Генпрокуратуру и Минздрав попросили разобраться с ЧП в специнтернатах

Член Общественной палаты Юлия Зимова направила генпрокурору и главе Минздрава письмо с просьбой проверить интернат в Екатеринбурге, ставший известным после ряда скандалов, связанных с обращением с воспитанниками, сообщают "Известия".

Так, в феврале этого года в интернате во время водных процедур утонула восьмилетняя девочка, в ноябре 2015 года - один из воспитанников скинул из окна другого, пятилетнего мальчика, который провел три месяца в коме, а сейчас получает лечение через зонд и нуждается в специальном лечении. Однако в ходе последней проверки, по словам, Зимовой, проверяющим не дали выйти из кабинета директора, а мальчика отправили в больницу.

"Я не могу понять, сделали ли там всё, что надо ребенку. Потому что, когда в больницу пришли наши врачи и увидели мальчика, они сказали, что ему нужен бокс, ежеминутный уход, реанимация, а он лежит в обычной палате", - цитируют ее слова "Известия".

В результате, Юлия Зимова обратилась к Минздраву с просьбой собрать коллегию врачей, чтобы выяснить состояние ребенка, а к генпрокурору - с просьбой проверить условия учреждения в целом.

В 2012 году директор этого интерната была судима за сдачу сотрудникам квартир, принадлежавших воспитанникам. В итоге она была оправдана, и сейчас претендует на вакантную должность директора того же интерната, в 2014 одного из санитаров обвинили в истязаниях воспитанников (часть обвинений позднее не подтвердилась).

Детский омбудсмен объяснил ситуацию в интернате, в том числе, тяжелыми условиями работы, поскольку заниматься с детьми с особенностями развития решаются не все.

"Всегда не укомплектован штат. Не у каждого психика справляется с такими детьми работать. Это дети с тяжелейшими органическими поражениями головного мозга. Там может быть несколько диагнозов, например гидроцефалия в сочетании с синдромом Дауна плюс с каким-нибудь тяжелым генетическим заболеванием, с зондовым питанием. Другая проблема - закрытость учреждений. Попечительские советы если и созданы, то очень слабо работают. Там должны быть общественные активисты, волонтеры. Но не везде волонтеры стремятся в такие учреждения", - рассказал Павел Астахов "Известиям".

При этом закрытость таких учреждений является общей проблемой - так, по словам экспертов, проверить состояние пострадавшего мальчика из Екатеринбурга они не могут, поскольку официальный опекун не предоставляет документов о здоровье ребенка. Член Совета по правам человека при президенте Яна Лантратова рассказала изданию, что сотрудники совета не могут посетить одно из закрытых учреждений в регионах, чтобы проверить информацию о насилии над ребенком.

"Но чтобы посетить это учреждение, нужно быть субъектом общественного контроля. И вопрос посещения, если ты не субъект общественного контроля, приходится решать в ручном режиме", - рассказала она изданию.

Сейчас, по закону "Об общественном контроле"  его субъектами являются Общественная палата и общественные советы при министерствах и ведомствах.

Сейчас эксперты Совета по правам человека готовят соответствующие поправки в закон "Об общественном контроле". Кроме того, они составляют инструкцию для желающих заниматься общественным контролем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)