Мария Волынцева: Надо полюбить животное, того, кого любишь, никогда не предашь...

Гости
Мария Волынцева
защитница животных, ветеринарный врач (г. Королев)

Павел Давыдов: 35 лет назад в легендарной программе «Взгляд» вышел трогательный сюжет Владислава Листьева о юноше, который поселил лошадь у себя в квартире. Этот материал получил многочисленные награды или даже выиграл гран-при на фестивале во Франции. Подростка звали Пётр Малышев. Он погиб в Боснии в 1994 году. Всю страну и меня лично тогда поразила эта история про подростка, который так любит животных. Пётр выкупил больную лошадь на бойне и поселил в своей квартире. «Ну и как вам, комфортно вместе существовать?» – спрашивал тогда Влад Листьев. «Не высыпаюсь. То в лицо дышит, то живот лижет. Сегодня вот за колено укусила под утро», – сетовал тогда Пётр. Этот сюжет я вспомнил не просто так. Сегодня в нашей программе мы поговорим о небезразличных людях с одной стороны, и о тех, кто в мире животных ведёт себя не по-человечески.

Почему люди выбрасывают питомцев и как животным можно помочь? Этот вопрос я переадресую моей гостье. В студии «Большой страны» Мария Волынцева – защитница животных, ветеринарный врач из клиники «Ёжик», которая находится в подмосковном Королёве.

Мария, здравствуйте!

Мария Волынцева: Здравствуйте!

Павел Давыдов: С кем вы сегодня приехали? Как зовут эту красавицу?

Мария Волынцева: Красавицу зовут Баги. Это маленький котёнок, ей всего 6 месяцев. Мы её забрали с улицы этой осенью холодной. Будем ей искать добрые ручки.

Павел Давыдов: Можно я с ней познакомлюсь?

Мария Волынцева: Да, конечно.

Павел Давыдов: Баги, иди ко мне.

Мария Волынцева: Баги, познакомься.

Павел Давыдов: Какая красотка! Забрал бы себе, не имея животных, у меня и кошка, и собака. Привет!

Мы вас, Маша, позвали к нам в программу, потому что на ваших страницах в соцсетях увидели буквально крик души от того, что люди избавляются от животных и приносят вам в клинику, словно это приют. А вы смогли ответить себе на сложный вопрос, почему так происходит?

Мария Волынцева: Очень сложно. Наверно, больше некуда принести, и считают люди, что ветврачи любят животных, не пройдут мимо, не бросят, наверное, заберут.

Павел Давыдов: Маша, скажите, пожалуйста, а кроме кошек, собак каких животных в клинику вам ещё подбрасывают?

Мария Волынцева: Ёжик был африканский, крыс приносили, кроликов, морских свинок.

Павел Давыдов: А какая судьба у этих животных?

Мария Волынцева: Всех пристроили. Изначально у нас не было такой задачи – пристраивать чьих-то домашних животных. Когда мы открыли клинику, у нас появилась возможность спасать бездомышей. Мы хотели спасать с улицы бездомышей – тех животных, у которых нет хозяев, которых никто не сможет полечить, за них заплатить, обогреть их, накормить. Была такая идея. И мы стали этим заниматься – собирать бездомышей, тем, кому нужна медицинская помощь. И быстро слухи…

Павел Давыдов: По городу пошли.

Мария Волынцева: По городу пошли, да. У нас есть страничка в соцсетях, люди на нас подписываются, смотрят, знают, что мы пристраиваем. Думают, что это так легко получается. Это, конечно, не легко. И стали подбрасывать под дверь клиники кошек в переносках, привязывать собачек к перилам лестницы.

Павел Давыдов: Какой ужас!

Мария Волынцева: Да, причём не в рабочее время клиники, а когда клиника не работает: либо рано утром, либо когда мы уже закрылись.

Павел Давыдов: Бывали трагедии, когда вы не успевали спасти животное?

Мария Волынцева: Не бывали, но был случай, когда собаку привязали в 9 вечера, а обнаружили мы её только в 9 утра. Это был февраль месяц. Бигль Гарри, у него на ошейнике нацарапали имя Гарри и написали «10 лет». И он в сосульку превратился, он был весь замёрзший, шерсть была сплошная сосулька.

Павел Давыдов: Господи!

Мария Волынцева: Он у нас прожил всего месяц. У него была почечная недостаточность, и он переохладился. Такой был преданный пёс.

Павел Давыдов: Вот что происходит с людьми в такой ситуации? Сложно объяснить логику, как можно, во-первых, избавиться от своего питомца, а во-вторых, почему люди вообще это делают? Я для себя до сих пор найти ответ не могу. Хотя понимаю, что кто-то не справился с воспитанием животного, я понимаю, что где-то есть ситуация, связанная со здоровьем, – аллергия, например. Но всегда же можно вести себя по-человечески: привезти в приют или найти через соцсети людей, которые сами заберут. Но вот так выкидывать на мороз, и тот случай, который вы привели с собакой, – это, конечно, бесчеловечно.

Мария Волынцева: Не могу ответить на этот вопрос. Я никогда бы так не поступила, у меня бы даже такой мысли не возникло. Я часто задумывалась почему. Я не знаю.

Павел Давыдов: Ответа нет.

Мария Волынцева: Честно, нет. Мне кажется, это люди трусливые, если они делают это по ночам, по утрам. К нам не приходили вот так: «Хочу вам подбросить». Вы же понимаете?

Павел Давыдов: Конечно. А я хочу вернуть вам Баги, она уже урчит у меня. Мне хочется забрать её домой, но лучше я её верну в ваши добрые руки, иначе эта кошка окажется у меня дома.

Мария, а мы продолжим эту беседу чуть позже, а сейчас расскажем о необычной организации из Тверской области, которая спасает медвежат. О помощи лесным сироткам – моя коллега Екатерина Якунова.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: В эфире программа «Большая страна. Открытие», тема выпуска – «В мире животных». Домашние питомцы – это не только собаки и кошки, но именно они чаще всего живут в наших домах, контактируют и с членами семьи владельца, и с другими людьми. И именно они чаще всего страдают от действий безответственных людей.

Мы продолжаем разговор с Мариец Волынцевой – ветврачом, защитницей животных.

Мария, слоган вашей клиники звучит так: «Лечим, спасаем, отдаём в добрые руки!». А сколько сейчас в вашей клинике подброшенных животных?

Мария Волынцева: Не только подброшенных, ещё мы сами собираем бездомышей, тех, которым нужна медицинская помощь. Сейчас в клинике у нас живут 15 кошек.

Павел Давыдов: Ого! Вы вели какой-то подсчёт, сколько всего животных вам удалось спасти и отдать в добрые руки?

Мария Волынцева: Нет, такой статистики нет. Но за прошлый года мы подсчитали – мы пристроили 54 кошки и одну собаку.

Павел Давыдов: Ничего себе! Мне кажется, не каждый приют этим может гордиться. А скажите, пожалуйста, нельзя сотрудничать с приютом, чтобы отдавать туда животных? Почему вы по такому пути не пошли?

Мария Волынцева: Все приюты переполнены. В приютах нет мест, к сожалению.

Павел Давыдов: Может быть, вот ответ на вопрос, почему в ветклинику люди несут животных?

Мария Волынцева: Наверное, да.

Павел Давыдов: Сталкиваются с проблемой, что никто не готов забирать их животное. Вот как быть в такой ситуации?

Мария Волынцева: Можно разместить объявление в соцсетях, красиво сфотографировать своего питомца, рассказать о его положительных чертах, какой он хороший, интересный, заинтересовать. Разные в жизни бывают ситуации, попробовать пристроить самому. Не надо никого выбрасывать. Люди обязательно пожалеют, откликнутся и, возможно, заберут к себе.

Павел Давыдов: Я знаю, что долгое время в вашей клинике жила собака Дина, и вы её даже называли «директором клиники». Расскажите её историю.

Мария Волынцева: Дину к нам привели 7 лет назад на усыпление. У неё было тяжёлое заболевание. Её привели усыплять не потому, что плохие хозяева. Очень люди хорошие. Но Дине не могли поставить правильный диагноз. Она ходила по разным клиникам. С такой собакой было тяжело жить в одной квартире. У неё были приступы вокализации, она громко кричала, соседи вызывали участкового, жаловались. И к нам они уже пришли сначала посоветоваться. Если мы скажем, что нет, посоветовали нашего доктора, то тогда усыпить. Наш доктор сказал, что «я помогу», поставил правильный диагноз, назначил терапию. Через 30 дней у нас была устойчивая динамика. Мы прожили вместе 7 лет. Бесподобная собака! Когда она к нам попала, она не знала своей клички, потому что она все 2 года своей жизни болела. Ей было ни до чего. К сожалению, в этом году она ушла.

Павел Давыдов: Как в такой ситуации говоря: «Ушла на радугу».

Мария Волынцева: Да, наверное, где-то нужен был щенок бигля, где-то мама бигль рожала щенков, и она очень понадобилась. Я надеюсь, что она переродилась в щенка и сейчас где-то счастливо живёт.

Павел Давыдов: Маша, скажите пожалуйста, а какой случай, связанный с жестоким обращением с животным, лично у вас вызывает негодование?

Мария Волынцева: У меня таких случаев много.

Павел Давыдов: Давайте какой-то яркий самый.

Мария Волынцева: Да, эфира не хватит всё рассказывать. Последний вот сейчас, в ноябре у нас был случай: к нам принесли кошку с пулевым ранением. У неё был прострелен мочевой пузырь. Принесли её в тяжёлом состоянии. На УЗИ мы обнаружили, что вся брюшная полость заполнена содержимым мочевого пузыря, уже начался перитонит. Мы провели экстренную операцию, извлекли из мочевого пузыря пулю. К сожалению, к нам часто приносят кошек, собак, птиц с пульками. Стреляют люди из пневматики, и, к сожалению, наверное, они не совсем понимают, как они могут покалечить и какой они могут нанести вред животным. Он, получается, в кошку стрелял, и она убежала на своих ногах. И, наверное, не понимает, что дальше происходит с животным. а это мучительная смерть, гибель от перитонита. Она очень мучилась. Слава богу, её успели принести. Мы смогли её спасти, выхаживали её долго. Сейчас с Мотей всё в порядке, она выжила. Но если бы это животное было бездомным и у него не было бы хозяина, никто бы его не принёс в клинику, оно очень мучительно бы погибало на улице. Пожалуйста, если кто-то это делает и думает, что это игра и развлечение, не нужно стрелять в животных. Можно пострелять в банки, как-то порезвиться в тире. Не нужно в животных.

Павел Давыдов: Благодаря вам и вашим коллегам у животных появляется шанс на спасение. Давайте ещё какие-то истории вспомним.

Мария Волынцева: Меня очень удивляют, когда выбрасывают взрослых собак, с которыми прожили долгие годы. Случай был года 3 назад. Выбросили йорка старенького, я не знаю, сколько ему было лет, поставили в сугроб в лежанке. Йорк – калека, видимо, с детства он прыгал на трёх лапках. Мы его обнаружили только в 2 часа ночи. У нас есть датчики движения на камерах. Мы увидели, что кто-то бегает, прыгает. Я сначала подумала, что это кролик, потому что собачка-инвалид прыгала на трёх лапах, передняя лапка была подогнута. Доктор наш поехал в 2 часа ночи к клинике и увидел, что это маленький йорк. Мы смогли его пристроить. Его забрала очень добрая семья. Он прожил ещё 2 года. К сожалению, тоже в этом году его не стало, но зато он прожил в любви. Я не понимаю, как люди после этого вообще спать ложатся.

Павел Давыдов: Удивительно другое, что ведь эти же люди, которые так поступают с животными, они затем, когда их родители станут пожилыми, отправят их в дом престарелых или вообще откажутся от них. Это какое-то помутнённое и извращённое сознание людей. Я не знаю, как это даже объяснить.

Мария Волынцева: Не исключено, я с вами согласна. Изначально была идея, что мы можем в маленькой клинике в Подмосковье делать, – стерилизовать бездомных кошек, собак, чтобы не рождались несчастные котята, щенки, которые вряд ли найдут своих хозяев, не тех заберут с улицы.

Павел Давыдов: Сразу уточню, стерилизовать бесплатно?

Мария Волынцева: Стерилизовать бесплатно.

Павел Давыдов: То есть программа специальная, да?

Мария Волынцева: Мы себе можем это позволить. Мы же ветврачи, это наша работа, нам платят за эту работу.

Павел Давыдов: Но это же очень дорого, это расходные материалы, ведь должен кто-то вам помочь.

Мария Волынцева: У нас много друзей. У нас стоит специальная коробочка в клинике, куда можно положить денежку.

Павел Давыдов: Пожертвования.

Мария Волынцева: Да, пожертвования. Люди приходили, сами спрашивали, как можно помочь. Знают, что мы подбираем бездомышей. И мы такую коробочку сделали.

Павел Давыдов: Мария, мы продолжим эту беседу и ещё поговорим о психологии людей, которые поступают таким чудовищным образом. А сейчас мы расскажем о фонде зоозащиты из Челябинска «Спаси меня». Приют является временным или постоянным убежищем и домом для совершенно разных диких животных, у которых крайне мало шансов выжить в дикой природе. Это осиротевшие, брошенные и раненые животные, рождённые в неволе или неудачно воспитанные в качестве домашних питомцев. Руководитель приюта – ветеринар Карен Даллакян. Этот человек обладает удивительным даром общения с дикими животными. У доброго папы Карена побывала моя коллега Татьяна Авдеева.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Животное – не игрушка. Это живые существа, требующие постоянной заботы, любви и ухода. Недаром многие говорят, что завести собаку – это событие не менее ответственное, чем родить и воспитать ребёнка. Не хочется говорить банальности вроде «мы в ответе за тех, кого приручили», но Антуан де Сент-Экзюпери был прав: животное – не развлечение, а друг, которого нельзя предавать, обижать.

Мы продолжаем разговор с Марией Волынцевой, ветврачом, защитницей животных.

Мария, в вашей практике вам удавалось переубедить человека, который привёз вам усыплять животное?

Мария Волынцева: Честно скажу, я не стараюсь переубедить, потому что у нас был печальный случай. Пришёл мужчина пожилой и сказал, что у него умерла пожилая мама и осталось две взрослые собаки. Он пришёл с просьбой усыпить их, на что я ему сказала: «Вам никто не поможет с этим вопросом», На что он мне ответил: «Нет, вот я был в другой клинике, – назвал мне клинику, – и договорился, но там дорого». Честно говоря, мне стало страшно, что, конечно, он это сделает. Я предложила ему свою помощь: «Давайте, – говорю, – поможем вам кормом, каким-то уходом». Мы кинули клич подписчикам, закупили много корма. Мы даже приехали в этот дом к этим собакам. Забрать к себе в клинику, к сожалению, я не могу двух огромных собак взрослых. И пристроить таких собак – это почти невозможно. Он пообещал не усыплять и пропал, и через полгода я узнала, что он их усыпил.

Павел Давыдов: Ужас! Я нашёл очень интересную фразу: «Животные обладают способностью обнаруживать чувства и развивать качества, на которые многие люди не способны». Мария, на какие вопросы должен ответить человек, который решил избавиться от своего домашнего питомца, прежде чем это сделать?

Мария Волынцева: Наверное, когда заводишь животное, нужно понимать, что это не на год, не на два, это не игрушка. Лет на 15 надо рассчитывать. Нельзя предавать своего питомца. Это человек может себя обеспечить, найти жильё, заработать деньги, купить покушать, животное – нет. Если вы его берёте, вы несёте полную ответственность за него. Надо любить животных, надо полюбить свою собачку, кошечку. Того, кого любишь, никогда не бросишь, не предашь, правда?

Павел Давыдов: Золотые слова! Психиатры говорят, что люди, которые жестоко обращаются с животными, имеют психические отклонения. Вы согласны с такой точкой зрения?

Мария Волынцева: Да, я согласна. Недаром же говорят, что все известные маньяки изначально издевались над животными – убивали кошек, собак, а потом перенесли эти действия на людей. Конечно, это какое-то заболевание, это не нормально.

Павел Давыдов: Мария, вы ищете добрые руки, в которые можете пристроить животных, а я считаю, что добрые руки, отзывчивое сердце – у вас и ваших коллег. Я хочу сказать вам большое спасибо, что вы помогаете тем, кто сам о себе позаботиться не может. И ещё я очень надеюсь, что в нашем мире будет больше ответственных людей. Если они заводят животное, будут нести эту самую ответственность. А самое главное, если вдруг возникает это преступное желание выбросить, усыпить, человек, мне кажется, должен как минимум посмотреть в глаза своему животному. Может быть, в этот момент у него появятся какие-то чувства, которые в результате спасут его самого и его душу. А вообще мы сегодня в нашей программе, мне кажется, не просто так вспомнили слова Иммануила Канта: «Мы можем судить о характере человека по его отношению к животным». Вы согласны?

Мария Волынцева: Согласна.

Павел Давыдов: Чаще надо задумываться об этом, и мир станет лучше. Спасибо вам большое за участие в нашей программе!

Мария Волынцева: Спасибо, Павел!