Под пулями. Напуганные артобстрелами жители Ростовской области бегут из дома

Под пулями. Напуганные артобстрелами жители Ростовской области бегут из дома
Многодетным семьям Приморья компенсируют половину затрат на занятия спортом
В Хабаровском крае спасатели во время учений очистили от мусора озеро Хака
В двух реках рядом с башкирским заводом «Полиэф» зафиксировали нарушение санитарных норм
Магаданские чиновники лишатся зарплаты за неосвоенные субсидии
Новости, 16.10.2019, 12:00. Полный выпуск
Средний срок жизни россиян достиг 73,5 лет
Две теплоснабжающие организации Якутска оштрафованы за срыв сроков подачи отопления
Новости, 16.10.2019, 11:00. Полный выпуск
NASA показало скафандры для полетов на Луну и Марс
В Нидерландах семья девять лет ждала конца света в подвале

Война в Донецкой и Луганской областях все ближе к границам России. С этой недели статус прифронтовой территории можно присвоить сразу нескольким хуторам Ростовской области. Оттуда бегут местные жители, напуганные бомбежками и артобстрелами. Осколки и целые снаряды залетают к ним во дворы и в дома.

В эти минуты приходят сообщения об обстреле российского КПП "Донецк" с территории Украины. Об этом сообщил официальный представитель ФСБ по Ростовской области Василий Малаев. Его слова приводит Интерфакс. Известно, что пострадавших нет, работа погранпункта приостановлена.

В хуторе Новоровенецком на слух определяют тип и даже калибр оружия. Минувшей ночью два минометных осколка залетели вот в этот двор: один пробил навес, к счастью, люди в тот момент укрылись в подвале. Женщины коллективно рассказывают, показывая осколки. "Это вот то, что летело с неба, они стреляют в углеотвал. Мы как-то засекали время – вот бомбежка была ровно через час. Мы ходили: Ага! Надо успеть что-то сделать, через час будет бомбежка", – рассказывает она.

Опасность для хуторян – на углеотвале шахты "Свердловская". На вершине горы дислоцируется подразделение Национальной гвардии Украины. Сейчас на фронте относительное затишье – можно наблюдать лишь часовых. Но, когда военные действия возобновляются, по склонам начинает ползти бронетехника и раздаются залпы тяжелых орудий. Хуторяне мобильными телефонами, не выходя со двора, снимают войну в соседней стране.

Ночью враждующие стороны стреляли "лениво" – редкие залпы и долгие перерывы. А вот почти весь прошедший день селяне провели под грохот канонады. Евгений Шевченко рискует, собирая урожай: от его посадок до границы с Украиной около 50 метров. "Стреляли на самый верх – велся огонь. Было много взрывов! Получается, после очередного взрыва стояли во дворе, пытались выезжать на машине, уже было невыносимо. А недавно здесь был бой – на валу находились ополченцы, а по отвалу проходила техника", – говорит он.

Госграница здесь – понятие весьма условное. Это поле – российского фермера, а те лесопосадки – на украинской стороне. Ни контрольно-следовой полосы, ни колючей проволоки, ни даже полосатых столбов. Вроде как между братскими народами не должно быть пограничных барьеров.

Новоровенецкий и соседний хутор Васецкий вторую неделю под перекрестным обстрелом. С углеотвала летят снаряды в украинский Червонопартизанск, в результате ответного огня в огороды то залетают осколки мин, то взрывной волной выносит стекла в домах.

Хутор принял у себя несколько семей украинских беженцев, но бежавшие из Луганска и ближайшего Антрацита и это приграничье не считают безопасным, кто может – уезжает дальше, в лагеря для переселенцев. "Если начнутся какие-то более активные боевые действия, то мы завтра едем узнавать по поводу расселения по другим городам страны, трудоустраиваться, получать беженство", – поясняет гражданка Алла Жигульских.

Поток беженцев из Украины в последние дни практически прекратился: на украинской территории идут ожесточенные боевые действия, на российской – действия следственные. За неделю обстрелам подверглись четыре российских КПП. "В результате разрыва боеприпаса повреждены здания и сооружения пункта пропуска. Так же имеются повреждения инфраструктуры", – отмечает руководитель пресс-центра Южного пограничного округа ФСБ России Василий Малаев.

Покидают опасную зону и коренные жители: кто едет к родственникам в райцентр Гуково, кто просто подальше от родных мест. Местная власть даже эвакуирует маленькое поселение Розы Люксембург. "Эвакуация – в принудительном порядке мы не можем этим заниматься. Есть Розы Люксембург хутор – там осталось две семьи. Мы не можем их вместе с коровами и со всем – надо ж куда это вывозить. Поэтому решаем вопрос, чтобы они продали все это и одна семья уезжает к своей дочери", – рассказывает глава сельского поселения Геннадий Щербаков.

Они теперь смотрят на соседей сквозь оптический прицел охотничьего ружья: надо следить за перемещением войск на той стороне границы, чтобы угадать очередную артиллерийскую дуэль: до первого выстрела успеть спрятать детей, укрыть домашнюю живность, в крайнем случае – покинуть хутор.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)