“Меня просто хотят убить!” Почему Константина Ярошенко переводят в частную тюрьму

Валерий Матыцин/ТАСС

Гражданина России, летчика Константина Ярошенко готовят к переводу в частную тюрьму. Пилот отбывает наказание в федеральной тюрьме штата Филадельфия за подготовку к контрабанде кокаина. Летчик свою вину не признает, утверждая, что дело против него сфабриковано. ОТР связалось с женой Ярошенко Викторией и узнало подробности готовящегося перевода.

Крыша едет и психика плывет

“О переводе я узнала позавчера утром. Мне позвонил адвокат Алексей Тарасов, и сообщил, что Константин звонил ему, и сказал, что его переводят в частную тюрьму. Его в любой момент могут перевести”, - говорит Виктория Ярошенко.

“С чем это связано не известно, и Константину тоже не известно. Он сказал, что это не была инициатива тюремной дирекции, это не была инициатива какого-то городского штаба. Решение, почему-то, принималось, не на федеральном уровне, а на региональном. Есть бюро тюрем штата Филадельфия, и, почему-то, они это решение приняли сами. По какой причине - непонятно. Почему его переводят - тоже непонятно, у Кости не было никаких замечаний, ничего”, - объясняет жена российского летчика.

“Самое страшное - у них там есть такой закон: если человек болен диабетом, или у него давление повышенное или пониженное, то его никуда не транспортируют, потому что сейчас COVID-19 гуляет, и если человек заразится, то он просто не выживет.

Костя сейчас сидит в тюрьме на понижающих давление таблетках. У него постоянные головные боли, но они даже на это не реагируют. Костя рассказал, что, когда его держали в карцере в Форт Дикси, он обратился к охранникам, сказав, что ему плохо и ему нужны какие-то успокоительные таблетки. И ему сразу же принесли эти успокоительные таблетки, чтобы он не покончил жизнь самоубийством. Знаете, когда в карцер посадят, крыша съезжает и психика просто плывет. И вот ему сразу принесли эти антидепрессанты, и он их пил. При том, что и посольство наше, и Алексей Тарасов отговаривали его от этого, потому что по телефону было слышно, что он сильно подсел на эти препараты.

Сейчас он просит, чтобы ему принесли антидепрессанты. Он говорит: “Для меня это психологическая травма, что меня переводят в частную тюрьму. Но они вообще не реагируют на это. Такое впечатление, что есть распоряжение свыше, чтобы меня просто убить”, - пересказывает Виктория слова мужа.

Политическая воля

“Сейчас в Америке гуляет COVID-19. При транспортировке я могу заразиться и от охранников, и от кого угодно. Потому что люди, которые меня будут депортировать, они наверняка не сдавали тесты на коронавирус, да и в той тюрьме непонятно, что”, - передает Виктория слова Константина Ярошенко.

“Почему это решение принято именно в этот момент, когда людей стараются не трогать и изолировать друг от друга, мне тоже не ясно. Понятно, что это политическая чья-то воля, причем политика сильного. И решили меня просто убить, вот и все”, - сказал Константин супруге.

Вечером 2 сентября российского летчика посадили на карантин. Это произошло в 8 часов вечера: в камеру зашел охранник и дал 20 минут на то, чтобы собрать вещи и выйти в карантин. Заключенные стали поздравлять россиянина, решив, что его отправляют домой. Дело в том, что на карантин переводят обычно утром.

“А тут вечером… Такое впечатление, что получили распоряжение, и исполнили сразу же”, - говорит Виктория Ярошенко.

По ее словам, карантин, это то же самое, что и карцер. Камера 2 м на 1,7 м, там человек сидит круглосуточно. Гулять не выпускают. Три раза в неделю - в среду, субботу и в понедельник - выпускают на один час, чтобы позвонить, помыться и отправить почту. За этот час Константин успевает лишь сделать пару звонков и принять душ.

"Вика, ты же понимаешь, что такое частная тюрьма!"

Виктория уже связывалась с российским посольством и консульством в США, узнав о переводе. Там очень удивились и ответили, что “будут выяснять”.

Накануне Константин снова позвонил жене в Россию.

“Вика, ты же понимаешь, что такое частная тюрьма? Это значит, меня выводят из федерального бюро тюрем. То есть, государство больше за меня ответственности не несет. Все, что со мной случится в этой частной тюрьме - за это будет отвечать тот, кто эту тюрьму содержит”, - передает Виктория слова Константина Ярошенко.

“В частной тюрьме бюджет на одного заключенного в два раза меньше, чем в государственной. Все платное, абсолютно. Если в этой тюрьме я могу купить себе “доширак” за 20 центов, то там я буду его покупать за два доллара. Наказания там чаще, чем в федеральных тюрьмах - там драк и резни больше”, - рассказывает Ярошенко.

“Для Константина это большой стресс, и для нас это большой стресс, потому что мы его тянем от зарплаты к зарплате, вот сейчас это немного стабилизировалось. Я уже свой бюджет рассчитываю так, чтобы хватило еще на Костю, еще нам друзья помогают немного денежкой. А сейчас, если его переведут, я просто не буду справляться. Думаю, он там будет сидеть голодный, потому что у него зубов нет. Медицинскую помощь там никто не окажет. Ведь у него нет зубов! И если в федеральной тюрьме он мог купить тот же “доширак”, чтобы его просто проглотить, то сейчас он себе таких расходов уже не будет позволять”, - говорит Виктория.

Последнее ходатайство Ярошенко подавали в прошлом году. В октябре 2019 года было отказано в депортации Константина в Россию с аргументацией, что он осужден за слишком тяжелое преступление, а потому депортация невозможна. Теперь следующий запрос можно будет отправить только через два года.

Константин Ярошенко сидит в американской тюрьме уже десять лет. До конца назначенного срока осталось еще семь лет.

Материал опубликовал: Степан Черепенников
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)