Филипп II

Голос за кадром: Европа, XVI столетие, реформация, религиозные войны, костры инквизиции, первое кругосветное путешествие и открытия Коперника, творения Микеланджело, Брейгеля-старшего, пьесы Шекспира. Испания достигла колоссального могущества, подчинив себе Португалию, Нидерланды и большую часть недавно открытого Нового Света. На её престоле более 40 лет находился Филипп II. «Король-паук» – так называли его современники, считая, что Филипп вьёт паутину заговоров и интриг. Своей жестокостью он наводил на современников ужас, но спустя годы его стали называть «мудрым королём».

Николай Полонский, историк, журналист: Филипп II – это большой реформатор и человек, безусловно, очень умный, умеющий смотреть в будущее и, главное, хорошо чувствовать тех людей, с кем он общается.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Человек необыкновенного совершенного образования, государственной дальновидности, очень системного ума.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: Для меня Филипп II – это один из величайших правителей XVI века, который замечателен не только как политик и государственный деятель, но и как блестящий меценат, создатель Эскориала, покровитель учёных и художников.

СВЕТ И ТЕНИ. ФИЛИПП II

Леонид Млечин: Над империей Филиппа II никогда не заходило солнце, настолько велика она была. Самый могущественный флот в мире. Пара римский не смел ему перечить, все искали союза с ним. Самый могущественный монарх XVI века, никто не смел оспаривать этот титул. Но прошли столетия и Филипп II уже не кажется таким однозначном.

Голос за кадром: Отец Филиппа II испанский король Карлос I и император священной Римской Империи Карл V много путешествовал, но не всем в Испании нравилось, что их монарх большую часть времени проводит за границей и что большинство его советников не испанцы. Незадолго до рождения Филиппа несколько кастильских городов во главе с Толедо даже восстали, требуя от Карла более национально ориентированной политики, поэтому своего первенца и наследника король решил воспитывать в Испании в угоду общественному мнению.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Филипп II родился 21 мая 1527 года. Он родился в присутствии отца. Мать трудилась 13 часов. Это были трудные роды. Мальчик родился здоровым. Отец был невероятно счастлив, 2 месяца занимался только планированием празднеств в честь рождения ребенка.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: Его, безусловно, очень любили. Хотя брак между его родителями был, конечно же, политическим, но отец и мать Филиппа искренне и сильно любили друг друга. В этом нет никаких сомнений. У Карла были внебрачные дети до брака и после смерти жены. Нам ничего не известно о каких-то его изменах и побочных детях во время пока была жива его жена.

Голос за кадром: Юный Филипп требовал внимания, словно несколько детей сразу, унять его было невозможно. Он много бегал, кричал и совсем не слушался, зато был умён и очень талантлив. В 13 лет свободно говорил на латыни, владел французским и португальским языками, играл на гитаре, но больше всего мальчик любил танцевать.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова Мальчиком устраивал детские балы, танцевал с сёстрами. С 14 лет – охотник. Обожал охотиться на зайцев и оленей. В 16 лет была охота специально для него устроена. Он убил оленя и торжественно отправил этого оленя, свою добычу в подарок сёстрам, очень привязанного к сёстрам. Что касается морально-нравственных основ, которым его учили, ему прививали прежде всего чувство долга.

Николай Полонский, историк, журналист: Его ближайшими друзьями были те 50 представителей испанской знати, кто был специально отобран его отцом для того, чтобы составлять его ближний круг. Связь именно с народом у него была очень опосредована.

Голос за кадром: Но юный принц любил Испанию, её города, природу, язык и традиции. Его воображение пока не беспокоили владения за Пиренеями: Нидерланды, Неаполь и Сицилия, многочисленные колонии Нового Света. Да и учителя и приятели принца были испанцами, но его отец Карл V всё время помнил, что сыну предстоит управлять половиной христианского мира.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: По линии матери Карл унаследовал испанские королевства, то есть две короны – Кастильскую и Арагонскую. Каждая из них была очень сложно составной, поскольку формировалась в эпоху Реконкиста на протяжении многих столетий средневековья. Одно дело, скажем, Англия или Швеция, другое дело – Испания, где на протяжении многих столетий эти территории были разными государствами. Филипп II в результате унаследовал державу, которая на тот момент была самой большой из всех, которые к тому времени знала история. Ни Римская империя, ни Арабский халифат с ней тогдашние не сравнятся.

Голос за кадром: Филиппу было 11, когда умерла его мать Изабелла Португальская, приходившаяся мужу двоюродной сестрой. «Ты должен держаться и помогать сестрам», – учили все вокруг, а ребёнок от горя с ног валился.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова Он должен был сопровождать гроб матери. Ему стало дурно, он прошёл определённый путь за кортежем. Потом у него случился, скажем так, желудочный приступ на нервной почве. У него были желудочные спазмы, и он не смог идти, и его пришлось отправить, что называется, в постель, соблюдать режим, потому что он переживал.

Голос за кадром: А отец не очень вдавался в подробности его переживаний. Он воспитывался на лишь на расстоянии, правда, делал это очень усердно: писал длинные письма наследнику и его воспитателям, призывал к умеренности, осторожности в решениях и поступках, постоянно напоминал о Боге. И сын оказался послушным учеником.

Леонид Млечин: Глубокая религиозность сочеталась в нём с прагматизмом, который в юноше воспитывали наставники. Любовь к отцу сочеталась со страхом перед ним, потому что с таким почтением говорили об императоре. Противоречивые чувства формируют противоречивую натуру. Таким и оказался Филипп II.

Голос за кадром: Когда Филиппу было 16, он стал регентом Испании и от имени отца начал управлять частью его владений. Одна из его задач состояла в том, чтобы обеспечивать императору священной Римской империи постоянный приток средств, необходимых для борьбы с протестантами Центральной и Северной Европы. Поток золота и серебра, какао, пряностей и других ценных товаров из колоний, казалось, сделал эту задачу несложной, но избыточные деньги стали причиной начала революции цен.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Революция цен – это гиперинфляция, потому что деньги обесцениваются, цены растут, соответственно, открывается простор для спекуляций. Торговцы, банкиры, особенно те, которые были кредиторами королей, не только Филиппа II, очень быстро почувствовали, что если рынок так развивается, на этом можно заработать условно какие-то большие деньги. Поэтому революция цен именно поэтому очень неоднозначное явление. И сказать, что революция цен разорила Испанию, неправда.

Голос за кадром: Новоиспеченный регент не забывал о личной жизни. В 16 лет он женился. Это был первый из четырёх его браков. Португальская принцесса Мария приходилась ему дважды кузиной – и по матери, и по отцу. Молодожёны спали в разных комнатах и откровенно избегали общения друг с другом.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Любви там не было, это был политический брак, это традиционная связь между Домами Кастилии и Португалии. В 18 лет Филипп был уже вдовцом и отцом ребёнка, который родился. У него первая жена умерла через две недели после родов.

Голос за кадром: Горевать было некогда. Отец Филиппа II Карл V требовал, чтобы его наследник поближе познакомился со своими будущими владениями. Сначала Филипп отправился в Италию, затем – на запад Германии, а оттуда – в Нидерланды. Для его отца Нидерланды были как родные, он прожил там почти всю свою жизнь и прекрасно владел языком. Но для Филиппа II управление Нидерландами оказалось сложной задачей.

Николай Полонский, историк, журналист: Представьте себе, как управлялись эти большие земли. Для того, чтобы какой-то решить вопрос, связанный с Нидерландами, необходимо нужна было фактически неделя, а иногда полторы недели, чтобы получить элементарную информацию о том, что там происходит.

Голос за кадром: К тому же, в отличие от Испании, пополнявший свой бюджет за счёт колоний Нидерланды, деньги зарабатывали: ткачи, производили качественную ткань, кружевницы плели знаменитые брабантские кружева, ювелиры создавали шедевры из золота и драгоценных камней, корабельные мастера строили надёжные суда, а торговцы их снаряжали добротным товаром. В октябре 1555 года Карл передал эти земли Филиппу. Тот, воспитанный в католической традиции, сразу начал борьбу с местными протестантами, придерживавшимися радикального течения своей веры – кальвинизма. Постепенно между королём и его подданными в этой стране возникли непримиримые противоречия.

Николай Полонский, историк, журналист: Собственно, Нидерланды быстрее развивались, чем сама Испания, и им, конечно же, хотелось чувствовать себя свободно. Зачем им нужна эта инквизиция, зачем им нужны эти католические порядки. Вот тут есть уже пример у нас рядышком, под боком, Германия, которая освободилась от всех этих католических норм: «Мы тоже хотим так жить, да ещё и к тому же говорить на своём языке, иметь возможность вообще полностью своё самоуправление обустроить».

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Было восстание в Нидерландах. Вот произошло в Иконоборческое восстание, с чего, собственно, начались все события, и стало понятно, что движение нарастает. Филипп схватил канделябр, швырнул его об пол и сказал, что «я уже не знаю, откуда мне брать деньги для того, чтобы ещё и там восстание – это подавлять, денег нет, я готов вот последний канделябр здесь расплавить, только если это поможет быстро завершить этот конфликт».

Голос за кадром: Летом 1567 года в Нидерланды был отправлен контингент испанских войск – карательная армия герцога Альбы. Южные Нидерланды постепенно смирились, но Северные наращивали борьбу. Вождь протестантов Вильгельм Оранский по прозвищу Молчаливый проигрывал сражение, а жители голландских городов упорно выдерживали осаду или уходили в отряды гёзов-партизан, боровшихся против испанского владычества. При этом Нидерланды были в хороших отношениях с Англией. Одним из способов решить нидерландскую проблему мог стать брак Филиппа II с английской королевой Марией I Тюдор, Кровавой Мэри. Так её прозвали за расправы с противниками католицизма.

Леонид Млечин: Когда Мария Тюдор увидела впервые портрет Филиппа II, она влюбилась в него с первого взгляда, ради брака с ним бросила своего жениха, вышла за Филиппа II замуж. Он был очень красив, она – менее красива и значительно старше. Она любила его, а он ждал от неё британской короны и не дождался.

Голос за кадром: Англичанам Филипп сразу не понравился, он был высокомерен и откровенно презирал всё английское. В результате английский Парламент отказался признать его монархом. Именно так в Англии появился действующий и поныне принцип: «Супруг королевы – не король». Мария умерла от вирусной лихорадки на пятом году замужества, не подарив мужу ни детей, ни нового титула.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: Утрата Англии действительно была достаточно тяжёлым ударом для Габсбургов. Они очень рассчитывали на этого союзника, настолько что после смерти Марии, третьей жены Филиппа II, Филипп какое-то время сватался к её единокровной сестре Елизавете, которая стала королевой Елизаветы I Тюдор – знаменитой противницей Филиппа II оставшуюся жизнь. Довольно скоро стало понятно, что королева не отвечает на его предложение.

Голос за кадром: Не лучше обстояли дела и с наследником – доном Карлосом, принцем Астурийским. Мальчик был рождён от близкородственного брака Филиппа и его первой жены Марии Португальской. Они приходились друг другу кузенами. Мальчик вырос своевольным и обладал жестоким нравом, а в 17 лет Карлос упал с лестницы, сильно ударился головой и с тех пор перестал себя контролировать. Его духовник докладывал, что юноша замышляет убийство отца. Агентура в мятежных Нидерландах сообщала, что он ищет связи с лидерами восстания. Карлос был арестован и после полугода одиночного заключения скончался. В смерти сына обвиняют Филиппа.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: К этому ещё добавляется то, что почти одновременно умирает Изабелла, третья жена Филиппа, а изначально Изабелла предназначалась в жёны как раз Дону Карлосу. Естественно, возникает представление о том, что вот это решение Филиппа разучила двух якобы влюбленных, которые были предназначены друг для друга.

Голос за кадром: Ещё одним неудачным действием в правление Филиппа стала борьба за истинную веру на родине. Испанские евреи уже были изгнаны из страны. Те же, кто принял крещение – мораны – находились под постоянным подозрением, вливавшимся в арест и пытки и казни. Аналогичная судьба постигла и крещеных потомков мавров-мусульман – морисков. При Филиппе их преследование достигло апогея, мориски восстали. Восстание было потоплено в крови. Затем около 80 тысяч испанских мавров выслали из страны, многие из них погибли по дороге. Испанской экономике был нанесён немалый урон, ведь среди этих жертв было много земледельцев и ремесленников. Власти попытались заселить опустевшие земли переселенцами из других районов, но получилось плохо.

Леонид Млечин: Воспитанный прагматиком, наученные всё взвешивать, притянуть возможные последствия, король с годами всё больше отдалялся от реальности. Про ответственность перед Всевышним он ещё помнил и всего благополучия, похоже, забыл.

Голос за кадром: Обстоятельства ареста и смерти сына, зверства испанских войск в Нидерландах, ужасы инквизиции – всё это не могло не породить у европейцев стойкого убеждения в личной жестокости испанского короля. На первый взгляд, манера правления Филиппа II не вязалась с покровительством архитектуре и искусству, шахматам и любви к музыке. Разве может тиран быть столь утончённым?

Николай Полонский, историк, журналист: Мы-то знаем такого достаточно кровожадного и тёмного человека, исходя из произведений Шиллера, исходя из «Дона Карлоса» – оперы Джузеппе Верди. Но это больше такой, понимаете, романтизированный, драматургический такой образ, но он связан с таким понятием, как «чёрная ложь». Это было в XVII веке изобретено в Нидерландах. Вот именно это желание обличить Филиппа II, и это всё делали неслучайно голландцы, потому что они то пострадали очень от него, от его власти. И они хотели, вообще-то, так вот подгадить.

Голос за кадром: Короля всё чаще преследовали неудачи. В Нидерландах дела обстояли все хуже, не выплата жалованья итальянским солдатам из-за нехватки денег окончательно превратила их отряды в банды грабителей и насильников. В 1581 году представители восьми северных провинций при поддержке англичан и ряда германских государств провозгласили власть короля низложенной. На море Испания терпела колоссальные убытки от действия английских пиратов, иногда тайно, а порой и открыто поддерживаемых официальным Лондоном. Раздавить Англию, поставить на колени непокорный остров. Такую задачу Филипп несомненно, считал своей обязанностью перед Всевышним.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: В конце концов, после того, как по приказу Елизаветы Английской была казнена королева Мария Стюарт, королева Шотландии, и одна из потенциальных наследниц английской короны. Вот после этого Филипп принимает решение и готовит Великую армаду, огромный флот, который должен был перевести для завоевания Англии и лучшую в Европе того времени армию из Нидерландов.

Голос за кадром: Непобедимая армада вышла из лиссабонской гавани в мае 1588 года, и для англичан это не было тайной. Секретная служба королевы Елизаветы была в это время лучшей разведкой. К тому же армада уступала противнику не только в маневренности, но и в огневой мощи. Англичане не лезли на рожон и дожидались удачного момента, когда он настал, они своего не упустили. Даже ветер был неблагоприятным для испанцев, а поднявшийся шторм и вовсе поставил крест на их планах. Поражение было тяжёлым.

Леонид Млечин: Утрата северных Нидерландов, разгром флота – всё это были лишь первые ласточки. Отдать должное королю, он это всё чувствовал и понимал. Фортуна отворачивается от него. Чем дальше, тем больше он замыкался в себе и всё реже покидал свою главную резиденцию – величественно Эскориал.

Голос за кадром: В ходе боёв во Фландрии в 1557 году испанцы победили французов и разрушили монастырь Святого Лаврентия, испанца по происхождению. Чтобы компенсировать свою вину перед святым, Филипп II решил возвести в его честь другой монастырь на родине. Он строился 21 год. Филипп лично следил за возведением комплекса, и по мере того, как шли работы, планы становились всё более грандиозными. Предполагалось, что обитель станет символом величия и могущества испанского короля и его военной победы.

Николай Полонский, историк, журналист: Огромная абсолютная библиотека с высоченными потолками, росписи выдающихся живописцев на этих потолках мы можем наблюдать. И, конечно, это многотысячная библиотека, 14000 книг. Ведь в его библиотеке были труды Николая Коперника, даже Коран.

Голос за кадром: В этом удивительном хранилище книги ставились корешками внутрь, чтобы сохранить украшение переплётов, а роспись потолка примечательна тем, что её создавала вместе с отцом дочь живописца Тибальди.

Николай Полонский, историк, журналист: И глобус тогда же был один из самых первых. Вот там, в этом Эскориале, и он изучал всю свою империю, потому что для него это было практически важно, чтобы понять вообще, какая земля, где ему принадлежит, в какой части мира она находится. Глобус сделали, конечно, благодаря мореплавателям, благодаря приборам. Это же была абсолютная инновация при нём, при Филиппе II.

Екатерина Юрчик, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник МГУ им. М. В. Ломоносова: Там огромное количество статуй, которые отсылают именно к мудрости государственной с изображением библейских государей Соломона и Давида. Вот всегда для него это было важно. Одновременно закрытость пространства – это отстранение власти от мирской суеты. Это монастырь – это пространство священное. Власть священная, ибо нет власти не от Бога. Это усыпальница. Всё, что есть сокровенного, Филипп туда поместил.

Голос за кадром: Эскориал – это вовсе не склеп, а светлый ренессансный дворец со сложнейшей системой внутренних дворов. Филипп II назвал его «Дворцом для Бога» и «Лачугой для короля». Последние годы он окончательно поселился в Эскориале, общаясь с миром через придворную канцелярию.

Владимир Ведюшкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: Это был человек чрезвычайно ответственный человек, который до тех пор, пока здоровье мало-мальски ему позволяла, работал по 14 часов в день, не имея возможности лично посещать вот эти многочисленные советы. Это просто слишком много времени бы отнимало. Он так поставил вопрос, что секретари готовили ему бумаги о ходе заседаний каждого совета. Он просматривал эти бумаги и тем самым был в курсе всего.

Голос за кадром: Последние годы, помимо военных и политических неудач, короля мучила подагра – болезнь, вызываемая нарушением обмена веществ и сопровождаемая сильными болями в ногах. Воспринимающий страдания как наказание Божие, он мучился вдвойне от физической боли и от сознания того, что Всевышний от него отвернулся. Филипп II умер в своём Эскориале в 1598 году.

Леонид Млечин: Наследнику Филиппа Филиппу II по досталась страна, обескровленная воинами и задавленная непосильными налогами. И половина Европы ненавидела Испанию, но она была сильна, ещё очень сильна, и понадобится целое столетие, весь XVII век, чтобы лишить её этого могущества.

Голос за кадром: Путь, которым вёл Испанию, едва ли не самый известный из ее королей, оказался тупиковым. Позже пример Британии показал: успешные войны, огромные территории – показатели силы, сама сила, которая, на самом деле, кроется в производственных возможностях, в развитии промышленности и торговли. Но это было позже. Тем не менее Филипп II оказался невероятно прогрессивным правителем для своего времени.

Николай Полонский, историк, журналист: Огромное количество инноваций было при нём изобретено в Испании. Это и навигация, это и десант военный, между прочим, при нём же появился. Представьте себе, Филипп II был тем человеком, который искусство фактически шпионажа, он его стал модератором, что ли, потому что тогда вот эти многочисленные шпионы испанские до такой степени дошли, что даже могли писать исчезающими чернилами.

Голос за кадром: В результате правления Филиппа сложилась крайне негативная репутация его страны. Сегодня ее называют «Чёрной легендой Испании». Разобраться в том, что в ней правда, что вымысел противников испанской короны – задача непростая. В любом случае легенды возникают не пустом месте. А печальная судьба страны в XIX и большей части XX века – бедность, завоевания, мятежи, гражданская война, диктатура – тому подтверждение.

Леонид Млечин: Филипп II коллекционировал картины Босха. У него в коллекции было больше 40 полотен, а «Семь смертных грехов» он распорядился повесить у себя в спальне. И вряд ли это всего лишь совпадение. Мир чудовищных уродов, которыми населены полотна великого голландца, очень соответствовал его внутреннему состоянию. За внешним показным спокойствием царили страх, ужас и ожидание расплаты.