Член Совета по правам человека при президенте РФ Кирилл Кабанов предложил ввести уголовное наказание для преследователей. Адвокат Дмитрий Аграновский объяснил, как действующий закон защищает жертв сталкеров и что нужно сделать для помощи. Сталкерами называют тех, кто каким-либо образом преследует людей: досаждает сообщениями, караулит у дома, устраивает проблемы на работе, посылает угрозы. Нередко жертвами становятся бывшие возлюбленные. Например, в феврале 2023 года пострадала студентка: бывший молодой человек отправил ей посылку, которая загорелась у девушки в руках. А в ноябре 2022 года навязчивый поклонник лишил жизни жительницу Московской области. Подобные случаи периодически происходят по всей стране, написала «Парламентская газета». Прошлой осенью в Госдуму внесли законопроект о судебном запрете на приближение, который получил отрицательный отзыв от правительства. Там отметили, что в законе уже есть механизмы защиты жертв преследователей. К тому же депутаты не указали в своем законопроекте ни основания для запрета, ни ответственность за его нарушение. Законотворцы доработают документ с учетом этих комментариев. Один из его авторов, Ксения Горячева, добавила, что депутаты получше изучат уже существующие инструменты защиты. Иногда преследования кончаются тяжелыми увечьями или даже смертью жертвы, заявил член СПЧ Кирилл Кабанов. Порой близким девушек самим приходится нарушать закон, чтобы их защитить. Но в насилии нет ничего положительного, и часто оно приводит к более плачевным последствиям, отметил он. «Я видел этих несчастных людей и их родственников. Преследованиями их доводят до состояния психического расстройства, и они не могут защититься», — рассказал член Совета по правам человека при президенте РФ. По его мнению, нужно законодательно ограничить преследования, а за нарушение запрета — наказывать по уголовной статье. Сейчас в УК РФ нет отдельной статьи для сталкеров. Но есть несколько других, которые вместе описывают то, что называют преследованием, рассказал в интервью ОТР директор Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» Дмитрий Аграновский. «Мне не совсем понятно, что хотят вложить именно в эту статью. Потому что есть отдельная статья за сексуальные домогательства, есть статья за какую-то служебную дискриминацию. Если один человек звонит другому систематически, не высказывая угроз, то это можно, наверное, назвать преследованием, но подвести под какую-то уголовную статью — вряд ли», — поделился размышлениями адвокат. Существует отдельная статья, запрещающая нарушать неприкосновенность частной жизни. Наказание предусмотрено и для тех, кто пытается подставить человека на работе, напомнил собеседник ОТР. Каждое преследование индивидуально, но в любом случае такие действия можно квалифицировать по какой-то из статей УК, которые уже действуют. «Но конкретной статьи «преследование» нет, я думаю, не просто так. Ее не было и в уголовном кодексе РСФСР. Не знаю, есть ли в каких-то кодексах других стран, но мне кажется, очень сложно сформулировать, что это такое», — продолжил Аграновский. Сталкеры ведут себя по-разному: одни везде ходят за объектом своего интереса, другие посягают на его неприкосновенность, третьи — угрожают расправой. Вариантов много, но первое, что должна сделать каждая жертва, это сохранить доказательства: например, переписки или записи разговоров. «Сейчас практически в любом смартфоне есть функция записи разговоров. Это все может пригодиться для обращения в полицию, если действительно ситуация перейдет в какое-то уголовное дело. Или в гражданское дело, если в результате человек понесет какие-то убытки», — порекомендовал Дмитрий Аграновский. Как и в других делах, для улик подойдет все, что удастся собрать. Преследование — очень широкое понятие, которым можно назвать многие действия. Но если жертва ощущает угрозу для жизни и здоровья, важно своевременно обратиться за помощью, предупредил адвокат. По его словам, в отдельной статье УК для сталкеров нет нужды, но правоохранителям следует внимательно относиться к заявлениям о домогательствах.