не меняется. Мы же видим, что там, где есть, так сказать, консолидация, там, где возникают зачатки гражданского общества, там, где требуют и настаивают на исполнении закона, там власть начинает слушать тех, кто это все продвигает. А если давление очень слабое, если эти люди, так сказать, отстаивают свои интересы просьбами, ну тогда и реакция власти такая, не слишком капает, поэтому можно это не замечать.

Игорь Абакумов: Уж не призываете ли вы к волнениям?

Сергей Никольский: Нет, конечно, я не призываю к волнениям. Я призываю к тому, чтобы понемногу начали осознавать, что эти вещи зависят от нас самих. У фермеров есть какие-то политические организации, общественные организации. Почему складывается так, что те фермеры, которые выступают, так сказать, за некие более активные действия, оказываются в стороне от их политических и общественных организаций? Почему они сами не проявляют инициативу? Они могут выбрать, так сказать, между теми партиями, которые сидят в Думе или которые хотят попасть в Думу. Они могут обратиться к этим лидерам, консолидировать усилия. Я думаю, что разумные люди всегда найдут возможность договориться, ведь речь идет о конституционных правах, о правах на свободу слова, свободу организаций, свободу исполнения обещаний. Вообще, так сказать, речь идет о том, чтобы общество жило по справедливым основаниям, справедливость есть основа консолидации и единства.

Игорь Абакумов: А в сельском хозяйстве, в сельской местности, в сельских территориях справедливость является одной из важнейших сторон жизни.

Сергей Никольский: Ну конечно, безусловно. Если ты несправедлив, то ты оказываешься на обочине, ты оказываешься нежелательным или даже, так сказать, оппонентом, если не врагом. Вот эти вещи, так сказать, часто ведь идут в размышлениях о том, в какой степени пострадаю здесь я. Да, пострадает, кто-то первый или те, которые будут в одиночку, пострадают. Это извечная российская проблема. Я вот с удовольствием здесь могу воспроизвести рецепт Максима Горького, который в одном из своих романов сказал следующее: «Если из десяти человек один честный, а девять подлецы, то ничего хорошего не будет, и этот один честный погибнет; а вот если семь будет честных и трое подлецов, тогда твоя взяла, тогда будет по справедливости». Вот это конечная цель изменений эволюционных, когда из десяти семь будет честных, это конечная цель.

Игорь Абакумов: Это очень важная мысль, Сергей Анатольевич, и я чувствую, что наши фермеры все-таки услышали, услышали это дело.

У нас в гостях был Сергей Анатольевич Никольский, доктор философских наук, завсектором Института философии Российской академии наук. Это была «Аграрная политика», с вами был Игорь Абакумов. Увидимся после праздников в любую погоду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео