Светлана Барсукова: Наше сельское хозяйство подобно колоссу, который стоит на тонких ножках западной селекции

Светлана Барсукова: Наше сельское хозяйство подобно колоссу, который стоит на тонких ножках западной селекции
В Тверской области отмечают день герба и флага
В Челябинске возбуждено административное дело из-за плохой уборки снега
Трех человек арестовали по делу о гибели людей при прорыве дамб в Красноярском крае
Новости, 21.10.2019, 17:00. Полный выпуск
Сбербанк снизит ставку по ипотеке на покупку жилья с эскроу-счетами
Суд признал законной деятельность сервиса BlaBlaCar
Mitsubishi поставит в Россию последние 500 внедорожников Pajero
«Татнефть» построит новый нефтехимический комплекс в Татарстане почти за 600 млрд рублей
В России создана база данных о господдержке российского кинематографа
Австралийские журналисты протестуют против цензуры

В некоторых регионах России еще продолжается посевная. Например, на Камчатке, где морковь и свекла будут расти на 200 гектарах, картошка займет там все 900. В Свердловской области посевная практически окончена. Там почти полмиллиона гектаров засеяно яровыми. А по стране эти культуры займут площадь в 53 миллиона.

Едим мы, по разным данным, от трети до половины импортных продуктов. Картошку – и ту закупаем, причем не только в Белоруссии, но и в Китае. Профессор кафедры экономической социологии НИУ-ВШЭ Светлана Барсукова ответила на вопросы ОТР о продовольственной безопасности в связи с возможными санкциями против России.

– Пока санкции в отношении России носят формальный характер, но представим себе фантастику: Запад вводит санкции на торговлю с Россией, и России нечего есть из западных продуктов. Сможет ли наша страна сама себя прокормить?

– Если говорить о статистике, то примерно 36 процентов, то есть примерно треть, продовольственного рынка России – это импорт. Понятно, что есть бананы, кокосы, чай, кофе, какао-бобы, которых у нас нет. Но более существенно то, что по говядине 60 процентов розницы – это импорт. По сырам – примерно половина. По молочным продуктам – 1/5 часть рынка. Цифры, в общем, удручают.

Но Вы правильно сказали, что "это фантастика", потому что если вспомнить события последних лет, то все крупные конфликты, проблемы, связанные с продовольственным рынком в наших взаимоотношениях с западными партнерами, всегда были связаны не с тем, что Запад ограничивал свой импорт, а мы как-то пытались решить эту ситуацию, а наоборот, с попыткой России защитить свой импорт по ряду позиций всеми имеющимися способами. Самый последний, может быть, менее громкий скандал, был связан с зараженным семенным картофелем, запрет на что по отношению к странам Евросоюза был снят совсем недавно.

– Да, но все-таки политический фон в тот момент был другой… Есть примеры Северной Кореи, Ирана, Кубы. Понятно, что по своему влиянию это – не чета нам, уж извините.

– Понимаете, политика – политикой, а экономика – экономикой. И интерес американских фермеров защищают не американские профсоюзы и не американские министерство сельского хозяйства. Интересы американских фермеров защищают все органы государственной власти США, включая президента.

При вступлении нашей страны в ВТО, наиболее жестко переговорный процесс был именно по аграрному сектору, по сельскохозяйственному соглашению. И я понимаю, что сейчас некоторые аграрии, может быть, отчасти надеются на эти санкции. Я хочу сказать, что их бояться не надо, но и надеяться на них не стоит.

Другое дело, то, о чем мы не говорим, мы под импортом постоянно понимаем импорт курятины, импорт говядины. На самом деле, у нас очень сильная зависимость в другом – это семенной материал, это племенные животные. Потому что наше сельское хозяйство сейчас подобно такому колоссу, который стоит на тонких ножках западной селекции. Потому что все усилия министерства были направлены на то, чтобы разогнать валовые показатели: "больше молока", "больше мяса". А государственных средств на развитие опытных полей, селекционных станций, на воспитание опытных селекционеров, генетиков, – это все уходило из поля аграрных политиков.

– Ну да, некоторые эксперты говорят: какое может быть российское молоко, если оно доится руками таджикских гастарбайтеров и разливается на итальянском оборудовании.

– Вы знаете, если уж Вы коснулись темы молока, про то, что мир сейчас конкурирует в лаборатория научных. Вы знаете, у нас надои на одну корову какие? Очень интересный вопрос – когда я его задаю студентам – никто ничего не может сказать, никто не понимает порядок цифр. Так вот, когда Советский Союз развалился в 1991 году, у нас средняя корова давала 3 тысячи литров молока в год. Сейчас – 4,5. Если взять ГДР, то там, на момент развала, было 4,5, а сейчас там – 9. Понимаете – это не вопрос "какими руками доить", это вопрос – "кто выиграл в научной лаборатории". Мы сейчас находимся по надоям на уровне ГДР 1991 года. 20-летнее отставание.

– Спасибо, было приятно побеседовать. Даже о сельском хозяйстве. 

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)