Когда мех выделки не стоит — звероводы Калининграда оказались в глубоком кризисе, передает ОТР. Выхода на западные рынки больше нет, а договорённости с китайцами после введения экспортной пошлины в 7% потеряли силу. Из шести предприятий региона, занимающихся разведением норки, осталось два. Выживать им помогает региональное правительство. На сохранение племенного поголовья выделяются субсидии, рассказала корреспондент ОТР Анна Крылова. Белые, черные, темно-коричневые, серебристо-голубые. В зверохозяйстве Гурьевское живут 12 тысяч норок разных пород. Питание у них — дважды в день. Зверовод Денис Гаврилюк на своем тракторе за два часа успевает раздать корм всему поголовью. Денис Гаврилюк: «В корма добавляют муку, кишки и рыбу». Еще несколько лет назад животных в зверохозяйстве было вдвое больше. Но сегодня содержать большое поголовье бессмысленно: продавать шкурки, ради которых и разводят норок, негде. Доступ на европейские аукционы российским производителям закрыт. Андрей Галактионов, директор зверохозяйства «Гурьевское»: «Мы всю жизнь продавали на финском пушном аукционе. Из-за удаленности региона к нам покупатели редко приезжают. Мы уже приспособились с западом. Но, к сожалению, санкции». С рождения до забоя норка живет 180 дней. За это время вырастает до нужных размеров и набирает массу. После появления молодняка зверь идет на забой. Оставляют только племенных особей для скрещивания. Собранные шкурки отправляют на склад, где они ждут покупателей. Сейчас на складе звероводческой фермы хранится 150 тысяч шкурок. Это остатки, которые руководство планирует продать в течение трех лет. Но даже если сроки затянутся — ничего страшного, потому что при соблюдении температурных условий шкурка может храниться до 10 лет. Изделия из гурьевских шкурок в Калининграде не найти. В малом количестве норку здесь покупают только частные мастера. Около 20% продукции забирают покупатели из Ставрополья и Кавказа. Руководство зверосовхоза пытается наладить торговлю с Кореей, Камбоджей, Японией и Китаем. Но пока не выстроили логистику, которая не заберет большую часть себестоимости товара. Правда, восточные покупатели, пользуясь ситуацией, диктуют цены, невыгодные звероводам. Специалисты считают: отрасль спасут только собственные, российские аукционы. Надежда Зубкова, исполнительный директор национальной ассоциации звероводов России: «Россия должна вернуться к своему аукциону, который у нас всегда был. И мы устанавливали цены. Надо вернуться к хорошо забытому старому. Он щас существует на соболя промыслового и клеточного, он не закрывался, но перестала на нем торговаться норка». Перспективы есть: объем производства меха в мире за последние годы снизился в 10 раз, поэтому в ближайшие годы цена на шкурки может вырасти. Пока же держаться на плаву зверохозяйству помогают дотации из областного и федерального бюджетов. В этом году Гурьевское предприятие получило около 20 миллионов рублей.