В некоторых областях страны скорая помощь осталась практически без врачей

В некоторых областях России служба скорой помощи осталась почти без врачей. С начала года система оплаты труда медиков изменилась, доходы снизились, а работники неотложки начали массово увольняться. Например, в Иркутской области на одной из станций «скорой» работает в четыре раза меньше сотрудников, чем положено. А по данным областного Минздрава, со штатом и с зарплатами здесь все в порядке.

На срочные вызовы ехать некому: вместо 70 специалистов в штате подстанции скорой помощи в Братске всего 15 человек. За последний год уволились восемь врачей. Даже на ночные вызовы теперь выезжают в одиночку. Причина – низкая зарплата. «По бумагам идет, что мы должны зарабатывать: фельдшер без категории – 25-30 тысяч. Например, я – за 7 лет стажа, у меня зарплата 16-18 тысяч всего. И плюс еще снимают тысячи по две в зарплату», – рассказывает фельдшер Марина Дудорова.

С 2013 года в Иркутске медработникам «скорой» платят по-новому. Ставки понизили, пообещав, что потерянное с лихвой возместят премиальными. Однако премии врачи не получают, из-за чего заработок заметно сократился. Кроме того, фельдшерам и врачам запретили брать более полутора ставок и подработку в выходные. «Естественно, и качество обслуживания страдает. То есть я не могу ни носилки…. Сумки я должна три-четыре поднимать по этажам. Мне выгоднее здесь работать на одну ставку и идти полы мыть – выгоднее, чем брать подработки», – рассказывает фельдшер Екатерина Обухова.

Заведующий подстанцией объясняет: подработки, как и премиальные, нечем оплачивать. В фонде заработной платы – ровно столько, сколько нужно заплатить по сниженным ставкам.  И к новому году ситуация, скорее всего, только ухудшится. «Люди не хотят брать подработки. У них один ответ – надо платить. Но платить мы можем по остаточному принципу, ни рубля не оставляем в фонде оплаты, чтобы куда-то сохранить и кому-то что-то дать», – объясняет заведующий подстанцией скорой помощи в Гидростроителе Петр Мымликов.

Впрочем, в министерстве здравоохранения возражают: врачам скорой жаловаться не на что. Деньги на оплату труда, по словам чиновников, выделяются в полном объеме. Штат в Братске, по их словам, укомплектован лучше, чем где-либо по области, а уровень зарплат сотрудников подстанции вполне мог бы превышать 30 тысяч рублей.  Но проблема в том, утверждают в министерстве, что трудовые показатели у подстанции невысокие. «Там у них в месяц идет где-то 1600 должно быть вызовов, а они обслуживают 1400-1500, по предварительным данным. Поэтому то, что говорят медработники, что задержка в обслуживании вызовов медпомощи, – в этом нужно разобраться, почему это происходит. Потому, что объем медпомощи у них не завышен изначально. Они его выполняют и даже недовыполняют», – считает заместитель министра здравоохранения Иркутской области Татьяна Бойко.

Сейчас на Братской подстанции работают две спецбригады и одна линейная. При этом обслуживает скорая помощь территорию нескольких городских районов и близлежащие дачные поселки. По словам начальника подстанции, работой люди загружены до предела, однако, выполнить план по вызовам, чтобы получить премию, в таком минимальном составе просто невозможно.

Не лучше ситуация и в других районах страны. В Ярославской области заявления об увольнении пишут и фельдшеры и водители. Сейчас на город Переяславль-Залесский с населением 42 тысячи человек приходится всего три неотложки. Рядом, в Московской области, зарплаты в 3-4 раза выше. Туда и уходят работать медики. От реформы в скорой помощи пострадали и сами доктора, и их пациенты. «Разгневанные родственники и пациенты сами, естественно весь гнев они выливают на нас и по телефону, когда ждут «скорую», они звонят диспетчеру, и ругаются, и угрожают. И нас, бывает, одна девушка, женщина идет на вызов. И естественно страшно, неизвестно куда мы идем ночами. Что в подъезде, что в квартире притон ли, мужики ли одни пьяные, наркоманы – все, что угодно», – рассказывает фельдшер «скорой» Марина Баранникова.

Новая система «деньги идут за пациентом», вроде бы, правильная. По ней зарплата врачей неотложной помощи должна зависеть от реально выполненных выездов к больным. Но вот размер фондов обязательного медицинского страхования, из которых и платят медикам, в разных областях сильно отличается. А это делает не очень обеспеченные регионы еще менее привлекательными для развития бизнеса и снижает их шансы на экономическое развитие. И одна из причин – отсутствие своевременной и качественной медпомощи. Получается замкнутый круг. «Там, где все с деньгами в порядке, там больше возможностей, там меньше проблем. Но в стране таких регионов, дай бог, 2,5-3 десятка. Все остальные 50 с лишним субъектов РФ, на мой взгляд, будут испытывать серьезные проблемы с финансированием здравоохранения. В том числе, с финансированием скорой помощи. Особенно в тех случаях, где это финансирование уже полностью замкнуто на системе обязательного медицинского страхования», – объясняет директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский.

Российская система скорой помощи кардинально отличается от принятой в развитых странах. Там это – средство экстренной доставки пациента в стационар, где ему и оказывают медицинскую помощь. У нас – скорая стала полновесным звеном по оказанию медицинских услуг. Она часто подменяет и участкового терапевта, и врача-специалиста в клинике. А это уже – лишние расходы времени и средств.


Сделать ОТР моим основным источником новостей в Яндексе


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии