• Главная
  • Новости
  • Сотрудники сельских больниц Ростовской области содержат медучреждения на свои средства

Сотрудники сельских больниц Ростовской области содержат медучреждения на свои средства

В Ростовской области сотрудники сельских больниц вынуждены сегодня содержать медучреждения на собственные деньги. Они и врачи, и кочегары, и плотники. Многие фельдшерско-акушерские пункты расположены в старых, ветхих зданиях с печным отоплением. Причем, уголь, несмотря на минусовые температуры, многие ФАПы не получили до сих пор.  

Санитарка Марина Галушкина сегодня за кочегара - в ФАП наконец-то привезли уголь. Но в старой печи такой, как этот - крупный и с примесями - как следует не прогорит и много тепла не даст.

Марина Галушкина, санитарка фельдшерско-акушерского пункта хутора Чекунов: "Я каждый день по чуть-чуть буду колотить. Если б они хороший привезли - вот как "орешек" вот такой, а здесь щебенка попадается".

Уголь в сельские медпункты Красносулинского района по договору с центральной больницей поставляют добывающие предприятия. Но в этот раз они задержали доставку почти на полтора месяца от начала отопительного сезона.

Николай Гуров, житель хутора Чекунов: "Они ждали-ждали. Еле привезли его, угля сюда! Они то там подметут, то там подгребут! Надо ж было чем систему топить, вот так и топили они".

Фельдшерско-акушерский пункт обслуживает жителей Чекунова и пары соседних поселков - около двухсот человек. Хутор - всего в пятидесяти километрах от райцентра Красный Сулин. Но год назад сюда перестал курсировать рейсовый автобус, который и так ходил раз в неделю. Теперь таксисты, если и соглашаются ехать, то запрашивают не меньше полутора тысяч рублей.

Сюда и дозвониться-то проблематично - если постараться, можно поймать сигнал только одного из сотовых операторов. Единственный в округе магазин закрыт, кажется, лет 20 назад.

ФАП Чекунова подчиняется больнице в поселке Тополевый. В ней два лечебных корпуса, с зубным кабинетом и дневным стационаром. Раньше стационар был круглосуточным, пока кухню и прачечную не закрыли контролирующие органы - здания рассыпаются из-за подземных выработок угольных шахт, которые находятся неподалеку.

Игорь Руденко, терапевт Тополевской участковой больницы: "Здания постоянно дают какие-то движения - фундамент осаживается, двери перекашиваются. Трещины - и сколько бы мы не замазывали их, мы их каждый год замазываем, но трещина отпадает - отдираем, выметаем, опять мажем".

Но ремонтировать и содержать чекуновский ФАП и поселковую больницу не на что. Деньги из областного и местного бюджетов выделяют только на самое необходимое: лекарства, расходные материалы и на зарплату персоналу. Поэтому на ремонт сотрудники скидываются со своих небольших зарплат. К примеру, санитарка Марина Галушкина, получая оклад в четыре тысячи рублей и зимнюю надбавку за работу истопника в две тысячи, большую часть "кочегарского" приработка потратит на стройматериалы. Нужно срочно укрепить треснувший потолок ФАПа. 

Оптимизация фельдшерско-акушерских пунктов началась еще в 1992 году.  
За это время, по данным Росстата, закрылось минимум 10 тысяч ФАПов - иными словами, их стало меньше почти на треть.

Согласно докладу Минздрава, в 2014 году было чуть больше 36 тысяч фельдшерских пунктов - это на 190 меньше по сравнению с 2013 годом. Но у Счетной палаты свои данные: за этот период их закрылось не 190, а 660. Разница, сами видите, существенная.

Сколько сегодня таких медпунктов, судя по всему, никто не знает. Глава Счетной палаты Татьяна Голикова, выступая перед депутатами Госдумы в мае, подчеркнула: из 130 тысяч сельских населенных пунктов в стране только в 45 тысячах можно получить хоть какую-то медицинскую помощь. Остальные могут попасть к врачам, преодолев десятки, а иногда и сотни километров. 


Сделать ОТР моим основным источником новостей в Яндексе


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии