Почему даже общественные слушания не помогли остановить опасную разработку, чем это грозит экологии Селенги и Байкала и чего боятся бурятские шаманы.

Экологический «молибдец». Жители Бурятии готовят петицию против строительства на берегу Селенги молибденового комбината

Почему даже общественные слушания не помогли остановить опасную разработку, чем это грозит экологии Селенги и Байкала и чего боятся бурятские шаманы.

Жители Иркутска и Улан-Удэ решили поддержать соседей, живущих в Тарбагатайском районе Бурятии: в городе начали сбор подписей под петицией против строительства молибденового комбината. Залежи молибдена находятся на берегах реки Селенги, которая впадает в Байкал. Местные жители уверены: разработка месторождения вызовет экологическую катастрофу - повысится радиационный фон, пострадают источники водоснабжения и нерестилища омуля. А бурятские шаманы опасаются за сохранение сакральной скалы на Селенге, которая издревле почитается бурятами.

Участок вблизи Жарчихинского молибденового месторождения специалисты сейчас готовят к началу строительства горно-обогатительного комбината. Официальные сроки пока не озвучивались, но местные экологи выяснили: добыча металла начнется уже в конце мая будущего года. Предприятие построят рядом с рекой Селенга - главным притоком Байкала. Проект комбината практически готов.

Евгений Кислов, ведущий сотрудник Геологического института СО РАН: «Месторождение очень сложное. Оно очень хорошее в том плане, что близкое к городу, к дорогам, к линиям передач. Почему и встал вопрос об его эксплуатации, хотя месторождение очень небольшое».

Добывать тарбагатайский молибден планируется открытым способом. Это значит, что породу будут взрывать. Фактически, говорят экологи, на берегу Селенги появится карьер диаметром почти в километр и глубиной в 500 метров. Кроме того, обогащать горную породу на предприятии будут с применением серной кислоты.

Сергей Палей, настоятель тарбагатайского Крестовоздвиженского храма: «Кислота будет наливаться в ямы, выщелачивать молибден. Если бы они его забрали и увезли туда, где народу нет, и там перерабатывали - дело другое. А они прямо под боком от нас, если напрямую - то два километра, вот,  за этой горой».

Для местных буддистов эти места - священные. Бурятские шаманы говорят: взрывать породу специалисты будут вблизи сакральной скалы Бухэ-Батор, где много веков ежегодно служат молебны в знак уважения хозяину Селенги. Обеспокоены и представители русского старообрядческого населения - семейские.

Чиновники успокаивают: на горно-обогатительном предприятии будут организованы рабочие места для местных жителей. Но тарбагатайцы говорят, что готовы отказаться от работы, чтобы сохранить родные места в первозданном виде. Они боятся, что после строительства комбината подземные воды уйдут в ямы, сенокос будет уничтожен, а засуха и испарения кислоты погубят сельскохозяйственные угодья, которыми сейчас живут не только местные, но и жители ближайших городов.

В июне Восточно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура оштрафовала пользователя Жарчихинского месторождения на 300 тысяч рублей - за отсутствие проекта добычи молибдена. Большинство участников общественных слушаний по предпроектной документации весной этого года высказались против строительства комбината. А вот, власти проект поддерживают. Ведь после выхода предприятия на полную мощность налоги от добычи молибдена позволят Тарбагатайскому району - одному из самых дотационных в Бурятии - финансировать чуть ли не половину своих расходов.
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)