• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Александр Гезалов: Детям женщин-осужденных мы при всем желании не можем отвезти б/у одежду из-за СанПиНов. Слава богу, есть компании, которые жертвуют в колонии детские вещи

Александр Гезалов: Детям женщин-осужденных мы при всем желании не можем отвезти б/у одежду из-за СанПиНов. Слава богу, есть компании, которые жертвуют в колонии детские вещи

Гости
Александр Гезалов
член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Марина Калинина: Ну что же, мы переходим к нашей первой теме, заявленной на сегодня. На 50% в 2016 году в России вырос оборот на вторичном рынке – это данные "Avito" – причем оборот вырос в сегменте детских товаров. Дети растут, вещи становятся малы, и многие предпочитают их продавать. В общем-то, это здраво и вполне объяснимо: не выбрасывать же, а дарить иногда бывает и некому. И тут вот уже родители, которые не могут себе позволить покупать новые коляски, одежду и многое другое, приобретают все это в Интернете в разы дешевле, а потом еще и сами продают, если пользовались всем этим аккуратно.

Юрий Коваленко: По данным Росстата, больше 62% малоимущих семей растят детей. Дети – это один из основных факторов бедности, так считает Росстат. То есть без вторичного рынка детских товаров каждая вторая семья с низким доходом просто не сможет выжить. Специалисты даже подсчитали, насколько увеличивается риск бедности: наличие одного ребенка увеличивает его в 1.4 раза, второго – в 2.1 раза, третьего и более – в 3.8 раза. Недавно министр труда Максим Топилин также отметил, что доля семей с детьми в числе бедных дошла до 60%, тогда как в 2005 году она составляла только 50%.

Марина Калинина: Эксперты также дают советы, что стоит покупать в Интернете на вторичном рынке, а что покупать не нужно. Вот, например, одежду можно, а вот обувь донашивать за кем-либо детям не рекомендуют, потому что строение стопы очень индивидуально, обувь изнашивается в зависимости от этого строения или манеры ходьбы. Чужая обувь может испортить ноги ребенку. Сложные развивающие игрушки, например, кубики, погремушки, станут для малыша тоже хорошим подарком, а вот игрушки из искусственного меха или ткани могут быть в лучшем случае очень пыльными, а в худшем даже быть рассадником плесени или пылевых клещей, которые вызывают аллергию у детей. Можно купить, например, бывшую в употреблении коляску, но при условии, что она полностью исправна. А вот автокресло покупать специалисты не рекомендуют: даже если автокресло на первый взгляд в идеальном состоянии, у него могут быть повреждены ремни, крепления или быть скрытые повреждения сидения. Можно взять бутылочки для кормления, а вот соски брать не рекомендуется. Можно обставить комнату малыша мебелью, из которой другой ребенок уже вырос, то есть она ему уже по размерам никак не подходит.

Юрий Коваленко: На самом деле вариаций гораздо больше, просто у кого-то что-то… Есть, наверное, какие-то свои соображения. Но давайте с нами поделится своими соображениями Александр Гезалов, член Совета при Министерстве образования Российской Федерации по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Александр Гезалов: Добрый день.

Марина Калинина: Вы тоже многодетный отец по совместительству.

Александр Гезалов: Да, вот риск быть бедным очень высокий.

Юрий Коваленко: А у вас сколько детей?

Александр Гезалов: У меня четверо.

Юрий Коваленко: То есть больше 4 раз?

Александр Гезалов: Больше 5 раз, наверное.

Юрий Коваленко: Если не секрет, можно нескромный вопрос: как у вас обстоят дела с вещами для детей? Вы сталкиваетесь с проблемами, или для вас это…

Александр Гезалов: Во-первых, у нас очень много друзей, которые передают часть одежды и часть того, из чего выросли их дети, и мы, естественно, это используем, потому что покупать новые вещи, учитывая, что дети очень быстро растут, нерентабельно. Но так как я еще работаю с детьми из детских домов, выпускниками детских домов, у которых есть дети, конечно, вот этот оборот вещей, игрушек, разных приспособлений очень высокий, здесь, конечно, требуются определенные знания, чтобы передать то, что надо, а не то что просто передать.

Юрий Коваленко: Ну это натуральный обмен, либо это продажа за деньги, либо что-то еще? Как вообще можно обменять игрушку на ползунки, предположим? Я вот не представляю.

Марина Калинина: Давайте… Я просто хочу задать вопрос нашим зрителям: покупаете ли вы детские товары, которые уже были в употреблении, то есть на вторичном рынке? Пришлите нам свои сообщения, пишите "да" или "нет", а также можете позвонить в студию, рассказать, высказать свое мнение. В конце этого получаса мы подведем итоги.

Александр Гезалов: На самом деле есть приспособления, которые очень редки и приобрести которые достаточно дорого. Например, кто-то решил подогревать бутылочку из-под смеси или молочную смесь, для этого требуется обогреватель, он стоит порядка 1.5 тысяч, а его можно купить за 500 рублей, к примеру. Соответственно, есть такие приспособления – или ингалятор надо купить, или еще какие-то приспособления – которые, с одной стороны, имеют ценность, но с другой стороны, семья их себе позволить не может.

По поводу одежды. Конечно, оборот одежды высокий, потому что и штаны рвутся, и ботинки рвутся, и носки нужны постоянно, они постоянно теряются. Ребенок ушел в садик в одних, пришел в чужих и так далее. Поэтому, конечно, родитель здесь отслеживает весь этот оборот, смотрит комоды, перебирает вещи, то, что необходимо, оставляет, то, что можно передать, передает. Я наблюдаю, как это происходит, например, в нашем доме: у нас в доме люди просто выкладывают вещи, которые отошли, и уже к вечеру я вижу, что их нет, а это значит, что спрос есть.

Юрий Коваленко: Выкладывают где?

Александр Гезалов: Ну там есть ящички почтовые, прямо на почтовые ящики сверху кладут ботинки, одежду, игрушки. Что-то видно, что уже нельзя брать, оно остается и выбрасывается.

Юрий Коваленко: А в вашем круге общения продавать вообще, я так понимаю, не принято, да?

Александр Гезалов: Дело в том, что продажа… Конечно, люди пытаются с этого получить что-то. Понятно, что кто-то покупал вещь дорогую, она немножко износилась, но в целом она сохраняет свою ликвидность. На разных Интернет-ресурсах сегодня люди выкладывают – и на "Avito", и на "Юле" – и стараются, конечно, продать, потому что просто передать не всегда все могут. И это в принципе оправдано, потому что некоторые деньги можно вернуть и на них уже купить то, что необходимо семье.

Марина Калинина: А вот качество этих вещей, которые продают?

Александр Гезалов: Вы знаете, есть действительно хорошие детские бренды, которые в том числе поддерживаются в течение определенного времени, а вот есть товары (назовем их "китайского производства"), которые, конечно, живут недолго, ну и люди уже сейчас в принципе научились разбираться в брендах. Сейчас достаточно просто набрать в Интернете то или иное название и понять, что этот бренд не совсем качественный, носкость его год-два-три, а есть вещи, которые носятся до 10 лет.

Марина Калинина: Но это же надо сначала как-то посмотреть, потрогать руками. Как вот в Интернете, не опасно покупать, обмануться, что качество плохое? Купишь, деньги потратишь, а носить не сможешь.

Александр Гезалов: Есть просто у родителей уже, особенно многодетных, набор определенных брендов, которых они придерживаются. То есть, например, зимние ботинки должны быть с Gore-Tex обязательно, высокие, на липучке, не на шнурке…

Марина Калинина: У вам прямо какие-то стандарты.

Александр Гезалов: Нет, это просто в том числе и для самого ребенка хорошо, если он надел, например, костюм какой-то для прогулки, чтобы он мог подвернуть, одеть и так далее, чтобы он не мучился с этими завязками, если он один в садике и так далее. Конечно, это обретается с опытом, и уже человек смотрит на другую обувь с точки зрения уже ее приспосабливаемости для детей, а не просто я купил вещи и они у меня стоят, я не знаю, что с ними делать.

Марина Калинина: Ну вот, видите, специалисты, как я уже в начале сказала, не рекомендуют покупать некоторые вещи, в частности, обувь как раз уже поношенную.

Александр Гезалов: Вы знаете, вопрос ведь в том, что действительно это надо обрабатывать, есть разные истории: у кого-то такая стопа, у кого-то такая стопа. Но в целом детская обувь, особенно зимнего характера…

Марина Калинина: Ну кто-то косолапит чуть-чуть, у кого-то плоскостопие.

Александр Гезалов: Понятно, но учитывая экономическую ситуацию, что у нас порядка 26 миллионов людей находятся за чертой бедности, тут иногда люди просто идут на некоторые послабления, понимая, что они дорогую обувь купить не могут, и при этом пытаются ее каким-то образом обработать, чтобы все равно как-то ребенок это носил. Лучше иногда купить дешевле обувь, но при этом купить масло, сыр, какие-то овощи, фрукты. То есть здесь нужно соблюдать баланс.

Марина Калинина: Давайте послушаем, что по этому поводу думает Татьяна из Волгоградской области. Татьяна, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Алло, здравствуйте. Мы звоним из Волгоградской области. Я хочу сказать, что мы да, покупаем детские вещи б/у, потому что на новые нам не хватает средств. Заработная плата у нас сейчас повышена с 1 января, 9 400 муж и 9 400 у меня, у нас трое детей.

Александр Гезалов: Ну вот.

Зритель: И как нам на них прожить?

Марина Калинина: А что вы в основном покупаете? Что-то, может быть, из последнего, что вы купили?

Зритель: Ну что мы покупаем? Начиная с футболочек простых, брючек, верхнюю одежду покупаем, обувь покупаем. На что нам не хватает, то и покупаем.

Марина Калинина: А скажите, пожалуйста, Татьяна, сколько так экономить получается, если сравнивать с магазинными ценами?

Зритель: С магазинными ценами экономить хорошо, больше половины даже. Куртку вот стоит, чтобы купить 6-летнему ребенку, 2 тысячи примерно новая, и то качества такого, не очень хорошего, а б/у можно за 500 рублей купить.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо вам за ваш звонок.

Александр Гезалов: Ну вот в Советском Союзе была развита сеть комиссионных магазинов. Сегодня в связи с высокой арендой, конечно, эти магазины по сути говоря исчезли…

Марина Калинина: …переместились в Интернет.

Александр Гезалов: Они переместились в Интернет. Но я вот слушаю, женщина говорит про 9 тысяч, плюс еще маленькое пособие, все-таки пособие невысокое, наверное, на ребенка. То, что сегодня с 1 января будут на рождение ребенка давать порядка 11 тысяч, как-то поможет, но в целом, если в семье много детей, конечно, здесь возникает риск вот этой малоресурсности. Конечно, и обувь дорогая, и что-то где-то, так сказать, и не заметить, мама может что-то сшить, но обувь же не сошьешь, рюкзак же не сошьешь, канцелярские принадлежности не сошьешь и так далее. Конечно, люди ищут возможности все это купить через Интернет.

Но я могу сказать, что многие общественные организации занимаются такой адресной помощью, собирая у одних и передавая другим. В Москве есть ряд организаций – например, есть такое движение "Второе дыхание" – они собирают одежду, фильтруют ее и передают нуждающимся. Мы сами отправляем в том числе в бедные регионы одежду, потому что понимаем, что там еда часто является основным корзинным потреблением, а все то, что связано… Особенно вот эти зимние периоды – варежки, шапки, шарфики очень часто являются расходной историей, то есть ребенок пошел на горку, вернулся без шарфика, другой ребенок шарфик одел, он уже в шарфике, а этому шарфик надо где-то брать.

Юрий Коваленко: Ну а вот психологический момент если разобрать. С какого возраста ребенок начинает понимает, что вещи-то до него уже кто-то носил, и уже может отказаться, либо родители уже понимают, что лучше не рисковать?

Александр Гезалов: Сейчас есть такое качество одежды… Я не буду называть бренды, чтобы их не рекламировать, но в целом я считаю, что и взрослые люди могут себе позволить пойти в тот же магазин секонд-хенд и купить хорошую одежду не хуже той, которая на рынке. А подросток видит, что мама и папа стараются, но у них не хватает бюджета, и если он объясняет, то разные бренды в принципе можно носить и до старости. Все зависит от того, насколько в семье есть контакт и понимание, что реально бюджета не хватает. Ведь есть же расходы и по кружкам, по музыкальным инструментам. То есть затраты высокие у семьи, соответственно, родители объясняют, что на это они не могут пойти, грубо говоря, поэтому они вынуждены брать одежду со вторичного рынка. Но в целом я считаю, что ничего такого зазорного в этом нет, учитывая, что наблюдаешь за какими-то людьми богатыми в Америке – они ходят в простых футболках, каких-то наворотов не наблюдается.

Марина Калинина: Давайте послушаем Максима из Тверской области, он нам дозвонился. Максим, здравствуйте, вы в эфире. Слушаем вас.

Зритель: Да, добрый день. Просто раньше работал на сертификации детской продукции и вот хочу предупредить всех родителей, всех, кто сталкивался с тем, что… Даже сам сталкивался с тем, что ребенок... Иногда покупают через "AliExpress", через какие-то там другие сайты с Китая. Дело в том, что я сталкивался с тем, что очень большой процент выделения формальдегидов.

Александр Гезалов: Ну это контрафакт.

Зритель: Что в мебели, что в детской одежде и так далее. То есть лучше покупать даже б/у, ты знаешь, что носил ребенок и так далее, лучше взять б/у, ношенное и так далее, даже ту же мебель какую-то, лучше покупать именно в больших магазинах и спрашивать всегда сертификаты соответствия. Потому что я сталкивался и просто хочу предупредить родителей, что очень огромное количество товаров прорывается в Россию через ту же Белоруссию, через ту же…

Александр Гезалов: …Польшу.

Зритель: Польшу, да.

Марина Калинина: Да, Максим, спасибо большое, мы поняли. Спасибо вам за предупреждение.

Александр Гезалов: Но дело в том, что, конечно, родители не могут отслеживать вот эти все сертификации, потому что перед ними стоит другая задача, одеть и обуть. Но здесь как раз местное сообщество приемных родителей, мамочек многодетных могут просто и в том числе и бесплатно передавать. Все зависит от коммуникации и наличия контакта в социальных сетях, потому что понятно, что на б/у одежду сертификат не нужен, но если что-то новое покупается, конечно, человек смотрит, где, у кого, как, чего. Потому что, конечно, хочется, чтобы эта вещь прослужила долго.

Марина Калинина: Давайте посмотрим, например, сюжет из Чебоксар про одну из мам, что она покупает и как она, в общем, распределяет свои доходы, чтобы у ребенка все было.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну вот такая история.

Давайте послушаем еще Галину из Кемеровской области, она нам дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела вам сказать, что я езжу в Петербург к дочери, мне там очень нравится, что у них стоят зеленые ящики, на которых написано, что можно принести. Вот мы собираем, значит, ребенок растет быстро, ему уже 7-й год. Мы собираем одежду, из которой он вырос, потому что у нас как бы… Мы в принципе могли купить, кстати сказать, брендовую даже одежду ему, можем позволить себе. И мы складываем ее аккуратно, это делаю всегда я, когда приезжаю, и в пакет, и уношу, из чего он вырос. Я, конечно, не знаю, где там ее перебирают или что, но меня это вполне устраивает.

Юрий Коваленко: А что написано на этом зеленом ящике? Куда эти вещи идут? Это в семьи, в приюты?

Александр Гезалов: Я расскажу.

Зритель: Вот я не знаю, не могу вот этого сказать, но там написано… Они стоят в "Карусели" и около дома стоят у нас в Кудрино недалеко прямо (у нас там новостройка). Я никогда не задавалась, конечно, вопросом, куда они идут, но меня это устраивает, что мы не выбрасываем, как вот часто около мусорных ящиков стоят пакеты, что их могут разобрать, вот это все висит. Я знаю за себя, что я чистое сложило, принесла и что этим будут пользоваться, потому что вещи хорошие.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Галина, спасибо большое. Вот такой опыт зеленых ящиков.

Александр Гезалов: На самом деле сейчас в России активно развивается так называемый "CharityShop": человек может опустить в этот ящик одежду, организация ее фильтрует и раздает многодетным; часть одежды продается, чтобы поддерживать этот ресурс (водителей, сортировщиков, набирают очень часто бездомных людей), но в целом все уходит нуждающимся людям, потому что это удобно – не нужно ставить человека, склад нанимать и так далее. В Москве порядок 20 таких ящиков уже стоит.

Юрий Коваленко: А это какая-то программа действует? Как попасть многодетной семье или просто семье малоимущей в эту программу?

Александр Гезалов: Ну, например, в Донском монастыре, в социальном центре святителя Тихона стоит такой короб. Это все фильтруется, размещается на склад, и человек каждую субботу может прийти и получить одежду с 10 часов до 12 часов, на плечиках все развешено, приходите и берите.

Юрий Коваленко: Прекрасно.

Марина Калинина: Давайте еще одну Галину послушаем, наша телезрительница из Кирова нам дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела рассказать вот о чем. Одежду детскую сын у меня для внучки не покупает б/у, потому что берут у родственников. Цены на детскую одежду, конечно, очень высокие, приходится этим пользоваться. Но постольку-поскольку он платит ипотеку, на такие крупногабаритные вещи денег не всегда хватает, и поэтому детский уголок для дочки они покупали по объявлению с рук б/у, но нашего, российского производства. В магазинах такие вещи стоят 20 тысяч, а с рук они купили за 7 тысяч – это огромная экономия для семьи получилась.

И вот еще один такой случай. У моей племянницы дочка в 6-м классе учится. Она купила ей танкерочек в секонд-хенде. Но поскольку немножко уже модель вышедшая из моды получилась, девочка с большими слезами носить не стала. Пришлось денег занимать, поскольку деньги все были потрачены на другую одежду, и покупать уже новое в магазине.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш звонок.

В начале программы мы спрашивали вас, покупаете ли вы детские товары, бывшие в употреблении, через Интернет, и вот что получилось: покупают 72%, не покупают, соответственно, 28%. Ну и среди наших зрителей тут такая дискуссия развернулась, что, в общем, многие обращают внимание на социальную составляющую, что так много людей даже по нашему опросу, 72%, вынуждены покупать детские товары б/у.

Александр Гезалов: Но это на самом деле отражает и данные ВЦИОМ, и то, что вы говорили в самом начале. Вот этот риск бедности возникает, и одежда является одним из… Если бы люди ходили без одежды, все были бы счастливы, потому что одежда – это реально такая потребительская корзина высокая.

Но я хочу еще вот что сказать. Мы опекаем одну колонию, где находятся дети, которые родились у осужденных женщин. Туда б/у одежду мы отвезти не можем при всем желании – не потому, что мы не можем договориться, а потому что нужны СанПиНы, которые мы должны соблюдать, и привести сертификат соответствия товара. Слава богу, что есть такие компании, у нас есть "Petit Bateau", которые помогают и передают одежду, чтобы дети, которые родились в исправительных колониях, получали именно качественную одежду. Там бывают и дорогие, но я в том числе считаю, что это правильно, потому что ребенок, который находится в том числе, например, даже в приемной семье или многодетной, со стороны благотворителей должна быть именно такая качественная продукция, потому что понятно, что он находится в такой ситуации, хочется его в том числе этим и порадовать, а не давать ему какие-то застиранные колготки.

Марина Калинина: Да всех детей хочется порадовать.

Александр Гезалов: Понятно, но вот родители часто не могут понести такой груз. И, конечно, хочется… Или, например, моя дочь Груша ходит в платьях нашей подруги; потом платье нашей Груши передается другой девочке, и вот если платье хорошее, оно держится долго.

Юрий Коваленко: А все же, может быть, есть какая-то возможность договориться с крупными торговыми сетями? Действительно вещь, которая вышла из моды, не стала после этого поношенной, бывшей в употреблении, она так же висела или лежала на складе. Может быть, есть какой-то сервис по добровольному пожертвованию товаров в такие многодетные семьи либо в приюты?

Александр Гезалов: На самом деле такие программы тоже есть, и мы получаем, я, например, получаю очень часто звонки. В течение года продавалась коллекция, она не продалась, люди передают ее нуждающимся, это действительно существует. Другой момент, что не всегда знают, кому и куда. Так вот я могу сказать, что сегодня достаточно набрать в Интернете общественные организации, которые занимаются многодетными, приемными семьями – они с удовольствием примут эту новую одежду, но которая не продалась, и передадут нуждающимся. Все достаточно просто.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. У нас в студии был Александр Гезалов, член Совета при Министерстве образования России по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Александр Гезалов: Спасибо.

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты