Александр Маврин: С незапамятных времен и до конца дней, всегда человек будет стремиться увидеть землю с необычного ракурса

Гости
Александр Маврин
пилот теплового аэростата и директор Федерации воздухоплавательного спорта Рязанской области

Павел Давыдов: С незапамятных времен человек стремится в небо. Существует много сказок, мифов и легенд о различных летательных аппаратах и людях, которые пытались взмыть к облакам: это и колесницы богов, и ковер-самолет, и крылья, которые можно было надеть и полететь, как птица, и многое другое. Люди придумывали различные приспособления, с помощью которых надеялись оторваться от земли. И вот сегодня мы уже привыкли к самолетам, аэростатам, дельтапланам и даже различным хитроумным реактивным приспособлениям, позволяющим летать. Но не только на них мы поднимаемся к облакам, чтобы ощутить непередаваемые эмоции от настоящего полета и фантастических перспектив.

О развитии воздухоплавательного спорта в регионах России мы поговорим с Александром Мавриным – пилотом теплового аэростата, директором Федерации воздухоплавательного спорта Рязанской области. Александр, здравствуйте.

Александр Маврин: Здравствуйте.

П.Д.: Воздухоплавание – это полеты на летательных аппаратах легче воздуха. Это общепринятое объяснение. Но мне кажется, это слово скрывает намного больше. Так что же это такое?

А.М.: Это, как говорят многие, образ жизни. Потому что воздухоплавание включает в себя не только полет сам по себе, но еще и знание метеорологической обстановки, умение читать карты. И вообще это то, чем люди занимаются в теплое время года очень активно, а зимой…

П.Д.: Слегка.

А.М.: Да, слегка. Холодно, поэтому нужно одеваться теплее, и можно также полетать.

П.Д.: Вообще аэростат – летательный аппарат легче воздуха, принцип действия которого придумал Архимед. А сегодня новые технологии изменили… не принцип Архимеда, конечно, а сам летательный аппарат?

А.М.: Новые технологии какие? Это вид топлива. У нас газ – пропан-бутан. Соответственно, ничего не меняется. Когда занимаемся спортом, очень много виртуальной части полета, когда пилот уткнулся в монитор, и у тебя есть там виртуальные цели, которые необходимо пролететь. Соответственно, ты летишь уже по приборам – и теряется сама суть воздухоплавания, когда ты просто любуешься красотами земли.

П.Д.: А как раз что открывает для себя человек, который оказался в корзине воздушного шара? Какие эмоции испытывает?

А.М.: Конечно, это восторг. Причем, как сказал один из моих товарищей, с кем я летал, на самом деле ты не знаешь, кто больше рад: то ли ты, потому что ты летишь, то ли те люди, которые видят, как ты летишь, потому что происходит обмен эмоциями.

П.Д.: И что, так хорошо слышно, что с земли кричишь, в небесах звук?

Когда ты вылетаешь за пределы городской черты, там ты уже можешь стелиться в 5 сантиметрах. Это так называемый бреющий полет, когда ты корзиной касаешься травы или листьев деревьев.

А.М.: Тепловой аэростат тем и уникален, что ты можешь пролетать на 50 метрах над препятствиями, над землей. 50 метров – это не так уж и много. А когда ты вылетаешь за пределы городской черты, если не летаешь над городом, то там ты уже можешь стелиться в 5 сантиметрах. Это так называемый бреющий полет, когда ты корзиной касаешься травы или листьев деревьев.

П.Д.: Александр, вы руководите Федерацией воздухоплавательного спорта Рязанской области. А чем занимается эта общественная организация?

А.М.: Популяризацией воздухоплавательного спорта в массы. Организовываем спортивные мероприятия и занимаемся также демонстрационными полетами. В этом году успешно провели пятый Кубок России по воздухоплавательному спорту.

П.Д.: А вообще кто сегодня занимается воздухоплавательным спортом? Это хобби? Или все-таки этим видом спорта можно заниматься профессионально?

А.М.: Есть и профессионалы, а есть и те, для кого небо – это хобби. Ты пилот. Без разницы, кем ты был, чем ты занимался. Главное то, что у тебя есть аэростат, надежная команда, машина подбора и стремление, желание опять испытать это чувство полета.

П.Д.: Скажите, пожалуйста, а существуют ли какие-то образовательные проекты, например, в рамках вашей Федерации воздухоплавательного спорта Рязанской области?

А.М.: Да. Мы уже пятый год подряд активно сотрудничаем с РГУ имени Есенина. Там есть географический факультет. Ребята, молодые студенты находят практическое применение своим знаниям в картографии. Мы объезжали сутки напролет места под Рязанью так, чтобы нарисовать новую карту, потому что, к сожалению, 1972 года только картосъемка есть. Нарисовали карту, привязали ее согласно всем европейским требованиям.

П.Д.: То есть фактически это не только образовательный проект, но и большая исследовательская работа?

А.М.: О да! С нами летали и кандидаты, сейчас они уже доктора географических наук, которые изучали именно изменение течения реки Оки. Из летописей видно, что Ока изменила свое течение. Если раньше она текла у Солотчинского женского монастыря, то сейчас приблизилась…

П.Д.: К мужскому.

А.М.: Да, к мужскому монастырю, а это разница – 15 километров. И когда мы пролетаем над Окой, мы видим, как во время больших половодий… Получается меандр, изгиб реки. И во время большого половодья река просто прорывает этот участок суши, спрямляя себе течение, оставляя старицу. И она постепенно потом или зарастает, или появляется какая-то протока, и она как-то питается, сообщается. Это интересно. Если раньше мы летали и просто говорили: "О, как красиво!" – то сейчас мы понимаем, что мы наблюдаем за тем, как Ока живет, изменяет свое течение, тем самым изменяя течение людей.

П.Д.: Скажите, пожалуйста, а в каких регионах России воздухоплавательный спорт наиболее развит? Потому что, когда мы готовились к этой теме, информации по этой истории очень мало.

Великие Луки являются столицей российского воздухоплавания. Рязань – его родина.

А.М.: Получается, что Великие Луки являются столицей российского воздухоплавания. Рязань – родина. Великие Луки Псковской области – туда мы традиционно приезжаем в начале лета. Все пилоты соскучились друг по другу, по этим соревновательным моментам. Там интересно летать. Затем – Дмитров, Подмосковье. В Дмитрове не только как спорт, а там еще и каждый день летают просто желающие полетать. И Рязань, конечно же, прежде всего и всегда. Если уходить дальше на восток, то это Кунгур любимый, Пермский край. И, наверное, район Ставрополья: Пятигорск, Железноводск и Ессентуки. Там красиво.

П.Д.: Александр, в начале сегодняшней программы мы показали сюжет из Санкт-Петербурга о клубе "Крыло ветра", о людях, объединенных одной целью – они объединены идеей парапланеризма. Кстати, они помогают подняться в небо в том числе и людям с ограниченными возможностями. Скажите, пожалуйста, а вам удавалось помочь людям, которые имеют определенные ограничения на земле, снять эти ограничения в воздухе?

А.М.: В этом плане Лев Борисович, мой отец… У него голова – это какой-то вообще котел, где варится столько мыслей! А потом оттуда – хлоп! – и выросла идея, допустим, организовать полет для людей с ограниченными возможностями. С нами летала девушка. Она легкоатлетка, но она легкоатлетка на коляске. И приходил еще молодой человек, пианист, слепой. И для него потрогать ткань, тактильные ощущения, замша… Знаете, когда наблюдали, что-то было прямо такое, какой-то ком подступал к горлу, потому что ты видишь это, а он это чувствует как пианист. И, наверное, какая-то у него мелодия играла в голове, не знаю.

П.Д.: Александр, летать одновременно интересно, красиво и опасно. В небе происходит разное. А могли бы вы сейчас вспомнить, когда действительно испугались, поднимаясь туда, наверх к небесам?

А.М.: Нет. Получается, что воздухоплавание развивает способность заранее все продумать. Конечно, на заре, когда только начали заниматься этим, была очень большая тяга к полетам. Соответственно, иной раз недооценка метеообстановки была, нужно было побыстрее сесть. Все было, условно, штатно, но страшно, когда ты взлетаешь, смотришь назад и видишь, как туча-кучевка развивается. Когда в первый раз я это увидел, я почему-то стелился по земле. Особенность такая, что туча тебя подсасывает под себя. И как бы ты ни пытался улететь, это невозможно сделать, потому что ты находишься…

П.Д.: Фактически зона турбулентности, да?

А.М.: Турбулентность незаметная. Ты являешься частью атмосферы, и тебя – оп! – с каждой минутой все больше и больше начинает…

П.Д.: Если страшно вам, я представляю, как страшно пассажирам.

А.М.: Никто ничего не понимал. Как только мы сели, пришел шквал, жуткий шквал с дождем. Сейчас, если мы взлетаем и видим такое, во-первых, не взлетаем. Во-вторых, если уж так получилось, что мы взлетели, то просто набираешь высоту у нижней кромки облака – и ты движешься с ним с одной скоростью, то есть оно тебя выдавливает.

П.Д.: Александр, где-то читал, что у воздухоплавательного спорта нет будущего: новые технологии скоро заменят все, в том числе и дирижабли. Вы разделяете это опасение?

А.М.: Тогда почему до сих пор сохраняется легкая атлетика, если могут все сесть на машины и то же расстояние проехать за 3,7 секунды? Спорт есть спорт. Это тот вид деятельности, как и любой вид спорта, который будет до тех пор, пока будут люди заинтересованы небом. А небом заинтересованы всегда. С незапамятных времен и до конца своей жизни всегда все равно человек будет стремиться увидеть землю с необычного ракурса.

П.Д.: Александр, большое вам спасибо. Вы сегодня для наших телезрителей открыли новые перспективы, которые дает нам воздухоплавательный спорт. Добро пожаловать на небеса!

А.М.: Да, летайте с нами.

П.Д.: Люди мечтали подняться к облакам с древних времен. Международным сообществом признано, что первым это удалось французским изобретателям в 1783 году. Они сделали огромный шар из бумаги, наполнили его горячим воздухом – и эксперимент состоялся. Именно этот опыт положил начало развития воздухоплавания. На сегодняшний день это не только развлечение и не только спорт, но и инструмент научных исследований.

У нас в гостях был Александр Маврин, пилот теплового аэростата и директор Федерации воздухоплавательного спорта Рязанской области. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск