Депутаты ГД предложили на законодательном уровне лишить детей права выбора при разводе родителей. Мнения по поводу инициативы разделились: одни идею поддержали, а другие – сочли ее ущемлением прав несовершеннолетних. Подробности – в материале ОТР. Устаревшие правила С предложением не учитывать мнение ребенка при разводе родителей предложили депутаты Олег Матвейчев, Дмитрий Кузнецов, Дмитрий Гусев, Иван Мусатов и Станислав Наумов. Сейчас Семейный кодекс гарантирует детям 10 лет и старше право голоса на любом официальном разбирательстве, в том числе, когда ребенку хотят поменять имя или фамилию, усыновить его или установить над ним опеку. Интересы ребенка суд всегда берет во внимание. По мнению парламентариев, этот порядок устарел. Депутаты уверены, что существующие правила дают суду возможность заменить решения родителей собственными, руководствуясь лишь мнением 10-летнего ребенка, который в силу возраста не может «знать, понимать и осуществлять свои права и обязанности» в полном объеме. «Эта норма не добавила объективности, но вовлекла детей в родительские споры. Никто не запрещает при необходимости выслушать ребенка, но нездоровый акцент на мнении малолетнего ребенка теперь будет устранен», – заявил в разговоре с «Известиями» один из авторов инициативы Олег Матвейчев. Парламентарии предлагают брать во внимание не мнение детей, а именно их интересы. В список таких «интересов» планируют включить условия, необходимые для жизни и благополучного развития «в соответствии с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями». Всего выделяется несколько пунктов, определяющих «важнейшие интересы ребенка»: крепкая семья; формирование авторитета родителя в глазах ребенка; контроль родителей над ребенком; воспитание в родной семье обоими родителями; сохранение индивидуальности ребенка; общение с обоими родителями; возможность не разлучаться с мамой и папой. Навязать не получится Директор Фонда профилактики социального сиротства, эксперт «Народного фронта» Александра Марова поддержала предложение депутатов и отметила, что дети часто высказывают именно навязанное одним из родителей мнение. «Как практик, у которого много доверителей, разлученных со своими детьми, я приветствую это предложение перестать опираться на мнение детей. Я вижу очень много судебных экспертиз разных регионов, и в большинстве случаев настолько бездарно пишется экспертиза, по которой выносятся решения, которые на ровном месте ломают людям жизни», – добавила она. Марова считает, что суд все равно не должен лишаться права опираться на мнение детей, но государственным органам необходимо отличать действительно самостоятельное мнение ребенка от навязанного ему окружением. В пользу предложения в беседе с «Парламентской газетой» высказался и депутат Госдумы Анатолий Вассерман. По его словам, идея конкретизирует задачи судей в бракоразводных процессах и в какой-то мере послужит ориентиром самим родителям. «Конечно, ребенок недостаточно опытен, чтобы понимать, что ему может понадобиться в будущем, но любой человек, в том числе ребенок, вряд ли согласится мириться с тем, что принято явно против его воли. В какой-то мере и в какой-то форме учитывать мнение ребенка все равно понадобится», – сказал он. У детей должно быть право голоса Дети в возрасте 10 лет могут отдавать отчет своим действиям и решать, с кем из родителей им будет лучше, уверена уполномоченный по правам ребенка Республики Татарстан Ирина Волынец. В беседе с ОТР она назвала инициативу непроработанной, хотя и согласилась с тем, что некоторые взрослые манипулируют ребенком, чтобы оставить его себе. «Бывают, конечно, случаи, когда один из родителей настраивает ребенка против другого родителя. И с этим каждым случаем нужно отдельно разбираться. Но не учитывать мнение ребенка – неправильно», – подчеркнула Волынец. Омбудсмен считает, что новые правила могут привести к ущемлению прав детей. Вместо того, чтобы лишать их права голоса в суде, необходимо следить за тем, чтобы один из родителей не препятствовал ребенку общаться со вторым, уверена собеседница ОТР. «Нужно, конечно, прорабатывать этот вопрос. Но не учитывать мнение ребенка, а учитывать его интересы кем-то со стороны, даже если это судья, я считаю неправильно», – заключила Волынец. Детский психолог Светлана Клюваева в разговоре с ОТР тоже подтвердила, что ребенок, которому уже исполнилось 10 лет, понимает, с кем ему будет лучше. Тем не менее все зависит от конкретного случая. «Как мы знаем, очень часто родители начинают борьбу между собой и часто ребенок является способом борьбы за то, кто прав, а кто не прав. В 10 лет ребенок может вполне выразить свое мнение. Другое дело, что нужно учитывать и условия жизни ребенка», – уверена она. Похожее мнение выразил и юрист правовой группы региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики» Павел Кантор. Он уверен, что защитить права детей можно только, если выявлять их интересы в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств. Для этого необходимо повышать качество подготовки правоприменителей и внимательнее работать с семьями.