До дома по-прежнему вплавь. Жители поселка Парковый продолжают добираться домой на лодках, а чиновники и эксперты к ним пока не «заплывали»

До дома по-прежнему вплавь. Жители поселка Парковый продолжают добираться домой на лодках, а чиновники и эксперты к ним пока не «заплывали»
Финал Чемпионата России по мотокроссу стартовал в Костромской области
Граффити в честь пилотов аварийно севшего A321 появилось в Сургуте
Жители Улан-Удэ вышли на митинг против фальсификаций выборов
Новости, 15.09.2019, 15.00. Полный выпуск
В Ярославле сгорела часть рынка площадью 400 кв. м
Новости, 15.09.2019, 13.00. Полный выпуск
В Ангарске 12 человек пострадали в результате взрыва газа в жилом доме
Две сельские библиотеки в Чувашии получат 10 млн рублей на создание современного пространства
В Кемерове на месте ТЦ «Зимняя вишня» открыли «Сквер ангелов»
В Салехарде открыли курсы оленеводов-механизаторов

Уровень воды в Амуре наконец упал ниже критической отметки, но все еще на несколько метров выше нормы. Вода, хоть и медленно, но уходит. Власти города заявляют – ситуация стабилизируется, то есть нового паводка можно не опасаться. Но люди говорят: то, что оставила после себя вода, страшнее, чем сам потоп.

Груды мокрой рухляди, бывшей мебелью, вздыбленные полы и нестерпимый запах гнили и нечистот. Такое - почти в каждом частном доме в зонах затопления.

Любоваться садом Надежды Константиновны всегда приходили соседки, а то, что росло на огороде, очень выручало зимой. Теперь она не знает, можно ли вообще здесь что-то выращивать.

«Вы же понимаете, что все шло от предприятий. И какие-то скотомогильники, и кладбища… Можно ли вообще на этой земле что-то сажать и употреблять в пищу?», - недоумевает Надежда Бабенку.

Удастся ли оценить потери до первых морозов?

Вода до сих пор стоит в четырех поселках, но там, где уже сухо, начали работать комиссии по оценке ущерба. Правда, комиссии – это громко сказано - несколько групп экспертов по три человека должны пешком обойти 1200 домов до наступления холодов.

«У самих ком в горле, реально очень хочется людям помочь, но пока мы не знаем, чем мы можем помочь конкретно», - рассказала Елена Лизина, специалист управления архитектуры и градостроительства администрации Комсомольска-на-Амуре.

За три дня эксперты успели осмотреть 115 домов, а морозы могут грянуть уже через неделю.

Торопятся и люди, чьи дома еще можно спасти. Как и многие здесь, Валерий не стал дожидаться выплат от властей, купил насос и круглые сутки откачивает воду из подвала, но боится не успеть.

«Думаю, что дом будет рушиться по зиме, потому что кирпич насыщенный водой, фундамент насыщенный водой, поэтому ничего хорошего я не жду», - поделился пессимистическим прогнозом местный жители Валерий Нацкий.

Долгая дорога к компенсациям

Все, кого коснулась стихия, должны получить по 10 тысяч из краевого и федерального бюджетов. 100 тысяч полагается за утрату имущества первой необходимости. А если дом признан непригодным, новое жилье должны построить за счет государства.

«Задача комиссии сейчас – определить количество домов, непригодных для проживания. Потом гражданин должен решить, какая форма возмещения ему должна быть предоставлена: выплаты или предоставление жилья», - рассказал Иван Щербаков, заместитель главы города по вопросам строительства.

Но даже там, где неэкспертным взглядом виден масштаб разрушений, людям приходится доказывать свое право на компенсацию.

Пока многие не могут добиться даже положенного минимума. Списки нуждающихся сначала отправляют на проверку в миграционную службу, затем - пересылают в Хабаровск на подтверждение и подпись губернатора, потом обратно в Комсомольск, где формируют окончательные списки, и только тогда выдают деньги.

Добраться домой – только вплавь

Жители поселка Парковый к своим домам до сих пор добираются на лодках или, в лучшем случае, в болотных сапогах. Ни чиновники, ни эксперты сюда пока не заглядывали.

«Как может человек работать, если в доме вода? Первое – воду надо убрать. Вся насосная техника направляется на эти участки – на поселок Парковый, Молодежный, Победа - чтоб максимально убрать воду из частного сектора», - рассказал Иван Щербаков.

Сергей Константинович не ступал на землю с тех пор, как началось наводнение. Ему 74 года, недавно он перенес операцию. По чердаку, где теперь живет, передвигается с трудом. Но офицер ракетно-космических войск не жалуется.

Денег он никаких не получал, о компенсациях не слышал. Но свой дом, где прожил всю жизнь, и который теперь, скорее всего, признают непригодным - покидать отказывается.

«Нет! Нельзя! А как это дом оставишь? В два часа ночи собачка залает - я выхожу, смотрю, уже лодки. Остановятся другой раз, я говорю: «Че остановился? Давай езжай, а то у меня два ствола есть», - рассказал о собственном способе борьбы с мародерами Сергей Макаров.

Тем временем, город постепенно начинает жить нормальной жизнью. Люди возвращаются в свои дома. А те, кто лишился крова, ждут новых квартир в пунктах длительного пребывания. Власти города уже подобрали площадки для трех многоэтажных домов. Правда, строительство можно будет начать только весной.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)