Вячеслав Чекалин: С 2008 года инвестиции в сельское хозяйство шесть лет росли и пять - падали

Вячеслав Чекалин: С 2008 года инвестиции в сельское хозяйство шесть лет росли и пять - падали
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Игорь Абакумов
Ведущий программ
Вячеслав Чекалин
руководитель отдела аграрной политики Федерального научного центра аграрной экономики и развития сельских территорий

Рубрика «Аграрная политика». С госпрограммы по развитию отрасли сняли все временные ограничения. Какую пользу это принесет сельским жителям и фермерам? Каков бюджет программы? И кто им будет распоряжаться?

Игорь Абакумов: Есть приятные новости: государственная программа развития агропромышленного комплекса продлена до 2025 года. О том, хорошо это, плохо, кому хорошо, кому плохо, кому будет это вообще незаметно, мы сейчас поговорим. С вами Игорь Абакумов, программа «Аграрная политика» в прямом эфире, а говорить мы будем с Вячеславом Сергеевичем Чекалиным, руководителем… Здравствуйте, Вячеслав Сергеевич… Руководителем отдела аграрной политики Федерального научного центра аграрной экономики и развития сельских территорий. Я правильно вас представил?

Вячеслав Чекалин: Совершенно верно.

Игорь Абакумов: Программу развития агропромышленного комплекса до 2025 года, и ходят слухи, что она будет продлена еще дальше. Хорошо это, плохо? Расскажите нам, пожалуйста.

Вячеслав Чекалин: То, что государство продолжает осуществлять целенаправленную политику в отношении агропромышленного комплекса, – это однозначно хорошо. Сейчас документ продлен до 2025 года, кстати, из названия программы года вообще удалены, поэтому мы можем рассчитывать, что документ действительно будет носить бессрочный характер…

Игорь Абакумов: Это приятно, да?

Вячеслав Чекалин: Да, конечно. Но паспорт программы в настоящее время составлен до 2025 года. Программа составлена в соответствии с новым проектным подходом, содержит, соответственно, как новые подпрограммы, так и новые мероприятия, и новое финансирование, что тоже приятно отметить. Сельское хозяйство в последние годы, конечно, пользуется поддержкой со стороны государства. Этой поддержки всегда не хватает, не хватает в сравнении с нашими конкурентами, особенно с Запада. Тем не менее мы можем отметить, что финансирование программы с учетом новых задач, которые в ней поставлены, увеличивается. И еще в качестве…

Игорь Абакумов: Увеличивается в сравнении с какими годами?

Вячеслав Чекалин: В сравнении с последними годами. Конечно…

Игорь Абакумов: То есть 2016–2018-е гг.?

Вячеслав Чекалин: Да. Если сейчас у нас государственная поддержка, в целом на программу выделялось из государственного бюджета порядка 240–250 миллиардов рублей, то новая программа стартует с 300. В дальнейшем там будет определенное наращивание этих объемов, и это заметно.

Игорь Абакумов: Ну это хорошо, что сельское хозяйство финансируется в 10 раз больше, чем было изъято у полковника ФСБ, это приятно.

Вячеслав Чекалин: Ну, конечно, бывают экстраординарные случаи у нас. Я думаю, что названная вами сумма больше очень многих величин.

Игорь Абакумов: Да.

Скажите, пожалуйста, это сильный шаг вперед, или это ничего не изменит, вот это вот изменение сроков госпрограммы?

Вячеслав Чекалин: Ну как, с чего мы начали: поддержка сельского хозяйства просто в силу специфики отрасли необходима постоянно. Без государственного вмешательства, государственного регулирования у нас пострадают…

Игорь Абакумов: Это понятно. Но у нас сейчас ставится задача нарастить экспорт.

Вячеслав Чекалин: Вот вы здесь переходите уже к новым целям, которые появились в этой программе…

Игорь Абакумов: Хватит ли этих денег, чтобы нарастить экспорт?

Вячеслав Чекалин: Сложный вопрос. Я бы скорее…

Игорь Абакумов: Мы, я так понимаю, переходим к сложным вопросам.

Вячеслав Чекалин: Я бы скорее его интерпретировал, повернул бы так, что хватит ли нам темпов развития производства, чтобы выполнить те сверхамбициозные задачи, которые поставлены по экспорту. А следует напомнить, что ни много ни мало у нас стоит задача по удвоению экспорта всего-навсего через уже почти что 5 лет. И амбициозные задачи в стране у нас ставились и ранее: мы, помнится, удваивали ВВП и были крайне близки к этой цели.

Но что касается аграрного производства, мы должны посмотреть, из чего этот экспорт может получиться, какие темпы развития отрасли заложены в новый документ, какие ресурсы предусмотрены. Ведь государственная поддержка – это скорее дополнительный помогающий инструмент к развитию, а не основной источник развития.

И что касается темпов развития, то, к сожалению, они достаточно медленные. Если переводить в среднегодовое выражение, это порядка 2% в год. К сожалению, это ниже того, что мы видим в развитии мирового сельского хозяйства: если в мире в целом мировое сельское хозяйство развивается темпами около 3% в год, то наши планы, скажем так, скромнее. Это, кстати, пересекается с другой целью известного указа о национальных целях и стратегических задачах развития страны, с выходом России в мировую пятерку экономик.

Игорь Абакумов: Ну это, по-моему, суперамбициозная задача.

Вячеслав Чекалин: Это тоже крайне амбициозная задача, и мы считаем, что аграрный сектор здесь тоже должен вносить свою весомую лепту и не отставать от мировых темпов. Это бы в свою очередь способствовало и решению второй задачи по удвоению экспорта. Но это требует ресурсов, ресурсов в первую очередь инвестиционных. Инвестиции в сельское хозяйство не носят однозначной динамики, динамика очень нестабильная, они то падают, то растут. Кстати, если посмотреть со старта первой государственной программы, которая началась еще в 2008 году, то инвестиции в отрасль у нас 6 лет росли, 5 лет падали, поэтому динамика неустойчивая.

Игорь Абакумов: Очень было бы хорошо понять, насколько соответствуют наши амбиции соотношению производительных сил и производственных отношений.

Вячеслав Чекалин: Эх…

Игорь Абакумов: Насколько у нас сельское население благоустроено, для того чтобы рвануть вот так вот, что называется, со старта? Насколько оно себя хорошо чувствует? Хотелось бы понимать, как оно должно быть на самом деле. Давайте посмотрим материал, который наши корреспонденты сняли в Краснодарском крае у фермера Шипулина. В общем, это не про фермера Шипулина, скорее про хутор Восточный, где живет такой фермер. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Игорь Абакумов: Мы специально не брали крупные хозяйства, мы специально не брали крупный населенный пункт, мы взяли очень маленький хутор, всего-навсего 300 проживающих. Но люди когда берутся за свое дело, когда там есть социально ответственный бизнес, – а этот фермер есть социально ответственный бизнес, потому что он там живет, он там прописан, там дети его живут многочисленные, – вот такие вот чудеса происходят. Вы, конечно, наши дорогие зрители, прекрасно понимаете, что таких хуторов 1–2, 3–5, может быть, 100 на всю страну, а нам нужны тысячи.

Вот мы говорили об амбициях правительства, об амбициях Министерства сельского хозяйства. Мы прекрасно понимаем, что под этими амбициями очень мало людских ресурсов.

Вячеслав Чекалин: Ну вот, на мой взгляд, этот сюжет является прекрасным примером того, что главное – возможности. Возможности у нашего государства реализовать амбиции есть. Другое дело, что этими возможностями нужно воспользоваться. Пример чудесный, но, наверное, у нас не каждый фермер может взять под свое крыло целый населенный пункт и содействовать его социальному развитию, ведь…

Игорь Абакумов: Каждый фермер старается, если у него есть такие возможности.

У нас Дмитрий из Кировской области, телефонный звонок, давайте выслушаем. Дмитрий, здравствуйте, вы в прямом эфире «Аграрной политики».

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос. Моя мама всю жизнь отработала бухгалтером, была у нее надбавка 1 300 к пенсии.

Игорь Абакумов: Ага.

Зритель: Нынче ее убрали, сказали, что бухгалтеры уже не работники колхоза, не живут в селе. Как такое получается?

Игорь Абакумов: То есть лишили надбавки?

Зритель: Да, как бы она не подходит к категории сельского жителя. Она там живет всю жизнь, работала в колхозе, всю жизнь все делала, на сенокосы…

Игорь Абакумов: Все понятно, она переехала и ее лишили надбавки, правильно?

Зритель: Никуда не переехала, как жила, так и живет в деревне.

Игорь Абакумов: Ага. То есть она просто сейчас не работает?

Зритель: Она уже на пенсии давно.

Игорь Абакумов: Понятно, хорошо. У вас есть какой-то ответ?

Вячеслав Чекалин: Конечно, ситуация странная, нужно выяснять, обращаться, наверное, с соответствующими жалобами в пенсионные органы. Если человек всю жизнь посвятил тяжелому труду в сельском хозяйстве…

Игорь Абакумов: Это не первый такой звонок уже, это не первый, когда надбавок лишают сельских жителей. Мне это знаете что напоминает? Мне это напоминает, что в свое время у колхозников, именно у колхозников как у наиболее отсталой формы ведения сельского хозяйства не было паспортов, помните, да? И вот сейчас работников сельского хозяйства потихоньку начинают каким-то образом зажимать. Сейчас идут разговоры, например, о том, что нужно уравнять тарифы за электричество и за газ в сельской местности и в городе. Как вы относитесь как руководитель отдела аграрной политики к таким разговорам?

Вячеслав Чекалин: На наш взгляд, уравнивать жителей города и села нужно в первую очередь не в части их расходов и тарифов, потому что жизнь на селе априори более тяжелая, сопряжена с такой спецификой, с которой горожанин не сталкивается. А в части доходов, обеспечения базовой инфраструктурой… Вот поселок из сюжета – это пример того, как это следует делать. Но к сожалению, мы видим, что программами развития, ведь государство реализует и меры в части развития сельских территорий, охвачена лишь крайне незначительная доля сельских населенных пунктов. Остается рассчитывать, что та новая программа комплексного развития сельских территорий, которая должна стартовать в следующем году, несколько ускорит темпы позитивных перемен на селе по сравнению с тем, что мы видели в предыдущие годы.

Игорь Абакумов: А скажите, пожалуйста, почему от момента поручения президента разработать такую программу, у этой программы изменилось название: сначала это было «устойчивое развитие сельских территорий», то есть ванька-встанька, а сейчас «комплексное развитие». У людей это ассоциируется с каким-то комплексом.

Вячеслав Чекалин: На самом деле…

Игорь Абакумов: Комплекс животноводческий, комплекс птицеводческий. То есть не пойдут ли эти деньги на развитие агрохолдингов?

Вячеслав Чекалин: На самом деле в словах здесь какого-то злого умысла искать не стоит в плане названия этой программы. Конечно, на наш взгляд, название «устойчивое» более всеобъемлющее по сравнению с «комплексным» развитием…

Игорь Абакумов: То есть более удачное было, да?

Вячеслав Чекалин: Ну это общепринятое понятие устойчивого развития, устойчивого развития сельских территорий…

Игорь Абакумов: Честно говоря, вот у меня какой-то подвох в этой замене, причем замена так по ходу пьесы произошла, без особых объяснений.

У нас на телефонном проводе Степан из Челябинской области. Здравствуйте, Степан, вы в прямом эфире «Аграрной политики».

Зритель: Да, здравствуйте. Я живу в Челябинской области в поселке Солнечном. У меня свое личное подсобное хозяйство, я выращиваю крупный рогатый скот. Единственная проблема, которая на сегодняшний день у меня стоит, – это реализация мяса. Очень большое количество перекупов, которые реально ездят и сбивают цену. То есть вопрос стоит так, куда деть это мясо. Вырастить не проблема, не проблема купить телят, проблема, куда потом деть готовый товар.

Игорь Абакумов: Спасибо.

Зритель: Очень большая проблема.

Игорь Абакумов: Спасибо. Вы не одиноки в своих бедах.

Вячеслав Чекалин: Да, как раз вот хотел сказать, что доступ сельхозпроизводителей, особенно малых сельхозпроизводителей, к рынкам сбыта – это одна из ключевых проблем нашей отрасли. И эту проблему на самом деле государство создавало. Если посмотреть такой документ, наверное, многими забытый, в 2000 году были принятые основные направления аграрной политики до 2010 года.

Игорь Абакумов: Было такое, да.

Вячеслав Чекалин: Так вот в преамбуле к этому документу отмечались позитивные итоги прошедших 1990-х гг., и в качестве одного из главных достижений было названо создание большого числа посредников на рынке сельхозпродукции.

Игорь Абакумов: Да, это же рынок был, да.

Вячеслав Чекалин: Да-да, мы создавали рыночную экономику. Но вот теперь мы разгребаем то, что создали в рыночной экономике, всех этих посредников, пытаемся создать кооперацию, потому что, на наш взгляд, это успешный мировой опыт, да и, кстати, бывший российский опыт.

Игорь Абакумов: Да, бывший, да, забытый.

Вячеслав Чекалин: Но к сожалению, пока что темпы развития сельскохозяйственной кооперации находятся не на том уровне, который необходим нашей отрасли.

Игорь Абакумов: У вас нет ощущения, что о кооперации преимущественно наверху говорят люди, которые очень смутно себе представляют, что это такое?

Вячеслав Чекалин: О кооперации говорят у нас управленцы всех уровней, это, видимо, правильно: если бы они об этом не говорили, то было бы совсем печально.

Игорь Абакумов: Да.

Вячеслав Чекалин: Другое дело, что встречи этих управленцев с крестьянами, с фермерами, а такие встречи проходят так же на достаточно высоком уровне, пока что помимо хороших и добрых положений не выливаются в крупномасштабные соответствующие меры поддержки, потому что…

Игорь Абакумов: Нет, вы понимаете, у нас есть оболочка, у нас есть некая оболочка, на которой написано «кооперация», «кооперация», «кооперация», а внутри нет ничего, механизм не работает. Это как самолет из дерева сделали, из досок склеили, а у него нет руля управления, у него нет двигателя, у него пилота даже нет, понимаете?

У нас Игорь из Перми, кажется, звонит. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у вас, получается, сельская местность, фермеры находятся в сельской местности, а дорога находится между городской и сельской. Через эту дорогу водопровод невозможно провести, так как чиновники это не дают, потому что что-то у них там воды не хватает в артезианской башне, она уже 120 метров высотой, как там не хватает, нигде… Или просто не желают, видимо, нам помогать.

Игорь Абакумов: Так что, у вас воды нет?

Зритель: Воды нет, просто где-то 60 лет… Дорога 30 метров шириной, через эту дорогу провести водопровод нам…

Игорь Абакумов: То есть проблема межведомственная такая, да? Не знаете, куда обращаться? Ну вообще-то это ведь вопрос местного самоуправления, я так понимаю, да?

Вячеслав Чекалин: Различного рода такие организационные сложности действительно бывают, ведь сельхозпроизводители сталкивались с проблемами перевезти сельскохозяйственную технику через дороги общего пользования, тоже такие проблемы были. Ну вот это, наверное, относится к сфере вообще регулирования экономики, когда избыточные правила, требования, чересчур порой замысловатые, и когда их создают…

Игорь Абакумов: Вячеслав Сергеевич, простите, что прерываю, но из-за этих избыточных, чрезмерных требований, как вы говорите, у нас сокращается сельское население. Люди в конце концов машут рукой, говорят: «Да пропади она пропадом, эта деревня!» Насколько у нас за последнее обозримое время сократилось сельское население?

Вячеслав Чекалин: На наш взгляд, важно то, что на селе по-прежнему проживает практически четверть населения страны, и важно…

Игорь Абакумов: Когда-то была треть, недавно совсем.

Вячеслав Чекалин: Ну вот важно, чтобы эти люди не покидали свой дом, не покидали сельскую местность, потому что сельская местность составляет основную площадь… Не города составляют основную площадь нашей территории. Эта проблема не только социально-экономическая, она и политическая, потому что Россия с ее пространствами требует и заселенности этих пространств.

Игорь Абакумов: Конечно! Но по прогнозам того же федерального центра, который вы представляете, у нас до 2030 года сельское население сократится еще на 5 миллионов человек, к тому, что мы уже имеем. Поэтому я и говорю, что амбиции правительства, амбиции Министерства сельского хозяйства хорошие, мы тоже за то, чтобы российским продовольствием был завален весь мир, мы тоже «за», я искренне за это. Я хочу повторить подвиг 1913–1914-х гг., когда мы были основным производителем продовольствия в Европе, но у нас просто нет такого сельского населения. А кем работать? Кем работать? Тракторами? – за ними люди сидят, трактористам надо где-то жить, так ведь, да?

Вячеслав Чекалин: Ну если мы будем говорить…

Игорь Абакумов: Если можно, коротко, у нас 30 секунд.

Вячеслав Чекалин: …о взаимосвязи развития производства и сельского населения, то число занятых в сельском хозяйстве даже сокращается. Поэтому мы должны искать, наоборот, новые места приложения труда сельских жителей, и диверсификацию сельской экономики должны планировать, чтобы… Понятно, сельское хозяйство останется базовой отраслью сельских территорий, но для обеспечения достойной жизни на селе необходима более диверсифицированная экономика. Мы, кстати, должны подумать и о стимулировании городских компаний для переезда на село.

Игорь Абакумов: Я за, но к сожалению, даже трактор без водителя, есть такие трактора, которые без водителя, они все равно не могут работать без широкополосного Интернета, которого в деревне не было, нет и вряд ли в ближайшее время будет.

Это была «Аграрная политика», с вами был Игорь Абакумов, а говорили мы с Вячеславом Сергеевичем Чекалиным, руководителем отдела аграрной политики Федерального научного центра аграрной экономики и развития сельских территорий. Увидимся с вами в следующий понедельник в любую погоду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски