Гаджеты стали неотъемлемой частью нашей жизни: многих они сопровождают с утра до позднего вечера. Но рядом с несомненной пользой смартфонов, планшетов и другой техники стоит серьезный вред. Что такое цифровая деменция и как умные устройства разрушают мозг — в материале телеканала ОТР. Цифровую деменцию не признали официальной болезнью, но она становится настоящим проклятьем XXI века. Нейробиологи считают, что постоянное использование гаджетов меняет работу мозга. У людей ухудшается память, развиваются когнитивная дисфункция и депрессия. Последний недуг заметили у тех, кто страдает от номофобии — боязни остаться без связи и интернета, рассказала РЕН ТВ нейропсихолог Дарья Живина. В мозге жертв цифровой деменции происходят изменения, как при черепно-мозговой травме или ранней стадии обычной деменции. Зависимость от смартфонов, планшетов и прочего Живина назвала первым шагом к слабоумию и старению. Особенно часто цифровая деменция встречается у детей, отметила она. Молодежь от 12 до 18 лет, которая проводит в гаджетах больше 10 часов в сутки, действительно сталкивается с проблемами. У таких подростков снижаются внимание и концентрация, обратил внимание в интервью ОТР психиатр высшей категории, главный врач клиники «Нейро-пси», психотерапевт, нарколог Владимир Каторгин. «Официально считается, что до 18 лет мозг еще не сформирован. Биологический возраст, кора мозга, которая отвечает за функции «хочу», «могу», «надо», «стоп», – пока она не сформирована, наложение на нее большого объема звуковой и видеоинформации с экранов телефонов, планшетов и так далее приводит к тому, что мозг начинает работать стереотипно по одному сценарию», — объяснил врач. В таких условиях мозг потребляет только то, что ему дают. Органу становится комфортно лишь во время прослушивания приятных звуков или просмотра картинок, добавил собеседник ОТР. А остальной мир, в который входят школа, живое общение, изучение нового, становится неинтересным и слишком сложным. «Так что эта проблема где-то на горизонте есть. Я встречался с такими ребятами. Есть такое понятие, как слабоумие, а я называю это «малоумием». Здесь вопрос еще в родительско-детских отношениях. Сейчас многие дети предоставлены сами себе, и находят спасение и утешение именно в [гаджетах]», — поделился личным опытом психиатр. Часто родители поощряют такое поведение: ведь дети чем-то заняты и не пристают к ним, объяснил Каторгин. Взрослые ведут себя так не из злого умысла, а потому что устали на работе, или по каким-то другим причинам. Но в результате печальная тенденция нарастает и развивается все мощнее, предупредил специалист. Мозг нужно беречь, и если речь идет о подростках, то это задача для их родителей. Стоит ограничивать время «общения» ребенка с телефоном. Можно попробовать договориться с юными домочадцами, посоветовал Владимир Каторгин. «Мы говорим не тотально о всех подростках от 12 до 18 лет. В этой категории есть люди, которые склонны к формированию зависимостей. Например, цифровая или игровая зависимость. Из 10 человек у двоих это будет. И риски развития асоциализации, ухода из школы, техникума, института у них выше. Восемь остальных будут как-то справляться», — сказал психиатр. Многие люди работают за компьютерами, в связи с чем не могут обойтись без интернета. В такое время они тоже впитывают цифровую информацию, которая напрягает глаза и раздражает мозг. Именно из-за этого часто возникают головные боли, усталость, бессонница, раздражительность, тревожность и депрессия. Врач призвал ограничивать время, которое человек выделяет на гаджеты. «Конечно, цифровые технологии способствуют и многому полезному: например, лечению деменции и развитию нейрокогнитивного тестирования. Больные с деменцией работают на компьютерах, пробуют новые методики и программы, собирают пазлы и общаются онлайн, учатся печатать. Это развивает когнитивные функции. Здесь вопрос времени, места и мозга. Какой мозг это делает и для чего», — отметил Каторгин. Важную роль играет мотивация: зачем человек взаимодействует с гаджетом. Если его интересуют только видеоигры, вряд ли выйдет что-то хорошее, но если речь идет об интеллектуальной работе, то в умеренных количествах это полезно.