Леонид Млечин: Нюрнбергский трибунал

Сразу после войны еще совсем мало было известно о созданной режимом империи террора. В Нюрнберге обвинители провели огромную работу, собирая доказательства вины подсудимых. Они представили трибуналу схемы организации партии и органов госбезопасности, доказывая, что они изначально были преступными.

На процессе выяснилось, что решающую роль в политике нацистской Германии играли не военно-экономические расчеты, а привитое немцам националистическое, расистское мировоззрение. Когда немцы сражались за фюрера и третий рейх, ими руководил не только голос желудка. Они были глубоко отравлены нацистской идеологией.

Нацисты уверяли, что враги по своему развитию намного ниже  немцев. Так была проведена черта, отделившая "людей, представляющих ценность для нации", от "людей, не представляющих ценности". Конечной станцией в этом путешествии стали Аушвиц и другие концлагеря.

Если люди верят, что они действуют в высших интересах, если они исполняют приказ, если "так надо", они легко отбрасывают все моральные соображения и готовы совершать преступления неслыханной жестокости. Уничтожение расово неполноценных людей воспринималось как необходимость.

Со стороны эпоха третьего рейха выглядела как помрачение ума, как безумие, охватившее всю страну. На самом деле это вовсе не было безумием.

Что же произошло с немцами после 1933 года? Каким образом целый народ превратился в армию убийц, грабителей и садистов?

Не пожелавших участвовать во всем этом оказалось совсем немного. Да и те, кто не убивал, не завоевывал и не сажал, так или иначе помогали третьей рейху! Как все это могло случиться?

Осознать масштабы содеянного, понять, как государство становится преступным и вовлекает в преступления весь народ, признать собственную вину — все это осенью сорок шестого казалось немыслимым и невозможным. 

Что произошло с немцами после 1933 года? Каким образом целый народ превратился в армию убийц, грабителей и садистов?