Цветы на месте шрамов. Как тату‐мастер из Уфы избавляет жертв домашнего насилия от страшных снов?

Цветы на месте шрамов. Как тату‐мастер из Уфы избавляет жертв домашнего насилия от страшных снов?
Лепкое хобби. Как житель из Москвы создает целые города из пластилина?
Добрый “птенчик” из Уфы! Что заставило пенсионера выйти на улицу с баяном?
Клин клином, мусор - мусором! Как в Нижегородской области жители борются с несанкционированными свалками?
Проблема сиротства у животных! Кто спасает медвежат, оставшихся без родителей?
Квартирный вопрос разделил семью! История о том, как объединившись, люди помогли вернуть дочь маме
Квартирный вопрос разделил семью! Проблема сиротства у животных. Клин клином, мусор - мусором. Добрый “птенчик” из Уфы
Сырные заклинания. Как козы помогли пенсионерке осуществить мечту?
Здесь вам не равнина! Как самый сложный на Кавказе марафон помогает детям поверить в себя?
Почему сложный марафон помогает детям поверить в себя? Цветы на месте шрамов. Как козы помогли пенсионерке осуществить мечту?
Как детские впечатления помогли преподавателю уголовного права найти свое призвание?

Некоторым нашим участникам иногда самим нужна помощь. Героиня следующего сюжета, Женя Захар, не смогла продолжать свой благотворительный проект, потому что у неё кончились краски для татуировок. Они нужны ей, чтобы перекрывать шрамы жертвам домашнего насилия. Мы не смогли остаться в стороне и обратились к представителям малого бизнеса за помощью. На нашу просьбу откликнулся производитель Красок Энигма и передал для Жени целую коробку материалов. Моя коллега Варвара Макаревич поехала в Уфу, чтобы вручить краски и познакомиться с Женей лично. А еще из первых уст выслушать историю одной из жертв, которая попросила не показывать ее лицо и не называть фамилию.

ПОРА РЕШАТЬ!

Это не просто красивые татуировки. Под каждой прячется страшное прошлое - шрамы от ножевых и пулевых ранений. Автору этих рисунков каждый из них дарит возможность сделать мир лучше.

В 2016 году тату-мастер из уфы Женя Захар открыла свой проект Перерождение. Она предложила бесплатно делать татуировки на месте шрамов жертвам домашнего насилия. Прошло уже несколько лет, а очередь из женщин, которые хотят замаскировать шрамы красивыми татуировками меньше не становится. Иногда у Жени заканчиваются материалы для татуировок. И сейчас наша редакция нашла возможность привезти ей в подарок вот эту коробку с красками. Я решила передать их лично

Женя вдохновилась примером бразильской татуировщицы и написала пост в социальной сети.

Женя Захар: На мой самый первый пост откликнулось, наверное, около ста человек в первый же день. Мне написали девушки со всей России.

Проекту уже 4 года, а девушки все идут и идут. Некоторые даже приезжают издалека: Нижневартовск, Владивосток, даже Лондон - география обширная. У каждой женщины своя история: страшная, жуткая, жестокая.

Женя Захар: Ты когда слушаешь их, у тебя мурашки по коже, волосы дыбом встают. Но самое, наверное, запоминающееся, это про девушку, которую, девушку, которую парень выстрелил в загсе в нее. Они жили 4 года, душа в душу, решили расписаться, пошли в загс. И в загсе есть комната, в которую жених и невеста заходят последний раз, они там проводят какое-то время и потом становятся мужем и женой. Вот они зашли, он достал пистолет и со словами: “Не доставайся ты никому” выстрелил в нее. Вот она мне рассказывала, ой, у меня мурашки по коже.

Жене, которая сама никогда не сталкивалась с домашним насилием, было сложно понять - как такое возможно в нашем мире, неужели такая жестокость действительно существует. Ей даже пришлось обратиться к психологу, настолько сильным поначалу было потрясение от услышанного. Ведь девушки уходят домой каждая со своей историей, а Женя остается со всеми историями сразу.

Очередной понедельник, к Жене приходит Оксана, многодетная мама и жертва домашнего насилия. История Оксаны не типичная. Она порезала себя сама, потому что не было больше сил терпеть побои мужа.

ОКСАНА: У меня шрамы появились, это было очень давно. Вышла замуж я молодая в 23 года. Мы жили не в Башкирии, муж привез меня сюда. Он очень сильно пил. Идти было некуда. В общем колотил он меня по-страшному. Допек в один прекрасный момент меня так что просто жить не хотелось. Битая постоянно ходила, у меня глаза не открывались. Черные глаза были, гематомы. В один прекрасный момент просто решила, что умереть, наверное, проще чем так жить, битая все время. Взяла нож…

Мать Оксаны считала, что побои в семье личное дело дочери. Ее свекровь знала о поведении сына, но тоже не вмешивалась. А больше Оксана ни с кем не делилась. Женя уверена, что первый шаг в борьбе с домашним насилием - не замалчивать проблему.

Женя Захар: Девочкам тяжело признаваться не только даже кому-то со стороны, например, пойти и рассказать это ну какому-то психологу, да. Им тяжело даже рассказать это подруге, или маме, или какому-то близкому человеку, а ко мне они все-таки относятся как к, ну в какой-то части я психолог для них и врач. Который лечит не только душу, но и тело.

Чтобы вылечить душу нужно время, чтобы вылечить тело- нужны краски, иглы, расходные материалы. Иногда Жене помогают сами производители, иногда переводят деньги те, кому ее проект кажется важным, иногда даже сами девушки все-таки оставляют какие-то деньги за работу.

Женя Захар: Она встает, она подходит к зеркалу, и она: а где шрам? Она его найти не может, и она обнимает меня, мы плачем. Потому что это такой момент, что все, нету. Этого прошлого нет. Конечно, останется на душе, но есть такое выражение: с глаз долой, из сердца вон.

Женя мечтает, что однажды проект “Перерождение” будет закрыт. Но сейчас знает — она не зря приходит в свой салон каждый понедельник.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски