Нейробиолог Нурали Латыпов: Любой инженер, ученый, когда он сделал открытие или изобретение, – это его творческий ребенок и каждому родителю хочется, чтобы этот ребенок выжил

Гости
Нурали Латыпов
кандидат философских наук, нейробиолог

Ангелина Грохольская: Изобретения русских учёных известны во всём мире, но есть имена, которые даже на Родине мало кто знает. Видеомагнитофон – он был почти в каждом доме. Первая серийная модель разработана американской компанией, которую основал русский эмигрант – казанский инженер Александр Понятов. А помните «Тетрис»? Падающие фигурки нужно было собрать в одну линию. Так вот, автор игры – Алексей Пажитнов – в родной стране не получил за неё ни копейки. Но, к счастью, Билл Гейтс взял на работу талантливого изобретателя. Сколько ещё таких гениальных, но забытых или непризнанных имён, узнаем у кандидата философских наук, нейробиолога Нурали Латыпова.

Нурали Нурисламович, здравствуйте! Спасибо, что согласились уделить нам время.

Нурали Латыпов: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Вот скажите мне, пожалуйста, много ли у нас действительно таких имён, учёных, которые прославили нашу страну, но, к сожалению, мы их не знаем?

Нурали Латыпов: Вы знаете, удивительно, но это стало недобрая традиция. Таких имён было огромное количество и до Октябрьской революции, их количество не сильно уменьшилось и во времена советской власти, и уж совсем худо всё стало в те самые так называемые лихие 90-е. Я вам ответственно могу заявить: большего ущерба, чем нанёс Чубайс и Гайдар отечественной генетике, никакой Лысенко, так сказать, не может сравниться по ущербу, например. Вы в начале выступления упомянули про нашего отечественного талантливого айтишника, которого приютил Билл Гейтс, да?

Ангелина Грохольская: Который придумал «Тетрис» – эту игру.

Нурали Латыпов: Да, «Тетрис». Таких самородков было большое количество. Достаточно яркое и опережающее время изобретение сделали мои братья – виртуальная сфера: ты заходишь в сферу, которая там вращается, ранец, компьютер портативный и прочее, виртуальные очки, и ты можешь бегать, прыгать, так сказать, путешествовать по территории, скажем, Московского Кремля или по горам Пальмиры и так далее, то есть ты реально ощущаешь себя в пространстве. Это даёт и в мирной, и в военной сфере колоссальные, будем так говорить, дивиденды. Если говорить о мирном, то Лас-Вегас у них закупил на корню сразу все их сферы и так далее, например. Но почему у нас это невозможно было сделать? В итоге они поехали в Америку, не потому что они не патриоты, но потому что… Вот я хочу здесь объяснить: любой инженер, любой учёный, когда он сделал открытие или изобретение, это его ребёнок, творческий ребёнок, и каждому родителю хочется, чтобы этот ребёнок не загнулся, чтобы он не превратился в выкидыша.

Ангелина Грохольская: Почему так происходит? Вот у нас изобретение: да, круто, здорово, мы поаплодировали и на этом закончили.

Нурали Латыпов: С грустью один изобретатель мне сказал: «У нас нет инновационной среды». Но я хочу, знаете, ещё об одной вещи сказать: вот есть такая фраза, это фраза про школу, но она касается и нашей темы, может быть, нашей тем в первую очередь. «Школа – это место, где шлифуют булыжники, но дробят бриллианты». Вот, вы знаете, мы не умеем работать с талантливыми людьми. Я как нейробиолог заявляю: талантливые люди – это очень непростые люди, зачастую, да, действительно со вздорным, может быть, скверным характером и так далее, но это оборотная сторона, понимаете? Вот если ненормальный мозг, а любая гениальность, талантливость – это уже ненормальность, это уже отклонение от нормы. Но другое дело, что в другую сторону от шизофрении, но в любом случае – отклонение, и это надо понимать.

Ангелина Грохольская: Именами каких учёных мы ещё могли бы гордиться, и, возможно, они бы даже получили Нобелевскую премию, но этого не случилось?

Нурали Латыпов: Вам приведу пример, который мало известен: есть такой учёный Оловников, до сих пор кандидат биологических наук. За 15 лет до открытия теломер он теоретически предсказал их реальность, а потом уже через 15 лет, по-моему, британские учёные их открыли экспериментально, они получили Нобелевскую премию. Оловникова тоже выдвигали на Нобелевскую премию, но как ехидно заявил один из коллег Оловникова, по-моему, Егор Егоров, что, конечно, это всё закономерно, что ему не дали Нобелевскую, он же – одну статью. А почему он одну статью только имел? Почему от только кандидатом биологических наук стал? Почему мы обвинили Нобелевский комитет в несправедливости, но мы сами не подняли его до нобелевского уровня? Кстати, во многом поэтому у нас так мало Нобелевских премий. Но я два слова хочу добавить ещё про одну вещь: вот эта беда ещё родилась в 80-70-е годы в Советском Союзе, а в 90-е вообще превратилась в кошмар. Это дезавуирование практически вот этих всех институтов, степеней – кандидатских, докторских и так далее. Кстати, кандидат наук Оловников – почему? Потому что он реальный учёный, реальному учёному некогда бегать с бумажками.

Ангелина Грохольская: И добиваться себе званий каких-то.

Нурали Латыпов: А все шустрые… Знаете, есть такая поговорка: «Бог справедлив, но черти проворнее». И вот эти черти – их великое множество. Я вообще считаю, пора вот эти все кандидатские, докторские и так далее вынести за скобку.

Ангелина Грохольская: Сейчас прервёмся на несколько минут.

В эфире программа «Большая страна. Территория тайн». Абсурдные исследования британских учёных часто становятся объектами шуток, впрочем, сам термин – выдумка, интернет-мем. Другое дело, новосибирские учёные – здесь всё серьёзно. Среди их реальных открытий: адронный коллайдер, уникальный метод борьбы со злокачественными опухолями, растения-очистители и многое-многое другое. А ещё Новосибирск напрямую связан с космосом: изобретения сибиряков работают не только на Земле, но и за пределами атмосферы. Во многом благодаря Юрию Кондратюку – мечтателю и учёному, стоявшему у истоков космической инженерии. По звёздному мосту Кондратюка прогулялась Мария Черешнева.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: С нами на связи Нурали Латыпов – кандидат философских наук, нейробиолог.

Вот про инновационную среду: сейчас вроде бы в каждом практически регионе есть технопарки, вспомнили вы вновь про то, что нужно с молодых ногтей детей приучать к техническому творчеству, прошлый год был Годом науки, есть гранты у Академии наук – вот это всё изменит ситуацию? Мы получим хорошие действительно имена учёных, о которых мы будем знать, которыми мы будем гордиться, и, самое главное, они будут гордиться, что они в нашей стране выросли как персоны, как личности и как учёные?

Нурали Латыпов: Да, в пору вспомнить, помните, Ломоносов: «Может собственных Платонов, быстрых разумом Ньютонов российская земля рождать». Кстати говоря, у меня есть фраза печальная: «Нет такой матери, у которой было столько талантливых детей, как Россия. Но нет такой матери, которая так жестоко обращалась бы со своими детьми, как Россия», – я сейчас имею в виду талантливых людей. Вот это надо менять. Всё, что вы озвучили, я вижу: «Сириус», «Сколково» и так далее. Есть, есть попытки изменить ситуацию – это всё правильно, но это тактика, в целом нужна стратегия. А вы знаете, удивительно, помните у Пушкина – «леность ума», мы не любопытны. Вот «не заморачивайся», обратите внимание, в русском языке сколько выражений – «не парься» и прочее-прочее-прочее. Я сейчас хочу привести пример, почему в Израиле – такой маленькой стране – такое гигантское количество инновационных возможностей. В еврейской традиции – учить детей не лениться думать. Мы должны присмотреться к этой еврейской традиции, учить с молодых ногтей не лениться думать – вот это самое главное, что только моет быть. Я приведу другой пример: я родился в маленьком городке узбекском, провинции глубочайшей, но как я попал в столицу? Вначале я победил на Олимпиаде городской, областной, республиканской, и на новосибирской Олимпиаде я стал победителей. И, вы знаете, меня сразу пригласили в физико-математическую школу-интернат при Новосибирском университете. Удивительно инновационная среда, удивительные люди нам преподавали, с удивительными людьми я вместе учился. Но я хочу самый парадоксальный пример привести: за год до этого у меня в журнале «Юный техник» было опубликовано изобретение – проект морского судна на паровой подушке, до этого воздушные подушки. И, вы знаете, узнав об этом, академик Лаврентьев – вице-президент Академии наук СССР, президент Сибирского отделения Академии наук СССР – этого сопливого мальчишку пригласил и 15 минут с ним беседовал. Тот заряд, который он мне задал, то внимание, которое он уделил, он увидел некую неординарность. Но, обратите внимание, это был очень высокого ранга человек, очень суровый человек, между прочим, и мне везло, я ещё нескольких таких людей встретил и потому состоялся. Я потому и хочу к должностным лицам, к лицам, которые публичные и так далее, обратиться: не проходите мимо талантливых, не проходите мимо ни детей талантливых, ни юношей талантливых, ни пенсионеров талантливых. Кстати говоря, очень многие пенсионеры, возможно, больше могут дать, они просто незаслуженно задвинуты.

Ангелина Грохольская: Это очень хороший посыл! Действительно, талант нужно не только вырастить, его сначала нужно рассмотреть и дать ему ту самую инновационную почву, в которую он прорастёт и станет большим-большим талантом, которым мы будем гордиться. Нурали Нурисламович, спасибо вам огромное за эту беседу, за эти слова и за эти очень точные, хоть и острые, сравнения, самое главное, чтобы к ним прислушались.

Нурали Латыпов: До свидания!

Ангелина Грохольская: До свидания!