«Наш принцип — оставаться рядом». Координатор телефона доверия о помощи жертвам домашнего насилия

DPA/TASS

По данным ВЦИОМ, каждая четвертая женщина в России сталкивалась с домашним насилием. Статистика Росстата говорит, что насилию в российских семьях в 2016 году подверглись 16 миллионов женщин, и этот показатель продолжает расти. Сайт ОТР поговорил с координатором Всероссийского телефона доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия центра «АННА» Ириной Матвиенко о том, как женщинам самим приходится выплачивать штрафы за нанесенные им побои и об острой необходимости принятия закона о профилактике домашнего насилия.

— Представляя себе звонок в службу поддержки, я слышу в трубке женский голос, который говорит: «Меня избивает муж, что мне делать?» Как вы отвечаете этот вопрос?

— Мы заявляем о себе как о телефоне доверия, поэтому главное для нас проинформировать и эмоционально поддержать позвонившую нам женщину. Когда звучит вопрос: «меня избил муж, что мне делать?», мы начинаем разговаривать с позвонившей, спрашивать, как давно это произошло, бывали ли такие случаи раньше, кто может ее поддержать? Через обсуждение этих вопросов мы выясняем, что она хотела получить, позвонив на наш номер.

Иногда женщина просто хочет выразить свои эмоции, она не собирается обращаться за помощью, и мы не имеем ни малейшего права настаивать на этом. Мы не возмущаемся, не посылаем ее в полицию. Наш принцип — оставаться с ней рядом.

Другое дело, если женщина говорит: «меня избил муж, я решила написать заявление в полицию». Тогда мы проговариваем с ней, как составить заявление, как его зарегистрировать, получить освидетельствование травм и чего ждать в дальнейшем.

Когда женщина говорит, что решилась втайне уйти от мужа, мы проговариваем с ней варианты побега. Мы не говорим ей: «конечно, убегай!», а спрашиваем, есть ли у нее родственники, готовые ее спрятать, рассказываем о различных убежищах для женщин, попавших в критическую ситуацию.

Никаких лишних советов. Только беседа по запросу женщины.

— Какую самую важную, первостепенную мысль консультант должен донести до позвонившего в службу?

— Такой мысли нет. У консультантов есть важнейшая позиция — терпеть насилие нельзя. Но навязывать ее, даже если нам очень хочется, мы не можем.

Ирина Матвиенко

— Ваши сотрудники ежедневно слышат истории женщин, которые жалуются на насилие со стороны своего партнера. По каким признакам можно распознать потенциального обидчика?

— На начальной стадии отношений распознать потенциального обидчика трудно. Но «букетно-конфетный» период проходит и тогда следует обратить внимание на следующие вещи.

Во-первых, ревность.

У нас любят говорить «ревнует — значит любит». Но надо понимать, что тут есть границы. Когда их переходят, это уже не про любовь. Особенно, если мужчина пытается изолировать женщину от всего мира — не дай бог на его собственность кто-то посмотрит!

Во-вторых, если мужчина в присутствии друзей или где-то в обществе нелицеприятно шутит про женщину, намеренно вызывая в ней чувство дискомфорта, оскорбляя ее. Это тоже звоночек, после которого стоит задуматься: а что же он может тогда сказать и сделать наедине?

Еще один момент — нарочитая демонстративность. Считается, что когда мужчина приезжает к возлюбленной на белом коне, бросает ей под ноги шубу и осыпает с ног до головы цветами, это красивое проявление романтической любви. Часто это действительно так! Но бывают и ситуации, когда нарочитое, демонстративное проявление чувств говорит, что мужчине нравится пускать пыль в глаза. И неплохо подумать, что за этим может стоять.

— Когда мы говорим «домашнее насилие», в первую очередь подразумеваем насилие физическое, но ведь сюда относится и психологическое давление. Могли бы вы назвать главный признак психологического насилия в семье?

— Первый признак психологического насилия — страх. Как только женщина начинает бояться того, что ей говорит мужчина, это признак явного неблагополучия в их семье. Когда в отношениях все в порядке, пара общается, чтобы услышать друг друга. Психологическое же насилие наступает, когда целью партнера становится подавить, притеснить, возвыситься за счет другого.

FA Bobo/PIXSELL/PA Images

— По данным опроса ВЦИОМ, 44% россиян считают, что жертвы насилия сами виноваты в происшедшем. Почему в обществе так силен стереотип «сама виновата»?

— Сначала об ответственности: она лежит на человеке, который совершает действие. И не важно, было ли у него тяжелое детство, потерял ли он работу или страдает по еще какой-либо причине. Его нельзя оправдать. Это взрослый человек, который отвечает за свои поступки. Если у тебя в жизни что-то не так, это не значит, что нужно бить жену и детей.

Но всегда легче обвинить других, чем себя. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что для общества, это, видимо, самый простой способ переложить ответственность. Назначить виновного, не желая разбираться в ситуации, оградиться от проблемы.

— В нашем законодательстве до сих пор нет понятия «семейного насилия» и закона о его профилактике, хотя документ вносился в Госдуму несколько раз. В чем, по-вашему, причина сложившейся ситуации и не результат ли это сопротивления общества принятию проблемы?

— Видимо, в обществе пока еще нет той критической массы, которая бы сдвинула положение с мертвой точки. Наш центр уже более 20 лет работает на то, чтобы изменить общественное мнение, показать, что принятие этого закона жизненно необходимо.

Люди должны начать осознавать, что это их дочери попадают в страшные ситуации, нередко заканчивающиеся убийствами.

Пока не будет закона о профилактике насилия в семье, защищающего жертву до нанесения ей травм, даже сами правоохранители не смогут помочь пострадавшим женщинам из-за отсутствия механизма реагирования на бытовое насилие.

Владимир Гердо/ТАСС

Была инициатива в рамках законодательства сделать хотя бы «охранные ордера» (решение суда, запрещающее обидчику приближаться к жертве — прим.ред). Я считаю, нужно начать хотя бы с этого шага.

Сейчас очень много пошло звонков, когда женщина убегает из дома, а мужчина подает заявление на розыск в полицию. И правоохранители начинают поиск женщины, причиной побега которой стала угроза ее жизни и здоровью.

Получается парадоксальная ситуация: женщина, которая хочет сбежать, сначала должна сообщить в полицию о своем побеге! Закон о профилактике насилия должен разрешить и эту коллизию. Важно понять — государство обязано защищать женщину от насилия.

— По вашим ощущениям, после принятия в 2017 году закона о декриминализации семейных побоев число обращений в вашу телефонную службу изменилось?

— У нас количество звонков осталось на прежнем уровне. Изменилось другое: женщины жалуются, что теперь не знают от кого ждать помощи. Бывают случаи, когда женщине приходится платить штраф за обидчика. Как это происходит? Муж говорит «у меня денег нет, делайте что хотите», а у семьи — один банковский счет. Тогда оплачивать штраф за побои приходится с общего банковского счета, то есть фактически это делает сама пострадавшая.

Изменилось и следующее: мужчины стали угрожать женщинам своей безнаказанностью. Недавно был звонок, где женщина передала свой разговор с мужем. «Я, — говорит он, — теперь с тобой что угодно могу сделать. Могу побить, потом год потерплю (согласно закону, уголовная ответственность грозит обидчику за повторное правонарушение в течение года — прим.ред.). А потом опять изобью».

Сергей Фадеичев/ТАСС

— Как вы относитесь к флешмобам в социальных сетях (например, #metoo), когда женщины рассказывают о том, как стали жертвами насилия, в том числе сексуального? Может ли это быть некой альтернативой телефону доверия?

— Все, что связано с насилием — это очень опасная тема. Я считаю, что ее нельзя пускать на самотек. Мы непременно должны рассказывать о проблеме, но в деталях разбирать страшные семейные истории... Я боюсь, что в результате может произойти обесценивание ситуации. Не говоря уже о том, что в комментариях люди часто глумятся над женщиной, решившей поделиться своей болью.

В случае домашнего и сексуального насилия я не думаю, что это достойная альтернатива. Пострадавшей женщине нужна помощь специалиста. Я не уверена, что она может получить ее в соцсетях. Обычно говорят: «расскажешь и тебе легче станет». Это верно, когда ты разговариваешь с профессионалом, который знает, чем помочь, когда перед ним раскрывают душу. Другой опыт может оказаться для женщины травматичным.

— Какие перемены должны произойти в обществе, чтобы стыдно было бы не жертве признаваться в домашнем насилии, а агрессору совершать свои действия?

— Мне кажется, должно исчезнуть чувство безнаказанности, а для этого нужен закон, о котором мы говорили.

Мы не можем ждать, пока общество целиком повернется к ценностям взаимного уважения, любви, доброты, милосердия и понимания. Бьют-то сейчас! Поэтому и действовать нужно сегодня.

Материал подготовил Алексей Сурин

Материал опубликовал: Алексей Сурин
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)