Потомственный оленевод на Ямале возрождает народную музыку хантов

Потомственный оленевод на Ямале возрождает народную музыку хантов
Алиса Даншох представила свой новый роман
Новости, 11.11.2019, 22.00. Полный выпуск
Alibaba за сутки распродажи продала товаров на 38 млрд долларов
Сторонники независимости Каталонии перекрыли дорогу на КПП между Испанией и Францией
Рязанские власти конфликтуют с жителями Ряжска из-за строительства платного путепровода
Мост Волжской ГЭС открыли после ремонта
Транспортное сообщение с нижегородским селом Атазик прервано
Новости, 11.11.2019, 20.00. Полный выпуск
Медведев: исполнители трех нацпроектов могут сорвать план на текущий год
Новости, 11.11.2019, 19.00. Полный выпуск

На Ямале один из жителей пытается возродить хантыйскую народную музыку. Он - единственный мастер традиционных музыкальных инструментов в регионе. Его последние творение - инструмент под названием тор сапль. Как на нем играют, узнал Владислав Двоеглазов.

У Германа Накова сегодня важный день: он начинает делать новый нарас юх. Это традиционный музыкальный инструмент хантов. Гусли, форма которых напоминает человеческую фигуру. Еловый брусок для этого нарас юха Герман заготовил еще прошлой осенью и почти год сушил на чердаке.

Герман родился в семье потомственных оленеводов. Часто переезжал с родителями с места на место, пас оленей. Отец научил его столярному мастерству - в тундре им приходилось все делать самим. Вернувшись из армии, Герман стал интересоваться народными инструментами своего народа. Встречался со старейшинами, изучал устройство нарас юха и тор сапля - другого инструмента, на котором издревле играют ханты.

Герман Наков, житель Салехарда: «Что лебедь, что журавль у нас, у ханты, подразумевается, как одна птица, но музыкальный инструмент называется тор сапль. Журавлиная шея есть, есть лебединый, то есть по форме самого лебедя».

Сегодня Герман - единственный на Ямале мастер, который умеет делать эти инструменты. За материалом он ездит в южные районы полуострова. Заготавливает там подходящие корни и деревья. Вернувшись домой, начинает их обрабатывать: сначала режет на бруски и сушит. Через год придает заготовкам форму и снова сушит.

Герман Наков, житель Салехарда: «Очень ждать долго надо, потому что любое дерево принеси домой с улицы - оно будет лопаться, трескается, трещины везде появятся».

И только еще через год Герман шлифует и доводит корпус до финального состояния, а затем натягивает на инструмент струны, которые покупает в магазине. Хотя предки, говорит мастер, использовали в качестве струн жилы лося.

В семье Германа трое детей. Все играют на фортепиано, балалайке и инструментах, которые мастерит отец. Их семейный ансамбль часто представляет Ямал на фестивалях и выставках. Репетируют Наковы в чуме, который поставили недалеко от собственного дома. Здесь же они спят, готовят еду и проводят большую часть времени.

Юлия Накова, супруга Германа: «У нас же кочевая культура, и вот это кочевое, оно постоянно с нами. Говорят, сколько волка не корми, в лес смотрит. А хочется еще жить, так как вот жизнь ханты она очень традиционная, очень интересная».

Кроме инструментов, Герман мастерит и нарты для каждого члена семьи. Эти новые сделал недавно для дочери. На нартах Наковы с наступлением холодов будут каслать - поедут к родственникам-оленеводам на север Ямала пожить в привычных для хантов условиях. (Владислав Двоеглазов, Салехард, ОТР).

Материал опубликовал: Церен Чимидов
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)