Как ранее сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, большое время будет посвящено экономике

В Москве состоялась пресс-конференция Владимира Путина

Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

18 декабря президент России Владимир Путин провел десятую ежегодную пресс-конференцию. Большое внимание было уделено вопросам экономики. Рост цен и обвальное падение курса рубля должны сегодня стали одними из основных тем.

На пресс-конференцию, которая началась в 12:00 по московскому времени, приглашены более 1200 журналистов - их список был опубликован на сайте президента. Мероприятие проходит в Центре международной торговли в Москве.

Началась пресс-конференция с отчета Владимира Путина по итогам года. По словам президента, основные показатели экономической деятельности в России по итогам 2014 года выросли.

Вступительное слово президента: "Теперь несколько слов о текущей ситуации. Думаю, что все мы понимаем, что главный вопрос сегодняшнего дня, главный вопрос, который интересует граждан нашей страны, – о том, в каком состоянии находится экономика, национальная валюта, как будет развиваться ситуация в социальной сфере в этой связи. Попробую очень кратко, несколькими предложениями охарактеризовать эту ситуацию, сказать о том, как, я думаю, она будет развиваться. После этого пресс-конференцию в принципе можно заканчивать. Но если у вас будут наводящие вопросы, я постараюсь на них ответить.

Сегодняшняя ситуация спровоцирована внешними факторами прежде всего. Но исходим из того, что нами многое не сделано из того, что мы планировали сделать и говорили, что мы должны сделать по диверсификации нашей экономики в течение практически предыдущих 20 лет.

Сегодня ситуация поменялась. Влияют на сегодняшнюю ситуацию и внешнеэкономические факторы прежде всего, конечно, цена на энергоносители, на нефть, а за ней тянется и цена на газ. Считаю, что и Центральный банк, и правительство принимают адекватные меры в сегодняшней ситуации. Надеюсь на то, что вчерашнее, сегодняшнее снижение курса иностранной валюты и повышение стоимости национальной – рубля – сохранится. Возможно ли это? Возможно. Возможно ли дальнейшее снижение цен на нефть и будет ли это влиять на национальную валюту, а соответственно, и на все другие показатели, включая инфляцию и так далее? Да, возможно.

Безусловно, если ситуация будет неблагоприятно развиваться, то нам придется вносить какие-то коррективы в наши планы. Безусловно, придется что-то сокращать. Но так же безусловно, и я хочу это подчеркнуть, как говорят специалисты, "отскок в плюс", последующий рост и выход из сегодняшней ситуации неизбежен как минимум по двум причинам. Во-первых, рост мировой экономики будет сохраняться, темпы снижаются, но рост точно будет сохраняться. Экономика будет расти. И наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации.

Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств, я думаю, что года два. И, повторяю еще раз, после этого рост неизбежен, в том числе и потому, что внешняя экономическая конъюнктура будет меняться. С ростом мировой экономики потребуются дополнительные энергетические ресурсы. Но за это время, и в этом я уже не сомневаюсь, нам все-таки многое удастся сделать с точки зрения диверсификации нашей экономики, потому что жизнь сама будет нас заставлять это делать. По-другому будет просто невозможно функционировать.

Мы будем исполнять все наши социальные обязательства, опираясь на те резервы, которые у нас есть. Опираясь на эти резервы, уверен, мы спокойно будем решать основные социальные вопросы, будем заниматься диверсификацией экономики, и неизбежно, повторяю ещё раз, ситуация встанет в нормальное русло". 

"Интерфакс": Судя по ситуации в стране, сейчас идет глубокий валютный кризис… Как Вы думаете, через эти два года, о которых Вы говорите, будет лучше, пройдем ли мы через финансовый экономический кризис? Согласны ли Вы с критикой в адрес Центробанк и правительства?

ВП: "Мне кажется, я достаточно ясно сказал, что Центральный банк и правительство в целом действуют адекватно сложившейся ситуации. Полагаю, что некоторые вещи – собственно говоря, такая критика звучит и со стороны экспертного сообщества, – некоторые действия можно было бы совершать оперативнее.

В чем, на мой взгляд, должна состоять конкретика? И что делают, собственно говоря, Центральный банк и Правительство? Во-первых, они, как вы знаете, подняли ключевую ставку. Надеюсь, что эта ключевая ставка будет держаться не весь период этих сложных событий, связанных с внешней экономической конъюнктурой, а так или иначе экономика будет приспосабливаться.

На чем основан мой оптимизм? На том, что экономика неизбежно будет приспосабливаться к жизни и работе в условиях низких цен на энергоносители. Это просто по факту будет происходить.

Как быстро произойдет это приспособление, если цены сохранятся такими, какие они есть сегодня, либо будут снижаться даже ниже 60, 40, я не знаю, сколько угодно. На самом деле для нас – сколько угодно, просто будет происходить структуризация самой экономики. Как быстро это будет происходить? Трудно сказать. Но то, что это будет, это неизбежно! Вот я хочу это подчеркнуть. Это по факту жизни произойдет.

Только делать нужно, может быть, даже на полшага быстрее. Вы знаете, я, конечно, вижу критику в отношении Центрального банка, в отношении председателя Центрального банка. Она в чем-то обоснована, в чем-то – нет. Но и правительство не должно забывать про свою меру ответственности. Нужно работать с теми же экспортерами, у которых достаточно большая валютная выручка.

Нужно принимать и другие меры по линии правительства. Что я имею в виду? <…> Например, цены на бензин, цены на продукты питания – надо этим заниматься. Причем в такой ситуации, в таких условиях надо заниматься, как бы кто ни критиковал, но именно в ручном режиме надо работать. Ежедневно, еженедельно встречаться с производителями, с участниками рынка, с торговыми сетями, с розницей и нефтяными компаниями, которые у нас в значительной степени рынок монополизировали; ФАС должна как следует работать". 

"КП": Спасибо Вам за Ваш оптимизм. Скажите откровенно, как Вы чувствуете, сможем ли мы использовать нынешний кризис в благих целях, сможем ли "с иглы слезть", перестроить экономику? И второе. В своем послании Федеральному собранию Вы изложили целый ряд послаблений, которые, в общем, давно напрашивались. Но такое сомнение, Вы же хорошо это понимаете, что главная в России опасность – это забюрокрачивание, "заматывание", "заигрывание" всех нужных, важных, правильных решений, в том числе и президентских. Есть ли у Вас сейчас уверенность, что Ваши решения на этот раз все-таки будут выполнены?

ВП: "Уверенность дает страховой полис, как мы знаем. Здесь страховка для нас – это правильная макроэкономическая политика и резервные фонды для решения социальных задач. В целом это такой надежный полис, который эту уверенность вселяет. Но что касается забюрокрачивания, могу вам сказать, здесь, наверное, есть коллеги из стран Европейского союза. Если вы их спросите про бюрократию в Брюсселе, они вам расскажут, как это делается. Наши бюрократы еще отдыхают по сравнению с брюссельскими.

Эта проблема, конечно, все равно существует, но дело не в бюрократии. Мы стараемся создать более благоприятные условия для развития производственной части бизнеса, реального производства, но это идет довольно сложно. Особенно тогда, когда можно получить большую выгоду, вкладывая деньги в энергетику. Там деньги быстрые и большие. Если конъюнктура складывается иначе, тогда сама жизнь подталкивает к тому, что деньги надо вкладывать в другие отрасли. И это вселяет оптимизм, как ни странно. 

КоммерсантЪ: В начале 2012 года в одной из своих предвыборных статей Вы, характеризуя текущую ситуацию, процитировали Александра Горчакова, Вы сказали: "Россия сосредотачивается". Скажите, пожалуйста, сейчас что со страной, по Вашему мнению, происходит? Что она делает? Она по-прежнему сосредотачивается или, может быть, пора уже рассредоточиться, может вообще пора расслабиться наконец-то?

ВП: "Работать надо. И в этом смысле мало что изменилось. Надо работать. И внешние условия заставляют нас быть более эффективными, переходить на инновационные пути развития.

Нужно создать благоприятные условия для ведения бизнеса, обеспечить свободу предпринимательства, нужно гарантировать собственность, нужно перестать с помощью правоохранительных органов гонять всех, кто не понравится, и использовать эти инструменты для конкурентной борьбы.

Делаем мы это или нет? Да. Но в послании я же изложил целую программу того, что мы должны сделать". 

НТВ: Владимир Владимирович, мы недавно отметили 25 лет падения Берлинской стены. В этом юбилейном году в течение каких-то нескольких недель возводится новая стена. Куда может завести это похолодание? Некоторые говорят уже чуть ли не о пороге новой "холодной войны".

ВП: "Вы сейчас сказали о том, что рухнула Берлинская стена, а сейчас мы видим то, что возводятся какие-то новые стены. Мы не сейчас это видим. Разве после Берлинской стены нам не говорили, что не будет расширения НАТО на Восток? Но оно же пошло немедленно. Две волны расширения. Это что, не стена? А система ПРО рядом с нашими границами? Это что, разве не стена?

Понимаете, никто не остановился. В этом же самая главная проблема сегодняшних международных отношений. Наши партнеры не остановились.

Я думаю, что наша достаточно жесткая позиция по известным кризисным ситуациям, в том числе на Украине, должна нашим партнерам дать понять, что самый правильный путь – это прекратить строить эти стены и выстраивать общее гуманитарное пространство, пространство безопасности и экономической свободы". 

УНИАН: Первый вопрос относительно карательной операции, которую вы устроили на востоке нашей страны, причем в основном против русскоязычного населения. Не секрет, что там воюют российские военнослужащие и российские боевики, которые все это устраивают. Сколько Вы туда отправили российских военных? Вы как Верховный Главнокомандующий что бы сказали семьям погибших российских офицеров и солдат? И второе. Номер один по списку Блока Юлии Тимошенко сейчас сидит в тюрьме, в российской. У меня вопрос: при каких условиях Вы отпустите украинскую летчицу Савченко, украинского режиссера Олега Сенцова и еще как минимум 30 украинских военнопленных, которых вы удерживаете на территории России в различных СИЗО?

ВП: "Здесь в зале сидят коллеги тех наших журналистов (это, впрочем, и Ваши коллеги), которые погибли, исполняя свой служебный долг на юго-востоке Украины. Эти люди были убиты. По данным наших правоохранительных органов, наводчиком при этом убийстве была госпожа Савченко. Если в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства выяснится, что она здесь ни при чем, что она ни в чем не виновата, она немедленно будет освобождена. Если выяснится, что она виновата и что она действительно участвовала в этом убийстве, исхожу из того, что российский суд примет соответствующее решение, и она будет отбывать наказание в соответствии с решением суда.

Что касается других военнослужащих, о которых вы упомянули. Мы не считаем их никакими пленными, они содержатся у нас в наших местах лишения свободы и по ним проводится предварительное разбирательство, предварительное следствие в подозрении в причастности их к террористической деятельности.

Теперь первая – по поводу того, кто и за что несет ответственность. У нас в России, собственно говоря, так же как почти в любой другой президентской республике, за все отвечает президент. Что касается военнослужащих – за их судьбу отвечает Верховный Главнокомандующий. Обращаю ваше внимание, что у нас это одно и то же лицо.

Все люди, которые по зову сердца исполняют свой долг, либо добровольно принимают участие в каких-то боевых действиях, в том числе и на юго-востоке Украины, не являются наемниками, потому что за это денег не получают.

В нашем общественном сознании то, что происходит на юго-востоке Украины, действительно, карательная операция, но она проводится сегодняшними киевскими властями, а не наоборот".  

"Первый канал": Владимир Владимирович, происходящее сейчас с нашей экономикой – это расплата за Крым? Может, пора об этом честно сказать?

ВП: "Нет, это не расплата за Крым. Это расплата, это плата, вернее, за наше естественное желание самосохраниться как нация, как цивилизация, как государство. Давайте вспомним, как страна готовилась к Олимпиаде 2014 года. С каким подъемом, энтузиазмом мы это делали. Но ведь это же очевидный факт: были предприняты беспрецедентные попытки, явно скоординированные, дискредитировать и подготовку к Олимпиаде, и сам ход Олимпиады. Это очевидный факт. Зачем? Кому это надо?

Я приводил, знаете, на Валдайском клубе так называемом, пример и вспомнил наш наиболее узнаваемый символ – медведя, который охраняет свою тайгу. Если продолжить такие аналогии, мне самому иногда приходит в голову мысль: может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком. Может быть, его в покое оставят?

Не оставят, потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти. В сегодняшнем понимании это силы ядерного сдерживания. Как только, не дай бог, это произойдет, и мишка не нужен, так тайгу будут сразу прибирать.

Ведь мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России. Как несправедливо? А отхапать у Мексики Техас – это справедливо. А то, что мы на своей собственной земле хозяйствуем, это несправедливо, нужно раздать.

А потом, после этого, как только вырвут когти и зубы, тогда мишка вообще не нужен. Чучело из него сделают, и все.

Поэтому дело не в Крыме".  

"Россия-1": Какой Вам видится судьба Новороссии, этой части Украины? Верите ли Вы в успех минских договоренностей, приведут ли они к миру? Ну и, как дальше будем помогать Донбассу: так же как сейчас, гуманитарными конвоями, или чем-то еще?

ВП: "Мы исходим из того, что кризис когда-то должен быть решен, и чем быстрее, тем лучше. Первое. Второе. Он должен решаться и быть решен политическими средствами, а не с помощью давления, все равно какого-либо: экономической блокады, либо применением вооруженных сил. И мы, конечно, будем помогать людям, как мы это делаем сейчас. Вы знаете, уже десятый гуманитарный конвой направлен. Но мы должны все-таки исходить и из основополагающих принципов международного права, и из права людей самим решать свою судьбу.

Минские договоренности – нужно их соблюдать или нет? Да, нужно. Повторяю, я был одним из инициаторов. Я сейчас скажу важную вещь, смотрите, хочу, чтобы все вы об этом услышали. Наши представители в Минске подписали меморандум в сентябре, а к нему были приложены протоколы, которые определяли линию разграничения. Так вот представители Донецка эти протоколы не подписали. Вот в чем вопрос. Они с самого начала сказали: "Мы не можем". И когда мы пытались настаивать, скажу это открыто, честно, здесь такие вещи, которые общественность должна знать, нам ответили: "Не можем мы уйти из этих деревень (там три-четыре деревни, которые являются спорными), у нас там семьи живут, у нас там дети, жены, сестры. Мы не хотим, чтобы их там всех поубивали и поизнасиловали". Вот в чем проблема, это самое главное".  

РИА Новости: Вернусь к теме ситуации на валютном рынке. Многие эксперты, и Вы в том числе, говорили, что одной из причин такой ситуации могут быть действия валютных спекулянтов. Вы можете назвать этих людей? И почему не удается их побороть?" И планируют ли ЦБ и правительство такие меры, как фиксация курса рубля или деноминация рубля?

ВП: "Это то, что было сделано как раз нашими украинскими партнерами и никакого положительного результата не принесло. <…>

Что касается так называемых спекулянтов. Это не уголовно-правовое понятие – спекулянты на валютном рынке. Это могут быть иностранцы – участники валютного рынка, различные фонды, они присутствуют на российском рынке и достаточно активно работают. Это могут быть и наши компании, и в целом, я же в самом начале говорил, это вполне соответствует практике любой рыночной экономики. Они появляются всегда, когда можно заработать денег.

Знаете, два дня назад я с некоторыми из них разговаривал по телефону, по дружбе, и задал вопрос: "Что же вы придерживаете?" Я, кстати, не заставлял ничего делать. – "Нам нужно платить по кредитам скоро". Я говорю: "Понятно. А если по сусекам поскрести, можно на рынок выйти?" Подумал, через секунду отвечает: "Три миллиарда долларов у нас есть". Три миллиарда в загашнике. Понимаете, о чем идет речь? Это же не 30 копеек. Это только у одной компании 3 миллиарда в загашнике. Так вот по 3 миллиарда, знаете, наберется не 30, а, может быть, 300 миллиардов. Но заставлять нельзя".

МК: В ряде регионов нашей страны, в первую очередь в Москве, сокращается количество коек в больницах, соответственно, сокращается медперсонал. Как Вы к этому относитесь? Будет ли подобный эксперимент проведен на остальной территории России?

ВП: "Все изменения, которые планируются и происходят, мы должны, конечно, делать в контакте с представителями в данном случае медицинской общественности. Если московские власти на каком-то этапе упустили эту часть работы, то это ошибка, и это, безусловно, надо выправлять.

Я сейчас не буду давать оценок того, что сделали московские власти. Мы говорим о том, что у нас здравоохранение затратно, но не очень эффективно. У нас койки в стационарах часто используются не для лечения больного, а для того чтобы оздоравливать пациентов, особенно в осенне-зимний период.

Нам нужно повышать высокотехнологичность медицинской помощи, как это делается в хороших клиниках, кстати говоря, у нас тоже. Четыре-пять дней человек на койке находится в стационаре, получает интенсивную терапию, а потом он долечивается амбулаторно.

Я сейчас говорю о своем отношении в целом к реформе здравоохранения, а не к действиям московских властей. Но то, что в последнее время было сделано московскими властями, мне кажется, в целом правильно".

Газета.ру: Выступая перед Федеральным собранием после референдума в Крыму, Вы употребили выражение некая "пятая колонна" и "национал-предатели". С Вашей легкой руки термин "пятая колонна" вновь вошел в активный политический лексикон. Те, кто Вас поддерживает, с тех пор называют "пятой колонной" людей, не согласных с властью. Чувствуете ли Вы личную ответственность за возвращение этого термина, который только усиливает в обществе враждебность и раскол?"

ВП: "Не чувствую никакой ответственности в этом отношении. И все мои действия направлены на то, чтобы сплотить наше общество, а не разделять его. Если Вы считаете, что это произошло (а я Вам верю, наверное, так и есть, Вы, может быть, даже чуть тоньше это чувствуете), то я должен быть более аккуратным в своих публичных высказываниях, я подумаю над этим. Но лакировать все бесконечно тоже невозможно. Надо иногда вещи называть своими именами.

Вопрос чрезвычайно сложный. Лермонтов был оппозиционером? Конечно, был оппозиционером. Но я считаю, что он был патриотом. Это очень тонкая грань. Грань между оппозиционерами и "пятой колонной", она внутренняя, ее трудно увидеть внешне. В чем она заключается? Оппозиционер, даже очень жесткий, он в конечном итоге до конца борется за интересы своей Родины. А "пятая колонна" – это те люди, которые исполняют то, что продиктовано интересами другого государства, их используют в качестве инструмента для достижения чуждых нам политических целей". 

Lifenews: Год назад Вы помиловали Ходорковского. Он тогда обещал Вам не заниматься политикой. Сейчас же он заявил чуть ли не о своих президентских амбициях. В связи с этим вопрос: не жалеете ли Вы.

ВП: А где он будет избираться в президенты?

Lifenews: Кстати, вопрос: он просто оппозиционер или оппозиционер-патриот, на Ваш взгляд?

ВП: "Я, когда решение принимал о помиловании, исходил не из того, что он может или не может, будет или не будет заниматься политикой. Это его выбор. Он имеет право это делать так же, как любой гражданин Российской Федерации, если по соответствующим критериям подходит, в том числе и для того, чтобы избираться на высшие должности в стране. Бог в помощь, пусть работает.

Но я принимал решение по гуманитарным соображениям. Он тогда писал о том, что у него мама тяжело больна. Знаете, мама – это святое дело, я сейчас без всякой иронии говорю. И он отбыл большую часть наказания в местах лишения свободы. Какой смысл был человека там держать, имея в виду, что он может не иметь возможности с матерью попрощаться? Ведь об этом шла речь, он об этом мне писал.

Я ни о чем не жалею и думаю, что поступил абсолютно правильно".

Первый канал: Не кажется ли Вам, что России не удалось воспользоваться плодами Олимпиады? И в условиях санкций, падения цен на нефть и курса рубля Россия вообще потянет, на Ваш взгляд, чемпионат мира по футболу?

ВП: "Прежде всего по Олимпиаде. Думаю, что все, чего мы хотели достичь при подготовке и проведении Олимпиады, мы всего достигли, даже больше того, о чем мечтали. Мы выиграли Олимпиаду.

А что касается того, довольны мы Олимпиадой или нет? Конечно, довольны. Кстати говоря, об этом говорит загрузка объектов. Вы посмотрите, в некоторых странах после проведения Олимпиады пусто совсем. Конечно, есть межсезонье. Вот сейчас (я думаю, что Вы об этом знаете) все забукировано начиная с конца декабря и до февраля включительно. Так что и до конца горнолыжного сезона там будет все забито, просто вообще все, ни одного места нет.

О чем это говорит? Это говорит о том, что у нас с вами, у граждан России, появился новый круглогодичный центр отдыха и оздоровления, и зимний, и летний.

Что касается чемпионата мира по футболу, да, это дорогая вещь. И если мы хотим жить дольше, если хотим, чтобы население и люди у нас были здоровыми, чтобы они стояли в очереди не за водярой, а за возможностью покататься на коньках, то тогда нужно, чтобы была возможность кататься. Нужно создавать новые футбольные площадки, хоккейные, спортивные залы, важно, чтобы люди тратили имеющиеся у них денежки не на то, чтобы "махнуть" с друзьями, а на то, чтобы вместе пойти в спортивный зал, даже если он платный.

Эта инфраструктура будет не в одном городе Сочи, а будет более чем в десяти городах Российской Федерации с развитием транспортной инфраструктуры, с развитием системы здравоохранения, как это в Сочи произошло, и так далее. Это просто дополнительный повод для развития России. И на это денег не жалко".

"Дождь" (К.Собчак): Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров публично он заявил о том, что будут некие расправы над родственниками людей, обвиняемых в терактах, по которым еще не были приняты судебные решения. Вы как юрист, как гарант Конституции будете ли защищать тех граждан, которые сейчас подвергаются, по сути дела, досудебным расправам? В единственной правозащитной организации, в ней сегодня происходят в Чечне обыски, был поджог. Как с этим быть и что с этим делать?

ВП: "Зачем ты ей дал слово?"

Д.ПЕСКОВ: "Виноват".

ВП: "Ладно. Давайте второй вопрос".

"Дождь": Я бы хотела все-таки разъяснить для себя и нашей аудитории по поводу вот этой тонкой грани между "пятой колонной" и оппозиционерами. Вы, Владимир Владимирович, в свое время публично объявили о том, что против моего отца была развернута травля в СМИ. И мне кажется, что сегодня этот термин "травля" опять вернулся в нашу жизнь. Я имею в виду не только травлю Макаревича, травлю какими-то фильмами про выдуманных друзей хунты. У меня есть ощущение, что сегодня ситуация, в которой федеральные каналы специально сеют и разжигают ненависть внутри российского общества. Например, один сюжет о распятом мальчике из Славянска, показанный по первому федеральному каналу. Вы не боитесь такого градуса ненависти в нашем обществе? Того, что одни люди так настроены против других? И что Вы собираетесь делать для того, чтобы этот градус ненависти снизить? Считаете ли Вы, что по-прежнему люди делятся на Ваших соратников и бандерлогов?

ВП: "Бандерлоги, конечно, существуют, это Киплинг еще сказал, не я же.

А если по сути, начнем с первого вопроса. В России все должны соблюдать действующие в нашей стране законы. Никто не считается виновным до тех пор, пока это не признано судом. Это первое.

Второе. Я уже говорил, что жизнь сложнее и многообразнее. И должен сказать вам из практики работы антитеррористических подразделений, как правило, родственники людей, которые совершают теракты, знают об этом, это как минимум, в подавляющем большинстве случаев.

Но это не дает права никому, в том числе и руководителю Чечни, право на какие-то досудебные расправы. Здесь абсолютно точно с Вами согласен. И более того, соответствующие правоохранительные органы сейчас проводят по этому случаю предварительную проверку. Кто были те люди, которые сожгли дома, уничтожили родственников террористов, это нужно выяснить, потому что это были люди в масках.

Вместе с тем, и вы это хорошо знаете, в мировой практике борьбы с террором такие методы применяются, самым активным образом в Израиле. Сейчас мы стали свидетелями того, что в Соединенных Штатах после 11 сентября были легализованы пытки. Поэтому жизнь сложна и многообразна, но мы должны придерживаться закона.

Теперь что касается различных кампаний по травле, как Вы сказали. Я узнал об этом, когда в Москву приехал. Мне и тогда казалось странным, что после приобретения Анатолием Александровичем Собчаком какой-то несчастной квартиры из 100 метров против него было возбуждено два уголовных дела в течение недели. А потом в ходе избирательной кампании сам факт возбуждения был распечатан в листовках и разбрасывался в Ленинграде с самолетов. Конечно, была явно кампания организована, причем организована определенными представителями власти в борьбе с ним.

Хочу Вас заверить, что никакой организации какой бы то ни было травли в отношении людей, которые не согласны с нашими действиями, скажем, на Украине, в Крыму или по каким-то внутриполитическим вопросам, никто этим из официальных органов власти, представителей органов власти не занимается.

Если есть какая-то реакция общественности, людей, которые не согласны с этой позицией, то люди, которые столкнулись с этим сегодня, должны понять, что они не могут монополизировать право всех обвинять. Есть люди, которые не согласны с их позицией, и их тоже будут обвинять.

Что касается официальных органов власти, хочу еще раз повторить: никаких попыток, никаких указаний, никакой организации никогда не было и не будет, какой бы то ни было травли в отношении кого бы то ни было. В отличие от нас наши, скажем, европейские партнеры поступают по-другому. Например, тому же Газманову, Валерии или Иосифу Давыдовичу Кобзону Министерством иностранных дел Латвии было запрещено въехать на территорию Латвийской Республики. Вот это называется "позиция официальных властей". Такой позиции российских властей не было, нет и не будет никогда". 

Reuters: Вы уверены в Вашем окружении, в том, что оно безоговорочно Вас поддерживает? И насколько Вы видите риски государственного или даже дворцового переворота? Есть ли у Вас некий план на случай предательства окружения и дворцового переворота?

ВП: "Насчет дворцовых переворотов, успокойтесь, у нас нет дворцов, поэтому и дворцовых переворотов быть не может. У нас есть официальная резиденция Кремль, она хорошо защищена. И это тоже фактор нашей государственной стабильности. Но стабильность основана не на этом. Она основана – не может быть никакой другой более прочной базы, чем поддержка российского народа. Я думаю, что Вы не будете со мной спорить в том, что по основным направлениям нашей внешней, да и внутренней политики, такая поддержка есть". 

ВВС ("Би-би-си"): Западные страны сейчас почти единогласны в том, что началась новая "холодная война" и что, честно говоря, Вы тоже внесли в это вклад. Мы практически каждый день наблюдаем, как российские самолеты осуществляют очень опасные маневры в направлении воздушного пространства западных стран. Я думаю, что это осуществляется по Вашим указаниям. Сейчас вы сталкиваетесь с большой проблемой в том, что касается российской валюты. Вам необходимо заручиться поддержкой, в частности, из западных стран. Может быть, Вы хотели бы воспользоваться возможностью на этой пресс-конференции заявить западным странам, что сейчас Вы готовы к тому, чтобы заняться эффективным и конструктивным решением проблем на Украине?

ВП: "Вы сказали, что Россия в известной степени внесла свой вклад в ту напряженность, которую мы сейчас наблюдаем в мире. Россия внесла свой вклад, но только в том смысле, что она все жестче и жестче защищает свои национальные интересы.

Вы говорите о полетах нашей авиации, в том числе о полетах стратегической авиации. Знаете ли Вы, что Россия в начале 90-х годов полностью прекратила, как это делал Советский Союз, полеты нашей стратегической авиации в отдаленных районах патрулирования? Мы полностью прекратили, а американские стратегические самолеты с ядерным оружием продолжали летать. Зачем? Против кого? Кому угрожали? Мы не летали и не летали, не летали и не летали из года в год. И вот только пару, тройку лет назад возобновили эти полеты. Так кто провоцирует? Мы, что ли?

У нас практически только две базы за границей, и то на террористически опасных направлениях: в Киргизии после того, как туда зашли боевики из Афганистана, по просьбе киргизских властей, тогда Президента Акаева, и в Таджикистане – тоже на границе с Афганистаном. Думаю, что и вы заинтересованы в том, чтобы там было все спокойно. И это обосновано, понятно и ясно.

Американские базы по всему земному шару. И Вы хотите сказать, что мы ведем себя агрессивно? Здравый смысл-то есть или нет? В Европе что делают американские вооруженные силы, в том числе тактическое ядерное оружие? Что там делают?"

Телеканал "Губерния" (Воронежская область): Мне не простят, если я не задам этот вопрос. Скажите, пожалуйста, я, когда готовилась к поездке, спрашивала знакомых: "А что бы вы спросили у Владимира Путина?" И подруги моей тети все, как одна: "Да это же главный жених России!" Да, вот так. Больше года холостяцкая жизнь. Есть ли у Владимира Владимировича время на личную жизнь? Если можно, начните с первого вопроса.

ВП: "Подругам Вашей тети передавайте привет горячий! Спасибо им за такое внимание.

Мне мой один приятель из Европы, большой начальник, как-то недавно после событий прошлого года говорит: "Слушай, у тебя есть любовь?" Я говорю: "В каком смысле?" – "Ну, ты любишь кого-нибудь?" Я говорю: "Ну да". – "А тебя кто-нибудь любит?" Я говорю: "Да". Он, наверное, решил, что я озверел совсем. Он говорит: "Ну, слава богу". Так водочки махнул. Так что все в порядке, не беспокойтесь. И с Людмилой Александровной у меня очень добрые отношения, дружеские. Мы с ней регулярно видимся. Уж не говорю про детей, это само собой разумеется. Не так часто, как бы мне хотелось, но все в порядке".

"РепортерЪ" (Киров): У нас делают вятский квас… <…> Но беда в том, что его не ставит ни "Ашан", ни основные торговые сети его не берут, хотя по вкусовым качествам и по цене мы легко бьем "Кока-колу", "Пепси-колу", все, что они делают. Что нам делать с вятским квасом и с торговыми системами? Можем ли мы как-то в них войти или нет?

ВП: У нас есть свои национальные безалкогольные напитки (безалкогольный ведь напиток, да?), в том числе квас, это точно совершенно. И вода, кстати, у нас замечательная своя, вот это нужно, безусловно, продвигать. Вы знаете, только это нельзя сделать директивно, мы не можем выгонять с рынка, создавать неблагоприятные условия для работы на нашем рынке тем инвесторам, которые пришли, начали работать, заняли определенную нишу. Мы не можем этого делать. Но мы можем вам, и будем стараться помогать,  отвоевывать принадлежащий вам по праву российский национальный рынок. Это такой непростой процесс, но мы постараемся вам помочь.

Financial Times: У меня вопрос по поводу Евтушенкова. Он вчера вышел на свободу. Если есть реальный уголовный иск против него, реальные уголовные дела, то почему он вышел на свободу сразу после того, как компания "Башнефть" перешла государству? Это знак для крупных бизнесменов в России, что правила игры в России сейчас меняются, и может быть пересмотр приватизации в России?

ВП: "Дело "Башнефти" не имеет ничего общего с пересмотром итогов приватизации. Почему? Потому что судом не поставлена под сомнение законность приватизации, судом поставлен под сомнение факт передачи имущества из собственности РФ в региональную собственность, а не факт приватизации.

Единственное, в чем заподозрили следователи Следственного комитета господина Евтушенкова, это только в том, что, по их мнению, зная о высокой стоимости этого актива, когда он уже находился в собственности субъекта Федерации, а по предварительной оценке Следственного комитета эта стоимость была где-то 5-7 миллиардов долларов, он купил это за 2 миллиарда. И дело не в том, что он занизил цену при покупке, а дело в том, что он таким образом легализовал, помог легализовать неправомочным собственникам, как считает следствие, после ряда итераций актив оказался в частной собственности в конце концов, даже не в собственности Республики Башкортостан, помог как бы отмыть деньги. Но следствие не доказало этого факта. В этой части с него обвинения сняты, а что касается перехода из собственности "Системы" в федеральную, это не имеет отношения к приватизации.

Я надеюсь, что "Система" <…> восстановит свои позиции на бирже. Мы об этом поговорим, я хочу встретиться с нашими ведущими бизнесменами перед Новым годом, я это делаю регулярно, и господин Евтушенков тоже приглашен на эту встречу" 


Сделать ОТР моим основным источником новостей в Яндексе


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

ВП мог, по-моему, более подробно высказаться об обвале рубля. Я рассматриваю этот факт исключительно с положительной стороны. Основная проблема, которая с трудом стала решаться лишь после нулевых – это переориентация отечественного бизнеса с продажи сырья и спекуляции в сектор производства. Я помню, как ещё в самом начале В. Путин призывал, к примеру, уйти от продажи дров к производству изделий, что можно было сделать через создание совместных предприятий. Можно конечно снижать налоги, вводить льготы, но это не панацея. Для наших бизнесменов есть лишь один не силовой способ кардинально изменить ситуацию – обвалить рубль. Сейчас в выигрыше оказались предприятия, поставляющие не сырьё, а продукцию следующих переделов, вплоть до готового к прямому потребления товара. К примеру, продукция химии: полимеры, удобрения, соли, пр.. Металлургия и др.. Кстати, Китай покупает сырьё, а продаёт исключительно готовый товар. Если бы спросом пользовались рисовые лепёшки, они не продали бы за рубеж ни одной рисинки. За каких-то десять с небольшим лет зарплаты и пенсии увеличились в пять раз, а цены в среднем в два. (Исключение ложка дегтя – коммунальные услуги). Спрашивается в честь чего? У нас, что? Производительность поднялась в пять раз? Это был аванс. Пришло время отработать его. Но это не шоковая терапия лихих 90-х, а благотворная инъекция для пробуждения от спячки. И опять же с помощью Запада. Сейчас люди будут вынуждены переходить в производящие отрасли, но не от угрозы голодной смерти как в 90-х, а от желания сохранить свое благополучие и улучшить в дальнейшем. Ситуация с рублем выгодна также и для иностранных инвесторов.