Благое уголовное дело. Священника из села Быньги хотят судить за то, что он реставрировал полуразрушенный храм

"Крыша протекала, и нам приходилось ставить вёдра и тазы. Краска лохмотьями висела, на потолке во многих местах не было штукатурки, виднелись кирпичи… Зимой в храме температура опускалась до минус 10 градусов. Служить приходилось в шубе и в валенках, и так 20 лет" – это цитата из открытого письма отца Виктора Зырянова, настоятеля Свято-Никольского храма в селе Быньги Свердловской области.

Эта церковь – памятник архитектуры федерального значения, но деньги на ее реставрацию или хотя бы поддержание государство не выделяло ни разу.

Храм быстро разрушался. И только в 2004 году, когда местная епархия обратилась за помощью к Евгению Ройзману – в то время депутату Госдумы, -  дело сдвинулось с мертвой точки. С тех пор, все эти годы он помогал в ремонте храма, приводил других благотворителей, а последнее время на куполе и внутри церкви работали бывшие наркоманы – парни из реабилитационного центра Ройзмана.

Но все закончилось в одночасье, когда Евгений Ройзман начал свою предвыборную кампанию в мэры Екатеринбурга. Иконы из Никольского храма, которые находились на реставрации, были арестованы, в Быньги нагрянули следователи с ежедневными допросами, и вот, теперь настоятелю церкви, отцу Виктору собираются предъявить обвинение в нанесении ущерба храму в 31 миллион рублей! И это притом, что ни одна деталь в архитектуре и убранстве памятника не была утрачена. 

Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Почему отца Виктора обвиняют в нанесении ущерба храму, хотя ни одна деталь в архитектуре и убранстве памятника не была утрачена? И зачем арестовали все иконы Свято-Никольского храма?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Яркие фрагменты