Случится ли катастрофа на топливном рынке России

В последний день октября правительство РФ сообщило о достигнутом соглашении между ним и крупнейшими нефтегазовыми компаниями страны о «заморозке» цен на топливо. Новые договоренности должны были прийти на смену тем, которые были достигнуты в конце мая 2018 года и на несколько месяцев остановили рост розничных цен на бензин и дизтопливо, вызывавший острую негативную реакцию в российском обществе. Но почти сразу в отрасли начались разговоры о том, что достигнутое соглашение может спровоцировать в перспективе настоящую катастрофу на топливном рынке страны.

Кто бьет тревогу

Тревогу забили средние и мелкие предприятия отрасли, чьим рупором стал Независимый топливный союз, объединяющий в основном владельцев небольших АЗС, на долю которых приходится около 60 % розничного рынка по количеству автозаправок. Руководитель союза Павел Баженов уже после обнародования параметров соглашения между государством и крупными вертикально-интегрированными нефтекомпаниями (ВИНК) утверждал, что ограничение маржи между оптовыми ценами на моторное топливо и розничными на уровне 4 % для мелких сетей смертельно, потому что не позволит их владельцам компенсировать собственные издержки. Тем более, что соглашение зафиксировало оптовые цены на уровне июня месяца этого года, когда они находились на пике.

В среду на пресс-конференции, организованной в Национальной службе новостей, точку зрения руководства НТС поддержали директор и совладелец сети АЗС «Олви» из Самарской области Олег Бузин и коммерческий директор архангельской сети АЗС «Северная империя» Игорь Ефремов. По их словам, для безубыточной работы средних и мелких игроков топливного рынка маржу необходимо увеличить вдвое. Они обратили внимание присутствовавших журналистов на то, что издержки заправочных сетей последние годы постоянно растут, и не по вине самих предпринимателей. Достаточно вспомнить, что все это время государство постоянно увеличивало акцизы и налоги, что автоматически приводило к росту расходов бизнеса. По мнению руководителей предприятий, если правительство не вмешается в ситуацию и не изменит параметры соглашения в отношении небольших АЗС, это приведет к их уходу с рынка. Учитывая то обстоятельство, что подобные предприятия работают в тех районах, куда ВИНКи не идут по причине незначительного трафика, такое развитие событий может привести к катастрофическим последствиям для всего топливного рынка России.

Демарш Сечина

На подобные заявления мелкие и средние сети спровоцировали события, случившиеся в начале ноября сразу после появления пресловутого соглашения. Сначала из разных регионов страны стала поступать информация о том, что крупные нефтепроизводители стали отказываться от практики предоставления оптовых скидок для розничных сетей, торгующих бензином и дизтопливом. Но самым мощным ударом стало решение «Роснефти» на несколько дней отказаться от продажи топлива на главной биржевой площадке страны – Санкт-Петербургской Международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ).

Глава «Роснефти» Игорь Сечин в интервью радиостанции «Коммерсант ФМ» обвинил небольшие сети в завышении розничных цен, утверждая, что этим самым они заставляют крупных игроков подстраиваться под них, чтобы избежать обвинений со стороны ФАС в демпинге.

В свою очередь, и руководство НТС и бизнесмены на своей пресс-конференции дружно указывали на то, что государство подыгрывает крупным нефтяным компаниям, которые хотят монополизировать топливную розницу в стране. И если бы не желание таких игроков, как «Лукойл», «Роснефть», "Газпром", "Газпром нефть", "Сургутнефтегаз" или "Татнефть" максимально зарабатывать на экспорте нефти и нефтепродуктов за рубеж, внутренний рынок можно было бы просто «залить» топливом, что неизбежно привело бы к снижению цен.

Русская цена бензина

Обычный российский автовладелец, конечно, внимательно следит за перепалкой участников рынка. Но его вообще-то волнует единственный вопрос – доколе? Доколе в одной из ведущих нефтедобывающих стран мира цены на бензин – продукт, имеющий социальное значение – будут постоянно расти? Почему в США средняя цена за литр топлива практически равна российской? При том, что уровень доходов населения за океаном на порядок выше отечественного. Естественно, что в других ведущих нефтедобывающих странах мира, за исключением Норвегии, топливо стоит гораздо дешевле, чем у нас.

Павел Баженов дает очень простой ответ на этот вопрос. Он напоминает, что в России 63% в цене бензина составляют акцизы и налоги. А после того, как 1 января 2019 года акциз на топливо снова вырастет, 63 % превратятся во все 70 %. Поэтому Союз предлагает в качестве первоочередной меры борьбы с ростом цен вообще отказаться от акциза на бензин. Более того, организация намерена развернуть масштабную компанию с целью убедить российских граждан в бессмысленности собирания с помощью этого платежа денег в федеральный бюджет, чтобы потом раздавать их тем же нефтяным компаниям, дотируя их расходы на нефтепереработку. А строительство новых дорог можно финансировать за счет тех доходов бюджета, которые появятся после оживления экономики, вызванной сокращением расходов на автомобильный транспорт.

А пока стороны упорно стоят на своем. «Роснефть» обещает разобраться с теми, кто, якобы, скупает на СПбМТСБ топливо по замороженным ценам, а затем перепродает его через мелкую розницу, наживаясь на рядовых автомобилистах. Независимый топливный союз предсказывает разорение большей части из 15 тысяч АЗС, не принадлежащих крупным компаниям, и спрашивает, кто тогда будет заправлять автопарк страны. Правительство угрожает в случае чего ввести заградительные экспортные пошлины на нефть. А российский автовладелец напряженно ждет, что будет с ценами на бензин после 31 марта 2019 года, когда закончится заключенное в конце октября соглашение.

Сергей Анисимов

Материал опубликовал: Сергей Анисимов
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)