Пособие по тунеядству. Власти Кемеровской области начинают борьбу с профессиональными безработными

Почему кемеровские безработные не хотят занимать свободные вакансии даже с достойным окладом и бесплатным обедом и будет ли принят Федеральный закон о тунеядстве.
Пособие по тунеядству. Власти Кемеровской области начинают борьбу с профессиональными безработными
Врачи будут получать премии за раннее выявление рака
Новости, 19.11.2019, 15:00. Полный выпуск
В Волгограде отмечают 77-й годовщину начала разгрома фашистских войск под Сталинградом
В Москве наградили лауреатов фестиваля «Уроки режиссуры»
В Кузбассе из-за энергосбоя из двух шахт эвакуировали горняков
В Красноярском крае появился Фонд помощи обманутым дольщикам
Врач-беженец из Сирии отсудил у свердловского Минздрава 1 млн рублей
В Екатеринбурге из-за сильных морозов возникли проблемы с транспортом
Сидней заволокло дымом от лесных пожаров
В Бейруте активисты требуют прервать сессию парламента

Власти Кемеровской области начали борьбу с профессиональными безработными. Причина - на 22 тысячи безработных есть 30 тысяч свободных рабочих мест. Но жители области предпочитают пособия. В Междуреченске работники Центра занятости уже перестали платить всем подряд. На выбор ряд вакансий, переобучение или общественные работы. А губернатор даже предлагает вернуть статью за тунеядство.

«Хоть самой лопату в руки бери!» - говорит ресторатор Анастасия Наседкина. За минувшую ночь выпало много снега, а один дворник не справляется. Эта вакансия свободна не первый месяц. Похожая картина с официантами и поварами. Дефицит кадров заставляет Наседкину поубавить свою разборчивость. Тех, кто приходит устраиваться на работу в ресторан, обучают за свой счет. Но из десяти обученных лишь один остается в штате.

Анастасия Наседкина, ресторатор: «Сталкиваемся с таким диалогом - мол, нам нужен дворник и вы подходите под эту должность, а люди отвечают, что я вам не подойду, я буду выпивать, я недисциплинированный, и просят только квиточек».

Должность ресторанного дворника предполагает достойный оклад и вкусные бонусы. Но желающих нет. Подметальщики, говорят в Междуреченске, априори не имеют ни статуса, ни денег. Совсем другое дело - быть шахтером. Но примерно десять лет угольная отрасль первая испытала на себе кадровый голод, который ощущается до сих пор.

Юрий Ефименко, директор по персоналу угледобывающего предприятия: «Приходится выезжать в Новокузнецк, Прокопьевск, Киселевск, где сегодня высвобождается часть предприятий и люди освобождаются от основной своей работы. Привлекаем их, чтобы они могли устроиться на наши предприятия - не только по своей профессии, но предлагаем переобучиться».

Сегодня угледобывающие предприятия Междуреченска готовы трудоустроить в качестве малоквалифицированного персонала практически всех желающих юга Кузбасса. Антон не захотел показывать своего лица. Он - начинающий дизайнер, в шахту идти и не думает. Редкие заказы находит на поверхности. Вольный художник в предприниматели не стремится, но и как безработный не числится. Во многом семейный бюджет пополняет жена.

Антон, дизайнер: «Я учился пять лет, нам рисовали светлые картинки, а сегодня у меня как в сказке три пути: прямо пойдешь - под землю попадешь, налево пойдешь - переучиваться надо, а тогда основную профессию потеряешь, или думаем уезжать поближе к Москве. И это получается правый путь».

Миграция населения, демографическая яма, бурное развитие угольной отрасли - потенциальных работников, по сути, не так много. Но и они, по мнению главы региона Амана Тулеева, стали «профессиональными тунеядцами». 22 тысячи кузбасских безработных, в случае принятия Федерального закона «О борьбе с тунеядством», станут внутренним кадровым резервом для всех отраслей Кемеровской области.
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)