В ГМИИ им. Пушкина открывается выставка шедевров фламандской живописи

В Москве в музее изобразительных искусств имени Пушкина открывается выставка шедевров фламандской живописи из собраний князя Лихтенштейнского. Начало коллекции положил в XVII веке основатель рода Карл I фон Лихтенштейн. Собрание пополнялось вплоть до 1938 года.

В Москву приехала небольшая его часть, но все это шедевры – работы Рубенса, ван Дейка, Йорданса и других фламандских живописцев. Всего 55 картин. Выставка продлится до 19 октября.

Комментарии

Воистину, много открытий совершаешь, когда не просто прогуливаешься по музею. Правда, немного мешала часто звучащая сигнализация: это наши люди пытались прикоснуться к прекрасному не токмо духовно, но и телесно. А все почему? Потому что прослушала удивительные лекции и прочла книги Паолы Волковой, умнейшего и образованнейшего собеседника. Чего и вам желаю, искренне завидуя тем, кто последует моему совету и поспешит прикоснуться к её богатейшему наследию, ну и, разумеется, посетить выставку в ГМИИ. P. S. Ложка дёгтя: 1. Музей с недавних пор работает с 11.00. 2. Билеты стоят 400 р. (с 11.00 до 13.00) и 500 р. (с 13.00). Пойти семьёй – накладно. О высокой стоимости билетов – каждый второй отзыв в «Книге отзывов», чего ранее никогда не было.
Читаю фламандцев в ГМИИ и кланяюсь Паоле Волковой Гусарова Татьяна После прикосновению к миру Паолы Волковой стараюсь ходить на выставки одна. Потому что вряд ли кто выдержит со мной несколько часов прочтения картин или экспонатов, следуя её установке: - Что люди делают в музеях? Прогуливаются. Так и хочется задать им вопрос: что вы видите перед собой? С чем вас соединяют? С каким миром? На сей раз прогулка по «мосту через бездну» веков предстояла долгая. Заглянуть в 15-17 столетия - это не шутка. 19 картин Рубенса. Плюс Антонис Ван Дейк, Брейгели и другие фламандские мастера – часть ценнейшей коллекции князя Лихтенштейнского, которая представлена в ГМИИ им. Пушкина. Князья стали собирать коллекцию уже в 15 веке, они знали толк в живописи, каждая картина бесценна. (Правда, один из них, яростный ревнитель нравов, стал избавляться об рубенсовской и прочей обнажёнки и преуспел в этом так, что потомкам пришлось рыскать по всему свету в поисках утраченных шедевров.) Но попробуй прочитай Рубенса, если не знаешь мифологии, Ветхого Завета или истории Древнего мира. Хорошо, что рядом с картинами пояснения и про Марса с Реей Сильвией, и про Эрихтония, и про Мелеагра с Аталантой. С другой стороны, приходишь после таких выставок домой и садишься изучать то, что следовало изучить давным-давно. Жемчужиной же рубенсовского зала является портрет его рано умершей дочери Клары Серены от первой, рано умершей жены. Девчушка пристально смотрит на нас из глубины веков. А вот П. Брейгеля-младшего (Адского) можно читать даже «неграмотному». «Перепись в Вифлееме» (1607) и не Вифлеем вовсе, а голландский городок. А люди там, гляди-ка, такие же, как и мы: пёстрая толпа рвущихся на переписной участок, бегущие по делам и праздно шатающиеся горожане, дети на речном льду и - ну как тут не прибегнуть к ассоциациям с российскими реалиями! - детально запротоколированный процесс сооружения сарая, аккурат посреди дороги. Всех Брейгелей можно читать, как многосюжетные книги. Причем, вдоль и поперек, слева направо, по диагонали. Посетители выстав
ки фотографируют картину фрагментами, каждый из которых – мини-шедевр, достойный отдельного прочтения. Так же богата деталями и дает пищу для размышлений работа Херри Мет де Блеса «Пейзаж с медеплавильней» (1535). Вот она во всей красе - прапра…прабабушка наших Магнитки и Северстали, со всеми этапами тяжёлого производственного производства. «Пять неразумных дев» радуют глаз своей раскованностью. Уж не знаю, действительно ли это на древнееврейский сюжет о неразумных девах, ожидающих после девичника жениха одной из своих товарок и забывших масло для светильников, но, если абстрагироваться от него и принять во внимание время написания – мрачное Средневековье – то, надо признать, отрывались девчонки по полной! Наши скромные женские посиделки – это ягодки по сравнению тем, что вытворяли юные прелестницы в – согласно школьным учебникам – мрачные времена инквизиции. Ну или в древней Иудее. И где я эти игрища увидела? Отнюдь не на переднем плане. Только заглянув вглубь, всмотревшись. А ведь раньше, до Паолы, скользнула бы по крупным фигурам – и бегом дальше! А какие деликатесы на картине Йорданса «Дары моря»— самого большого полотна на выставке. Тут тебе и омары, и каракатицы, и черепахи, и угри, и огромные рыбины всяких пород. А какие живописные представители подводного царства демонстрируют нам это богатство! (Животик-то у Нептуна ну точь-в-точь как у соседа по даче дяди Славы Евстифеева, любителя пивка.) А какие салоны живописи и предметов роскоши были в то время (подчеркиваю – 15-17 века)! Серебряная и золотая утварь, картины, роскошные ткани, богато оформленные книги. Один из таких салонов изображен на картине Корнелиса Де Бальера «Галерея коллекционера» (1630). А какое раздолье для современных портных и цирюльников, сподобясь они дойти до музея и постоять у великолепные работ Антониса ван Дейка, выдающегося мастера портрета. Потрясающие одежды, красивейшие причёски. А лица какие! Какое достоинство! Чувствуешь их дыхание, и кажется, вот-вот шагнут эти средневековые аристократы в наше прекрасное далёко. Воистину, м
Читаю фламандцев в ГМИИ и кланяюсь Паоле Волковой Гусарова Татьяна После прикосновению к миру Паолы Волковой стараюсь ходить на выставки одна. Потому что вряд ли кто выдержит со мной несколько часов прочтения картин или экспонатов, следуя её установке: - Что люди делают в музеях? Прогуливаются. Так и хочется задать им вопрос: что вы видите перед собой? С чем вас соединяют? С каким миром? На сей раз прогулка по «мосту через бездну» веков предстояла долгая. Заглянуть в 15-17 столетия - это не шутка. 19 картин Рубенса. Плюс Антонис Ван Дейк, Брейгели и другие фламандские мастера – часть ценнейшей коллекции князя Лихтенштейнского, которая представлена в ГМИИ им. Пушкина. Князья стали собирать коллекцию уже в 15 веке, они знали толк в живописи, каждая картина бесценна. (Правда, один из них, яростный ревнитель нравов, стал избавляться об рубенсовской и прочей обнажёнки и преуспел в этом так, что потомкам пришлось рыскать по всему свету в поисках утраченных шедевров.) Но попробуй прочитай Рубенса, если не знаешь мифологии, Ветхого Завета или истории Древнего мира. Хорошо, что рядом с картинами пояснения и про Марса с Реей Сильвией, и про Эрихтония, и про Мелеагра с Аталантой. С другой стороны, приходишь после таких выставок домой и садишься изучать то, что следовало изучить давным-давно. Жемчужиной же рубенсовского зала является портрет его рано умершей дочери Клары Серены от первой, рано умершей жены. Девчушка пристально смотрит на нас из глубины веков. А вот П. Брейгеля-младшего (Адского) можно читать даже «неграмотному». «Перепись в Вифлееме» (1607) и не Вифлеем вовсе, а голландский городок. А люди там, гляди-ка, такие же, как и мы: пёстрая толпа рвущихся на переписной участок, бегущие по делам и праздно шатающиеся горожане, дети на речном льду и - ну как тут не прибегнуть к ассоциациям с российскими реалиями! - детально запротоколированный процесс сооружения сарая, аккурат посреди дороги. Всех Брейгелей можно читать, как многосюжетные книги. Причем, вдоль и поперек, слева направо, по диагонали. Посетители выстав