Участнику спецоперации из Якутска, чтобы получить положенное по закону, пришлось ждать более полугода. Протез руки, который ему выдали, не подходил, а замену местные власти предоставлять не спешили. В непростой ситуации разбирался корреспондент ОТР Роман Кутуков. Участник специальной военной операции из Якутии получил от местного производителя вместо протеза руки железную палку с пластиковым наконечником. Пользоваться этим приспособлением невозможно. Со скандалом, но вернуть его все же получилось. Однако, пока никакой замены ветерану не предоставили. А совсем скоро истекает срок, когда нервные окончания в месте травмы потеряют чувствительность. Тогда протезирование станет невозможным. Вадим с дочкой Полиной выбирают фотографии для школьной стенгазеты. Тема публикации - «Мой папа - герой». Ветерану спецоперации есть, что рассказать подросткам. Вадим Шарипов, участник СВО: «Видно, что фотограф успел запечатлеть именно в тот момент, когда произошел взрыв. Вот даже грязь подлетела, да, вот папа сидит». Почти год назад в Харьковской области Вадим потерял левую руку. Её пришлось ампутировать после множественных пулевых ранений в результате боестолкновения с ВСУ. Вадим Шарипов, участник СВО: «Было перебито все. Доктор, который принимал, хирург, очень хороший, грамотный, военный врач, подполковник сделал все необходимое, чтобы сохранить руку. Но ночью кровотечение было большое и рука вздулась вся». После лечения Вадим вернулся в Якутск и подал заявление в региональный филиал социального фонда России на получение протеза. Изготовить его должен был якутский центр протезирования. Какой будет конструкция, Вадим не знал. Ему сказали только, что протез называется активно-тяговый. Лишь на примерке оказалось, что пользоваться системой Шарипов не сможет. Вадим Шарипов, участник СВО: «Если он здесь висит, то есть если плечом ты, тут тросики идут, там всякие лески, ты этим плечом должен подтянуть, и рука у тебя должна вот так вот, ну, как бы на захват, ну закрыть-открыть. То есть она вообще не открывалась-закрывалась». Олеся Шарипова, жена Вадима Шарипова: «Просто палка, железная палка. Мы видели, какие протезы делают ребятам в госпиталях, да, мы видели, какие протезы здесь. Есть же инвалиды ребята, которые… Почему мы так попали, я не знаю». Показывая фотографии мужа с протезом, Олеся едва сдерживает слезы. Олеся Шарипова, жена Вадима Шарипова: «У меня слезы побежали, я просто, развернулась, говорю, и ушла в комнату. Настолько обидно. Ну как, что мы этой палкой сможем сделать, простите меня». Написав заявление на возврат, семья полгода ждала ответа. Все это время они доказывали, что протез вернули как некачественный, а не просто отказались от его получения. Дело сдвинулось, когда к решению проблемы подключился фонд помощи участникам СВО. Алексей Александров, руководитель филиала государственного фонда поддержки участников СВО: «На сегодня отделением социального фонда завершена повторная процедура закупки. Но в соответствии с регламентными сроками в течение 10 дней будет заключен контракт и уже, непосредственно, будут работать над производством и выдачей новых протезов». Заказчик закупки — отделение социального фонда России — от комментариев отказался. Новым изготовителем протеза для Вадима Шарипова станет одна из московских компаний. Ожидается, что новый протез участник спецоперации примерит в начале ноября. Роман Кутуков. Якутск. ОТР.