Губернатор Иркутской области: Наводнение в июле – крупнейшее в стране за 100 лет

Обстоятельный разговор с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко у ведущей ОТР Оксаны Галькевич получился во время ее гуманитарной командировки в пострадавшие от июльского наводнения районы. Поговорили о следующем:

- Сколько всего человек пострадало и как им оказывается помощь?

- Какие возникали трудности при эвакуации людей?

- Во сколько обходится ликвидация последствий наводнения и кто получит новое жилье?

- Зачем в области за месяц было вынесено более тысячи судебных решений?

А также о том, как регион справляется не только с большой водой, но и с большим огнем – что делают власти в борьбе с лесными пожарами? Предоставим слово губернатору Иркутской области Сергею Левченко.

Затопление

Это самое крупное затопление, наверное, за последние 100 лет в нашем государстве. Мы на 1 августа, в соответствии с постановлением президента, посчитали, сколько у нас пострадавших. 42 762 человека - это во много раз больше, чем во всех предыдущих наводнениях в Российской Федерации.

Все сосредоточилось в одном субъекте, в нескольких муниципальных образованиях. Это самое масштабное наводнение, которое было в новейшей истории в нашей стране, поэтому не случайно ему дали статус федерального масштаба.

Самая главная задача была – спасти людей. И несмотря на то, что никто не ожидал, что последует второе наводнение, мы за несколько часов такую информацию получили и нам удалось всех людей эвакуировать из возможной зоны подтопления.

Должен сказать, что было это иногда непросто. Потому что здесь вообще такая зона затопляемая, она каждый год затопляется, и люди в принципе привыкли, мол, пришла вода и ушла. Место уж очень хорошее, красивое, река, и люди хотят жить, несмотря на то, что вот такие случаи бывают. И поэтому уговорить их уехать перед второй волной подтопления (мы понимали, что всего несколько часов остается) было непросто. Иногда по несколько часов приходилось уговаривать человека для того, чтобы он из своего дома ушел.

После первого наводнения и перед вторым нужно было сохранить все системы жизнеобеспечения: вода чтобы была, канализация, тепло, электроэнергия и так далее. Это нам удалось. Даже в период затопления, когда была большая вода, больше 11 метров – даже тогда мы подавали воду в дома. Как только вода спала, через двое суток, мы сразу подвели ко всем объектам постоянную электроэнергию. Оставалось только подключить сами объекты, но это не всегда мы имеем право подключать, потому что – вода.

Но то, что не хватало ресурса муниципальным образованиям, это совершенно точно. Мы привлекли ресурсы практически со всей области, начиная с этих аварийно-технических запасов, где нужны были кабель, столбы, трубы и так далее… Подключили областные организации для восстановления этого всего.

Сюда были переведены судьи областного суда со своими помощниками, нашли им помещение, и они в таком аварийном режиме рассматривали огромное количество вопросов. Где-то человек жил, но не был прописан – или наоборот. Где-то надо было восстановить количество квадратных метров в утерянном доме и так далее, и так далее. Где семейные какие-то моменты, где-то разделение – за месяц три с половиной тысячи решений судов состоялось. Конечно, местный судья этого не смог бы переварить.

Для того, чтобы оформить решение межведомственной комиссии, оценить ущерб, - там если частичный ущерб для имущества, это 50 тысяч рублей, полный – 100 тысяч, - нужно, чтобы комиссия состояла из 11 человек разных направлений. 11 подписей. Мы несколько комиссий создавали в каждом муниципальном объединении. И здесь просто физически нет такого количества работников администрации, чтобы они могли это все сделать.

Мы для тех подтопленных территорий собрали представителей правительства области из других муниципальных образований, которые недалеко находятся. В общей сложности здесь больше 200 человек работало.

Если говорить о специализированных организациях, которые имеют лицензию, – речь уже об обследовании жилых домов, объектов социальной сферы, гидротехнических сооружений, дорожных служб и так далее. Здесь нам, конечно, оказана огромная помощь. Мы берем вот таких независимых экспертов, независимо от того, где ты находишься. Например, мы привлекли очень мощный институт Гидропроект. В свое время он проектировал все крупнейшие гидроэлектростанции в Советском Союзе. И вот этот институт приехал и помог нам оценить возможности существующих защитных сооружений. Я думаю, что уже в ближайшее время попробуем определить, какие дамбы, какие защитные сооружения в этих подтопленных регионах будут сделаны.

Вот, тоже федеральный ресурс – это Росводресур. Это служба, которая подчиняется Минприроды России. Они и сейчас здесь находятся. Мы с ними затвердили уже в российской кадастровой палате новую зону затопления по городу Тулуну. И все объекты – промышленные, социальные, жилые, которые попали в зону подтопления, – должны быть со временем выведены оттуда.

Стоить будет гораздо меньше их перенести, чем построить 200-метровую дамбу: экономическая целесообразность.

Деньги

Мы с этим наводнением не остались один на один только с нашим областным бюджетом. Я должен сказать, что мы тоже тут определенные российские рекорды установили по выделению нам двух траншей правительством Российской Федерации. Материальная компенсация – это 10 тысяч рублей всем, кто признан пострадавшим, и 50 тысяч рублей и 100 тысяч за утерю (частичную или полную) имущества. Мы эти средства получили, вот сейчас заканчиваем их расходование.

Мы подготовились к тому, что либо делать капитальный ремонт, либо покупать жилье, либо строить для тех, у кого оно признано невозможным к восстановлению, на эти дела также правительство перечислило деньги дней десять назад. 14,1 миллиарда рублей у нас заготовлено на жилье.

Десять дней назад провели внеочередное заседание сессии законодательного собрания и сделали максимальную возможность для помощи людям. Это в сельском хозяйстве – за потерю урожая; это и на строительство социальных объектов, и дорожных объектов, и другой инфраструктуры… У нас бюджет был профицитный, мы сейчас весь этот профицит выбрали и сделали максимальный дефицит, который возможен для областного бюджета – 10 процентов, и всевозможные выплаты в бюджет завели. Это в общей сложности 15 миллиардов рублей.

Мы заложили в бюджет возможность аренды квартир, снятие квартир, и каждая семья имеет возможность после решения на уровне области 12 тысяч рублей в месяц получить из областного бюджета на аренду квартиры. На период строительства или ремонта жилья.

Налоги

Все, кто попали в зону затопления, будут освобождены от налогов за 2019 год. Это касается областных налогов. Я уже обратился к мэрам, решения были приняты на уровне муниципалитетов, что они (пострадавшие – прим.) будут освобождены и от муниципальных налогов. Эта задача, считайте, решена.

Строительство

Когда проводилось обследование, человек одновременно заполнял опросный лист. Он говорил, собирается ли он оставаться в этом городе, или нет, собирается он строиться или нет, собирается ли он покупать жилье новое или на вторичном рынке. Исходя из этого мы сейчас уже поставили задачу перед строителями: сколько построить многоквартирных домов, сколько построить индивидуальных жилых. Отвели под это дело пять участков. Подготовительные работы практически завтра-послезавтра начнутся. По тем людям, которые определились, мы понимаем, что мы для них успеем построить до 1 октября 2020 года.

Для всех жилых помещений, где было обследование (а обследование сделали 100-процентное и специалисты подтвердили, что дом подлежит капитальному ремонту), уже этот капитальный ремонт начался. Имеет возможность (пострадавший – прим.) сам это сделать и получить компенсацию за материалы в размере 6000 рублей за 1 кв. метр. И имеет возможность при помощи дирекции, которой мы эти функции поручили, нанять профессионалов, чтобы они это сделали.

В 1-й школе в спортивном зале расположены все организации, у которых можно получить максимум консультаций. Там есть и пенсионный фонд, и социальная служба, и администрация городская, строители, фонд капитального ремонта. Туда можно прийти и сказать, что вот, у меня есть обследование, есть акт, специалисты сказали, что это подлежит капитальному ремонту, посоветуйте мне организацию.

1 сентября

Если говорить о Тулуне, то во всех образовательных учреждениях для детей должен быть закончен к 1 сентября капитальный ремонт. Кроме, к сожалению, двух. Я решение принял, чтобы эти два учреждения не восстанавливать. И кроме этого, покупка и доставка сюда 11 школьных автобусов. Сейчас задача и родителей, и учителей, чтобы постепенно в течение августа влиться в новые школы, новые садики. Чтобы они уже пришли заранее в то место, познакомились с учителем, познакомились с классом, хотя там еще работа кипит. Мы построим новые образовательные учреждения, детские сады и школы в тех микрорайонах, где мы будем строить жилье.

Гуманитарная помощь

Она распределяется, прежде всего, по самим пострадавшим районам. Во-вторых, от количества пострадавших людей, в таком арифметическом делении, в зависимости от количества процентов (пострадавших). Затем выдается людям.

Мы не ставим каких-то препятствий, шлагбаумов, чтобы человек два раза приходил… Здесь общая ситуация, что всем нужно помогать.

Пожары

В течение всего июля на севере у нас держится жара + 30; +32 градуса, и ни одной дождинки не падает. Это тоже такая аномальная вещь, которая создает… Вот есть уровни пожарной опасности от первого до пятого. И вот есть северные районы – Катангский, Киренский, Усть-Кутский, Бодайбинский, Казачинско-Ленский – в них пятый класс пожароопасности держится уже последние три недели. Там какая-то спичка брошена, и уже все, как порох, сгорает.

Поэтому мы ввели там чрезвычайное положение. Это накладывает определенные обязательства на людей, которые там рядом живут. Нельзя осуществлять хозяйственную деятельность, нельзя разжигать костры – это запрещено. Здесь нам удалось достаточно организовать такую работу, которая предотвратила бы новые пожары из-за действий населения.

Мы в этом году делаем все для того, чтобы не было ущерба для людей и для предприятий. У нас там на севере, где пятый класс пожарной опасности, есть предприятия, которые сами по себе представляют опасность: добыча нефти и газа, переработка, трубопроводы и так далее. Вы понимаете, что на таких предприятиях пожар – это достаточно серьезная вещь. Нам удается сосредоточить большие силы, чтобы пожар не приходил к этим предприятиям. Нам удается не допустить перехода пожара из леса на населенные пункты. Когда подходит пятикилометровая зона мы перебрасываем людей и силы для того, чтобы такую опасность устранять. Хотя сейчас это сделать весьма трудно. Дополнительных сил МЧС перебросило еще 300 человек. За двое суток перед этим мы перебросили с других регионов силы пожарной охраны порядка 150 человек, плюс техника…

Я должен сказать, что за последние три года мы очень сильно оснастились лесопожарной техникой. Есть такие противопожарные, противохимические станции, куда входит кулак из бульдозеров, машин, которые могут тушить пожары. Мы их купили примерно за полмиллиарда рублей за последние три года. И мы их расположили в таких местах, чтобы можно было перебрасывать в любой горящий район.

Еще момент, о котором я должен сказать. Там достаточно много арендаторов леса, и в соглашении об аренде у каждого написано, что они обязаны следить и тушить пожары на той площади, которую они взяли в аренду для рубки. Нам в этот раз удалось мобилизовать все 100 процентов арендаторов, раньше разбегались. Потому что «лес рубить можем, а тушить пожары – мы не специалисты». Сейчас мобилизовали всех: несколько сотен разной техники там и несколько стен людей. И все они сегодня, по крайней мере, две недели, работают на то, чтобы не допустить распространения пожара.

Три года назад, когда я сюда пришёл губернатором, 524 арендатора было, 300 не зарегистрированы были вообще на территории тех районов, на которых у них были участки. Где они платили налоги, кому они платили, и налоги ли они платили – никто сейчас не знает. Почему-то это мало кого волнует на сегодняшний день. И мы только тем, что зарегистрировали эти 300 предприятий и заставили платить все необходимые налоги, с 3 млрд до 10,5 млрд рублей увеличили поступление налогов в областной бюджет от лесного комплекса.

Материал опубликовали: Степан Черепенников, Ирина Полубояринова
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Елена
Там, где губернатор рассказывает о пожарах, пожалуйста, исправьте название на Казачинско-Ленский (а не Казаченск-Коленский).
Елена
Также, пожалуйста, исправьте Керенский на Киренский, а Подобинский (даже не сразу поняла, о чём речь))) - на Бодайбинский.
Елена
КатанГский район (не Катанский)
Елена
Спасибо, что исправили.